Содержание:

Природа устроила жизнь детей таким образом, чтобы они получали отказы в исполнении своих желаний по несколько раз на дню. Но большинство из нас не может смотреть спокойно, как плачет ребенок, и мы готовы вылезти из кожи вон, лишь бы предотвратить его слезы. Нам кажется, что, когда мы оберегаем ребенка от возможного разочарования, мы демонстрируем ему нашу любовь. Так ли это на самом деле? И как научиться запрещать — для пользы того же ребенка?

Запреты в воспитании ребенка

Оказывается, когда мы не позволяем ребенку в полной мере пережить разочарование, мы тормозим развитие жизненно важного навыка, которым он должен пользоваться в дальнейшем на протяжении всей своей жизни: способности адаптироваться к любым жизненным условиям.

Родители должны помочь ребенку перейти через то, что психолог Гордон Ньюфелд называет Стеной тщетности. Ребенок должен в полной мере ощутить грусть и дать выход слезам. Только после того, как ребенок выплачется (при вашей поддержке) из-за того, что он не может получить желаемое, он сможет двигаться дальше — адаптироваться.

К содержанию

Отрицание, гнев, торг, депрессия и смирение

В 1969 году Элизабет Кюблер-Росс описала пять основных уровней горя: отрицание, гнев, торг, депрессия и смирение. Хотя изначально эти уровни относились к тем, кто пережил смерть близкого человека или страдал смертельным заболеванием сам, они в равной степени применимы к каждому, кто должен успешно справляться с любым видом разочарования и утраты.

Большинство детей начинают с отрицания, когда впервые сталкиваются с невозможностью получить то, что они хотят. Как родители, мы должны помочь нашим детям выплеснуть и пережить гнев, а не застревать вместе с ними на уровне переговоров (торга), к которым они будут прибегать, чтобы добиться желаемого результата.

Дети реально нуждаются в том, чтобы мы помогли им справиться с грустью (депрессией), в которую они погружаются из-за невозможности воплотить желание в жизнь. Когда мы находим нужные слова для выражения разочарования ребенка, мы помогаем ему двигаться навстречу смирению, или адаптации.

К содержанию

Ребенок и разочарование: 4 варианта развития событий

Давайте рассмотрим четыре возможных диалога между мамой и двенадцатилетней дочерью. В первом диалоге мама ничего не делает, и уже имеющий навыки жизнестойкости ребенок быстро адаптируется к ситуации или проявляет смирение. Во втором — мама ничего не делает, и ребенок становится раздраженным и агрессивным. В третьей версии мама пытается прогнуть мир под ребенка, лишь бы удовлетворить его желание (отбирая шанс на развитие у него жизненно важного навыка адаптации).

И наконец, в четвертом варианте мама помогает ребенку дать выход слезам и сделать шаг навстречу адаптации.

Сценарий: Дейзи подходит к маме с просьбой разрешить ей посмотреть телевизор. Поскольку уже очень поздно и пора ложиться спать, мама решает, что это не очень хорошая идея.

Вариант 1

Мама ничего не делает, и Дэйзи самостоятельно справляется с ситуацией.

Дэйзи: Ну так мне можно посмотреть это шоу? Пожалуйста? Пожалуйста!

Мама: Боюсь, что нет, дорогая.

Дэйзи: Черт. Ну и ладно. Пойду посмотрю, что надеть завтра в школу. Мы с Одри договорились одеться во все зеленое с ног до головы.

Мама: Звучит очень весело!

Дэйзи смогла справиться сама. Очевидно, у нее уже был определенный опыт, как справляться с разочарованиями, который и позволил ей быстро успокоиться и пойти дальше.

Вариант 2

Мама пытается оградить дочь от возможного разочарования, делая все возможное, чтобы та не наткнулась на Стену тщетности и не расстроилась.

Дэйзи: Ну так мне можно посмотреть это шоу? Пожалуйста? Пожалуйста!

Мама: Дорогая, я не думаю, что это хорошая идея. (Ребенок чувствует нерешительность родителя.)

Дэйзи: Да ладно, мам. Почему мне нельзя посмотреть?

Мама: Потому что уже поздно, Дэйзи, и завтра с утра тебе вставать в школу.

Дэйзи: Да встану я! Нет проблем, мам. Я посмотрю и сразу лягу спать, и завтра прекрасно встану.

Мама: Вообще-то я тебе уже разрешала посмотреть телевизор в понедельник вечером, ты перевозбудилась и не смогла заснуть в течение долгого времени. Ты разве не помнишь? А на следующее утро ты была очень уставшая и никак не могла проснуться.

Дэйзи: Ну мам, это было совсем не так. Я была уже взвинчена до того, как началось шок, потому что у меня было плохой день.

Мама: Ну, дорогая, я просто не думаю, что это хорошая идея. (Снова обратите внимание на нотки неуверенности.)

Дэйзи: Ты такая злая! Ты никогда не разрешаешь мне смотреть шоу, которые мне нравятся. Все остальные дети, которых я знаю, смотрят эту программу, кроме меня!

И диалог продолжается в том же духе. В конце концов Дэйзи несется в свою комнату, по дороге сметая ногой замок, построенный из конструктора ее младшим братом. Теперь расстроен и он.

Когда ребенок расстроен, он не в состоянии воспринимать ваши наставления, нотации и советы. Ребенок просто не может осмыслить, что вы ему говорите, и весь поток ваших слов, направленный на то, чтобы убедить его посмотреть на вещи с другой стороны, лишь усугубляет его состояние.
Представьте себе следующее: за формирование речи отвечает левое полушарие мозга, а за формирование чувств и эмоций — правое. Когда мозгом овладевает ураган эмоций, он просто автоматически отсекает доступ в левую, логическую часть, которая могла бы помочь ребенку разобраться в здравом смысле ваших доводов. В какой-то мере ваши попытки успокоить его при помощи логических рассуждений походят на стремление достучаться до человека через дверь его дома, когда дома его как раз нет. Вы просто оставляете ребенка наедине с самим собой в самый разгар эмоциональной бури.

Вариант 3

Мама пытается сделать все от себя зависящее, лишь бы оградить дочь от разочарования.

Дэйзи: Ну так мне можно посмотреть это шоу? Пожалуйста? Пожалуйста!

Мама: Ну... дорогая, я не думаю, что это хорошая идея, потому что программа закончится очень поздно.

Дэйзи: Да ладно, мам. Почему я не могу посмотреть? Все, кого я знаю, смотрят это шоу!

Мама: Ладно, я думаю, ничего страшного не случится.

Дэйзи: Ура! Спасибо, мам! Ты лучшая!

Перенесемся в утро следующего дня: Дэйзи никак не могла уснуть после просмотра этой программы. Она должна была еще в течение получаса в переписке обсудить все с друзьями, поэтому легла в кровать на час позже обычного, что привело к очень тяжелому пробуждению, скудному завтраку и постоянным пререканиям с матерью по дороге в школу.

Мама: Это последний раз, когда я разрешила тебе смотреть телевизор до ночи. Понятно? Каждый раз одно и то же.

Дэйзи: Я тебя ненавижу!

Дэйзи не смогла примириться с происходящим, и мама чувствует себя раздраженной, агрессивной и обиженной. А ведь ей самой не мешало бы упереться в свою Стену тщетности и избавиться от ложных убеждений, что дочь будет ценить и любить ее сильнее, если она будет ей все позволять.

Как научить детей справляться с разочарованиями

Вариант 4

Мама помогает дочери справиться с отрицанием, гневом, торговлей и депрессией, перейти сквозь Стену тщетности, и прийти к смирению.

Дэйзи: Ну так мне можно посмотреть это шоу? Пожалуйста? Пожалуйста!

Мама: Я знаю, что ты хочешь посмотреть это шоу, дорогая. Я вижу, что ты на это очень сильно надеялась.

Дэйзи: Надеялась... Надеюсь! Я должна его посмотреть! Все в школе будут смотреть кроме меня.

Мама: О, дорогая... я знаю, как это непросто быть единственной из всех.

Дэйзи: Никак. Я тебя ненавижу.

Мама: Я понимаю прекрасно, что ты на меня сильно разозлишься, если я н разрешу тебе делать то, что тебе очень хочется.

Дэйзи: Ты даже не представляешь, какая я злая. Так глупо, что ты такая строгая. Ты обращаешься со мной, как с ребенком.

Мама: Полагаю, это ужасно, когда я обращаюсь с тобой не так, как тебе бы хотелось.

Дэйзи: Я не шучу. Ты даже не представляешь, насколько меня это злит.

Мама: Мне очень жаль, что ты так разочарована. (Мама просто сидит рядом с Дэйзи, тихо, спокойно и терпеливо, давая дочери возможность почувствовать в полной мере свои эмоции и не пытаясь что-то исправить или отыскать какие-то аргументы.) Хочешь сказать мне что-то еще? Тебе кажется, что я слишком часто не разрешаю тебе делать то, что тебе хочется?

Дэйзи: (немного помолчав и подувшись, но все еще понимая, что мама находится рядом и слушает внимательно.) Ты просто обращаешься со мной всегда как с младенцем, мам. Не разрешаешь мне ложиться поздно спать. Не даешь носить одежду, которую многие мои друзья уже носят. Из-за тебя я себя чувствую так, как будто мне пять лет.

Мама: Должно быть, это очень непросто, особенно если тебе кажется, что ты не получаешь многое из того, что важно для тебя и что тебе интересно. (Обратите внимание, что мама разговаривает с дочерью, вовсе не соглашаясь с ее убеждениями и не пытаясь превратить их беседу в лекцию на тему того, почему она воспитывает свою дочь именно так, как она это делает.)

Дэйзи: Ненавижу свою жизнь.

Мама: (все еще сидя рядом с дочерью и внимательно слушая ее). Мне очень жаль, дорогая. Мне правда очень жаль, что все кажется тебе таким непростым.

Дэйзи: (шмыгая носом) Я просто все ненавижу. (Она начинает понемногу переходить от гнева и торга к депрессии, или грусти.)

Мама: Дорогая...

Дэйзи: (Начинает плакать, утыкаясь носом в маму. Она достигла Стены тщетности.)

Дэйзи: Не переживай, солнышко, мы с этим справимся. Я рядом, и вместе мы что-нибудь придумаем.

Мама утешает свою дочь без лишних слов, просто оставаясь с ней рядом, пока пройдет гроза. На следующий день настроение Дэйзи на удивление более веселое и спокойное, она кажется особенно открытой во взаимоотношениях с мамой.

В последнем варианте разговора мама не проявляет нерешительности или беспокойства относительно того, как отреагирует дочь на запрет смотреть телевизор. Она не акцентирует внимания на словах, которые произносит Дэйзи, и не увязает в ненужных разговорах. Но в то же время она не выступает с командирской позиции.

Истеричный и манипулятивный плач, или крокодиловы слезы, не имеет ничего общего с грустью. Девочка подросткового возраста, отвергнутая своими друзьями, может выразить агрессию, как отправляя им язвительные письма, так и бегая за ними повсюду в попытках уговорить их «принять ее обратно». Однако и то и другое означает, что она еще не достигла своей Стены тщетности и просто увязла на этапе торга с собственным разочарованием. Не достигает своей Стены тщетности и ребенок, который сразу начинает пускать слезу, полагая, что благодаря именно этому он сможет добиться желаемых результатов.

Если дети свято верят в то, что по-настоящему счастливыми они могут быть, только когда события развиваются исключительно угодным для них образом, они превращаются в «неполноценных» взрослых, неспособных справиться с ситуациями, выходящими за рамки их контроля, и безмерно страдающих от этого.

Родители, развивающие в детях важные жизненные навыки адаптации, преподносят им бесценный дар, снабжают средствами для достижения счастья независимо от того, соответствуют ли люди, события и обстоятельства их ожиданиям или нет.