Содержание:

Энджи и Клинт — работающие родители двоих маленьких детей, которые не посещают детский сад. Чтобы иметь возможность присматривать за детьми, родители работают посменно, что, конечно, нелегко для поддержания супружеских отношений. Но, оказывается, главная причина конфликтов между ними — разный подход к уходу за детьми и своему свободному времени. Вот что удалось выяснить психологу, которая наблюдала за этой семьей в течение нескольких дней.

Уход за детьми - мужской подход

К содержанию

Уход за детьми: мужской подход

Половина третьего. В дом входит Клинт. Он выглядит усталым — встает в четыре утра, чтобы была возможность отпустить Энджи на работу во вторую смену несколько раз в неделю. И все же в нем чувствуется энергия человека, который спал всю ночь — в отличие от Энджи, которая несколько раз вставала к плачущему малышу, а также страдает от болей в спине.

Клинт подхватывает детей под мышки и спокойно выслушивает последние наставления. Потом он целует жену — это одновременно и приветствие, и прощание. Супруги обнимаются на мгновение, потом Энджи выходит, а Клинт усаживает годовалого Хавьера (дома его зовут Зай) в детское кресло у кухонного стола. Он достает из холодильника клубнику и начинает ее резать. Потом он дает ягоды малышу и трехлетнему Эли.

Его поведение резко отличается от поведения жены. Когда парой часов раньше Энджи готовила обед, она оставила после готовки веселый беспорядок — мальчики постоянно отвлекали ее, и она собиралась навести порядок позже. Клинт же действует методично и аккуратно.

— Я собираюсь готовить вам ужин. Что вы ели на обед?

— Курицу с сыром и спагетти. Только мне не понравилась курица.

— Почему?

— Она была слишком острая. Мне понравились спагетти.

Клинт закрывает холодильник и идет кормить собаку. Малыш сидит тихо. Он внимательно смотрит на клубнику и понемногу ест ее с хлопьями. Эли спускается вниз, чтобы посмотреть любимую видеопрограмму.

Клинт начинает разгружать посудомоечную машину. Закончив, он вытаскивает Зая из детского стульчика и присоединяется к Эли, который уже сражается с конструктором «Лего», пытаясь собрать машинку. Клинт помогает ему:

— Дай-ка я тебе помогу... Ну вот, тебе нужно соединить эти две детали.

Старомодная игра продолжается довольно долго. Клинт объяснил, что предпочитает играть с детьми перед ужином — тогда дети меньше сидят перед телевизором. А из игрушек ему больше всего нравятся конструкторы, из которых можно собирать что угодно. Игры с детьми явно доставляют ему удовольствие, но он смотрит на свой телефон.

— Я проверяю время, — объясняет он. — Пытаюсь сообразить, когда начинать готовить ужин, пока они еще не слишком устали и не будут капризничать.

К содержанию

Чем мамы отличаются от пап

Я наблюдала за Клинтом днем и вечером, мне было трудно не отметить, насколько разные они с женой — и насколько по-разному реагируют на них дети. Утром Зай устраивал истерику, стоило Энджи спустить его с рук. Ей это так и не удалось, хотя она могла бы попытаться настоять на своем. Клинт хотя и мягко, но сказал бы: «Зай не рассчитывает на то, что я возьму его на руки, если он захнычет».

Но если Зай будет плакать, то у Энджи разовьется чувство вины. Ей будет казаться, что она не делает для сына все, что должна, — она и без того расстраивается, потому что три-четыре вечера в неделю работает вне дома. Стоит детям почувствовать ее слабину, как они тут же ею пользуются.

Когда Энджи дома, она старается брать Зая на руки, не спуская его на пол и не усаживая в детский стульчик. Она все делает одной рукой, склонившись набок. Из-за этого у нее болит спина.

— То, что мне кажется проблемой, для Клинта проблемой не является, — незадолго до ухода сказала мне Энджи. — Он считает, что я слишком много беспокоюсь.

Главный источник стресса для Энджи — это дробление времени. Клинт же, по привычке и по темпераменту, относится к тем людям, которые умеют оптимизировать свое время.

— Если Энджи руководствуется чувствами или своим представлением о благе детей («Детям нужно гулять в парке! Им нужны разнообразные развлечения!»), для меня главное — это эффективность использования времени, — говорит Клинт.

В результате более тонко чувствующему родителю — в нашем случае Энджи — порой кажется, что партнер не несет своей доли ответственности. Второй же родитель — в нашем случае Клинт — считает, что интуитивный партнер чрезмерно эмоционален.

К содержанию

Муж и жена: распределение обязанностей

В начале каждого разговора с Энджи и Клинтом я просила их приблизительно оценить распределение домашних обязанностей. И чаще всего их оценки удивительно совпадали: Клинт почти полностью берет на себя готовку, а Энджи поднимается к детям по ночам, потому что Клинту нужно вставать на работу в четыре утра. Клинт чуть больше занимается уборкой, а Энджи — стиркой. Энджи делает больше покупок, берет на себя львиную долю покупок для детей, походы к врачу и дополнительные занятия с детьми. Клинт полностью берет на себя весь ремонт и хозяйственные вопросы, а также всю бухгалтерию. Оба партнера оценили работу друг друга практически одинаково, независимо друг от друга.

Единственной сферой, в которой возникли разногласия, была та, что беспокоила Энджи больше всего. Это уход за детьми. По ее оценке, она выполняет 70 процентов этой работы и не потому, что больше времени проводит дома. Она сказала, что ей приходится больше смотреть за детьми даже тогда, когда Клинт дома.

— Если мы оба дома, — сказала мне Энджи, — то все подгузники целиком на мне. Если Эли играет во дворе, то именно я постоянно его проверяю и убеждаюсь, что с ним все в порядке. Я слежу, чтобы дети не проводили слишком много времени у телевизора.

Кроме того, Клинт всегда умеет выкраивать куски свободного времени для себя, а Энджи это никогда не удается.

— В выходные он может два-три часа провести у компьютера, занимаясь своим хобби, — говорит Энджи. — А я недавно записалась на трехмесячный семинар, так никак не могла выкроить часа, чтобы выполнить все задания.

Клинт реагировал по-другому. Он сказал, что уходом за детьми они с женой занимаются поровну.

К содержанию

Вечер с детьми

Клинт на кухне готовит ужин. Он усаживает Зая в детский стульчик, а Эли забирается на кухонный стол рядом с братом.

— Чего вам хочется? — спрашивает Клинт. — Я могу пожарить цыпленка или приготовить креветок...

Он достает коробку из морозильника и показывает Эли.

— Я хочу только тост.

— Тосты для завтрака. Это не еда на ужин.

— Тогда я ничего не хочу.

— Вот почему тебе нужно было поспать днем, — говорит Клинт Эли и подхватывает сына на руки.

Эли гладит папу по щеке и впервые замечает щетину.

— Что это?

— Борода. Утром я забыл побриться.

— А почему у тебя борода?

— Она просто растет. У мужчин. Вот здесь. — Клинт указывает на подбородок. — Ты забыл про ужин... Что ты хочешь съесть на ужин? Если мы договоримся, то, может быть, ты успеешь посмотреть мультфильм.

Такой план Эли устраивает. Клинт отправляет его вниз, убирать игрушки.

Я спросила, всегда ли Клинт поступает именно так — сначала перекус, потом игры с мальчиками, потом ужин. Такой ритм кажется мне очень комфортным и удивительно эффективным.

— Чаще всего, — отвечает он, доставая последний стакан из посудомоечной машины. — Так у меня остается время для себя.

Маленькие дети - как найти время для себя

К содержанию

Как найти время для себя? Просто запланировать

Время для себя. Эта простая фраза показывает кардинальное отличие Энджи от Клинта — мам от пап. Клинт вернулся домой после рабочего дня и его главная задача (что вполне понятно) — занять детей и спланировать вечер так, чтобы получить возможность хоть чуть-чуть отдохнуть от них. Если для этого нужно выполнить работу по дому, пока дети еще не спят, значит, так и следует поступить.

— Когда дети заняты чем-то, что не требует моего вмешательства, — говорит Клинт, — я занимаюсь обычными делами.

Вот еще одна важная фраза «что не требует моего вмешательства». Большинству мам среднего класса, особенно работающим, подобная мысль даже в голову не приходит. Они болезненно воспринимают время, которое проводят не со своими детьми, поэтому считают себя обязанными постоянно заниматься детьми, когда находятся дома. А если они не работают... ну а зачем же они остались дома, как не для того, чтобы заниматься детьми?

А вот Клинт совершенно спокойно предоставляет детей самим себе, и никто не сможет обвинить его в том, что он их не любит. Мужчины скажут, что он просто защищает собственное время. Энджи никогда не относится к своему времени подобным образом.

Я спросила, почему у него больше свободного времени, чем у Энджи.

— Наверное, потому же, почему она покупает все детские вещи, — ответил он, чуть подумав. — Когда у нее появляются деньги и она тратит их на себя, то тут же начинает терзаться чувством вины. Если же она тратит их на детей, то все в порядке. То же самое со временем.

К содержанию

Уход за детьми: развлекать или присматривать?

— Думаю, мне хотелось бы так поступать, — сказала мне позже Энджи, — но чувство вины не дает. Мне хотелось бы пойти в книжный магазин, в кино, побыть самой собой. Но я не делаю этого...

— Если бы я сказал тебе: «Хорошо, отдыхай, а я возьму на себя всю заботу о наших детях. Но буду делать это по-своему», — говорит Клинт, — то, боюсь, ты продолжала бы руководить мной с дивана.

— А что значит по-твоему? — спросила Энджи. — Включить телевизор и позволить детям делать что угодно? Или отвезти их куда-нибудь?

— Все зависит от ситуации. Если мне нужно сделать что-то по дому, убраться, вымыть посуду и приготовить ужин, то вполне можно включить детям телевизор. Я бы сумел занять их, пока ты отдыхала бы. С ними все было бы в порядке. Но я не стал бы постоянно развлекать их.

Вот почему Клинт считает, что выполняет половину работы по уходу за детьми. Он считает уходом за детьми и те ситуации, когда он занят одним делом, а дети другим, если с ними все в порядке.

А вот Энджи считает себя обязанной целиком погружаться в их мир. И она сама в определенной степени виновата в увеличении своей нагрузки.

К содержанию

Хорошие отцы и хорошие матери: в чем разница?

Появление ребенка заставляет мужчину более активно заниматься семейными делами, но точного критерия, какого участия будет достаточно, не существует.

Хорошие отцы не загружены чрезмерными культурными ожиданиями относительно того, что можно считать хорошим родительством, а что нет. Хорошие отцы менее сурово относятся к себе, не стремятся к совершенству в уходе за детьми («Посиди на своем стульчике, пока я разгружу посудомоечную машину, хорошо?»). Это вовсе не означает, что они любят своих детей меньше, чем их жены. Это не означает, что их меньше заботит судьба своих детей.

После нашего знакомства Энджи сказала, что дома ей гораздо тяжелее, чем на работе — а ведь работать ей приходится с шизофрениками и психопатами, порой даже с буйными. Клинт же, который работает в офисе, говорил, что ему труднее на работе.

— Мне пришлось учиться быть менеджером, — сказал он. — Мне постоянно нужно приспосабливаться к чужим стандартам. А дома я могу устанавливать собственные стандарты и сам определять, что и как нужно делать.

А вот Энджи говорит, что никогда не знает, правильно ли она поступает. Когда я спросила ее, хорошая ли она мама, она ответила мне одним словом:

— Иногда.

Она ошибается. Энджи прекрасная мама. Если бы она поняла, что может сама устанавливать стандарты для себя, то ей стало бы гораздо легче.