Казалось бы, за два года кормления сына я узнала о грудном вскармливании все. Тем более что в самом начале путь наш был довольно тернист. И чтобы наладить процесс потребовались и новые знания, и определенная настойчивость. Но с рождением второго ребенка открылись новые нюансы в этом естественном, но все-таки непростом деле.

У моего второго сына, по словам неонатолога, был очень удачный старт. Самопроизвольные роды, отсутствие медикаментозного вмешательства, раннее прикладывание к груди. В палату мы с малышом приехали вместе на роддомовской каталке.

Молозиво у меня было, и от докорма я, естественно, отказалась. В течение всего времени бодрствования ребенок висел на груди. Конечно, я уже знала, как правильно вложить грудь в ротик малыша, могла контролировать правильный захват... Но это не уберегло меня от трещин сосков.

Считается, что если возникают проблемы с сосками, это однозначно – неправильное прикладывание. И я тоже была в этом убеждена. Раньше.

Грудь у меня довольно тугая, никогда в жизни ( ни с первым, ни со вторым сыном) я не нуждалась в прокладках для груди. Молока хватало, но лишнего никогда не было. А чтобы выдавить хоть каплю молозива, нужно прилагать немалые физические усилия. Малыш трудился исправно. Спустя сутки после рождения он уже наработал себе трудовую мозоль на верхней губке. А до моих сосков нельзя было дотронуться.

Я купила Бепантен, но ребенка ограничивать в сосании не спешила. Транзиторная потеря массы была велика, и лишать малыша калорийного молозива было бы непростительно, к тому же нужно было стимулировать грудь для того, чтобы поскорее пришло молоко. Увы, через силиконовую накладку кормить не получилось, и пришлось проявить все свое терпение.

Вроде бы изначально я все делала правильно – прикладывала ребенка по требованию, следила за тем, как он захватывает грудь. На каком же этапе произошла ошибка? Консультанты по лактации убеждены – готовить грудь к кормлению во время беременности не нужно. И, скорее всего, это справедливо для большинства женщин. Но в моем случае, когда молозиво густое, а грудь неподдающаяся, все же следовало позаботиться о своей груди заранее.

Я ждала прихода большого молока как избавления от своих страданий. Но заканчивались четвертые сутки – а молоко все не прибывало. В чем причина, я догадывалась. Дома со свекровью оставался мой маленький сынок. Не хочу вдаваться в подробности, но переживаний мне хватило. И когда ребенок в очередной раз просто отказался со мной разговаривать по телефону, нервы мои сдали. Весь вечер я проплакала. Потом все же заставила взять себя в руки: нужно было подумать и о младшем сыне. Мне очень не хотелось, чтобы от всех моих расстройств, усугубленных резким спадом гормонов после родов, пострадал мой малыш. И хотя изначально я не предполагала докармливать сыночка смесью, я впала в панику и пошла к медсестре детского отделения за бутылочкой.

- Ребенок ведет себя беспокойно? - спросила она.

- Да нет. Это скорее мне беспокойно...

- Значит, ребенку хватает. Придет доктор на обход, там и решим. А сейчас успокойтесь, все будет хорошо. Не сегодня-завтра молоко придет.

Бутылочку со смесью мне так и не дали. За что я очень благодарна персоналу. И, действительно, стоило мне успокоиться, уложить малыша и самой вздремнуть пару часов, как все встало на свои места. Я проснулась с полной грудью молока. Сынок с жадностью начал сосать, объелся, срыгнул и вновь принялся за еду. На следующий день его вес увеличился на 100 граммов, что при отсутствии прочих проблем послужило показанием к выписке.

Но ситуация с трещинами еще не разрешилась – нужно было время. По приезду домой я приобрела пустышку, хотя теоретически не предполагала давать ее ребенку в первый месяц, пока не установилась лактация. В этот период пустышка при неумелом использовании может нанести немало вреда, как это было у меня со старшим сыном. Но мне нужно было пару дней передышки для того, чтобы вылечить грудь.

Несколько дней мы просуществовали в следующем режиме. Я даю ребенку наполненную грудь, как только он доходит до заднего молока (минут через 5) – мне становится больно. Прикладываю к другой груди. После чего даю ему пустышку. Через час процедуру кормления повторяю. И так далее, в промежутках грудь продолжаю мазать Бепантеном. Этот способ позволил мне вылечить грудь за три дня. Не получая заднего питательного молока, малыш, за счет частых прикладываний, добирал количеством, а пустышка позволяла ему удовлетворять сосательный рефлекс.

Вскоре необходимость в экстремальном кормлении отпала, и мы вернулись к вскармливанию естественному. Теперь он сосет приблизительно раз в два-три часа, минут по 20. Молока прибывает ровно столько, сколько требуется. Не меньше, но и не больше. А к пустышке у моего месячного малыша вообще интересное отношение. У меня он ее не берет никогда. А вот в мое отсутствие у папы и у бабушки – всегда и с большим удовольствием.

Вот такие у нас в этот раз обнаружились подводные камни. Не даром в народе говорят: век живи, век учись.

Лариса Балан, La792005@narod.ru.