— Не хочу идти, дурацкая эта тренировка, — мой младший сынишка начинает свой утренний концерт.

Вставать надо рано — в девять утра, и для нас это непосильная проблема. Но все равно, подчиняясь обстоятельствам, совершив все утренние процедуры и выпив чай, мы собираемся и выходим из дому.

Последние дни февраля преподносят нам массу сюрпризов. В январе погода была неприлично теплая, и поэтому зима решила отыграться на нас в феврале.

Ночью был мороз около двадцати градусов. Снега выпало немного — сантиметров на десять- пятнадцать. Под ногами скрипит и хрустит, воздух искрится от изморози. Щеки Андрюшки становятся розовыми, а потом красными. Нам до школы идти минут пятнадцать, сын все еще ворчит:

— Зима дурацкая. Папа, когда мой день рождения?

— Остался еще целый месяц, сейчас февраль кончается, а у тебя в конце марта день рождения.

— Опять холодно, щеки замерзли!

— А ты потри перчатками щеки и все, —  смотрю, как сын, потерев щеки, продолжает разглагольствовать...

— Папа лето, когда начнется?

— Ну, спросил, так спросил. У нас и зима то еще толком и не начиналась: так, фикция одна была. То в октябре снег с морозом был, то январь весь теплый практически. Только сейчас зима показалась.

— А лето когда будет?

— Еще весна должна прийти, три месяца. А там и лето подойдет. Три месяца с хвостиком — сто дней, значит.

— Сто дней? Ничего себе, долго ждать.

— А ты и не жди. Смотри, какая прелесть, — я скатал снежок и залепил им в стенку ближайшего дома...

Через полтора часа возвращаемся домой. Настроение будущего чемпиона кардинально меняется. Рожица, хоть и немного уставшая, но довольная. Энергия из моего сына так и хлещет через край.

Утром было довольно-таки холодновато, поэтому собаку я не стал брать с собою. А сейчас, ближе к полудню, немного стало потеплее, и наша такса Рикки весело бежит наперегонки вместе с сыном по дорожке домой.

Время к обеду. Значит, надо собираться в школу — портфель, форму, проверить уроки. Андрюшка уроки делает вечером под присмотром мамы. И, поскольку они уже давно приготовлены, осталось только проверить стишок, дорисовать картинку и все. Есть еще полтора часика свободного времени.

Тут сын опять задает сакраментальный вопрос:

— Пап, а что мне на день рождения подарят?

— Ну, спросил так спросил! Эндрю, совесть имей. Кто же заранее спрашивает о подарках? Это же ведь подарок, и никто не должен знать что ему подарят.

— Ага, а я хочу чтобы мне трансформеров подарили.

— Вот заладил, что мы с мамой подарим, то и подарим, — и, видя погрустневшую физиономию сынишки, я добавил, — хотя и не исключено, что это будет новая модель трансформера.

— А наша Рикки уже большая, а?

— Ну, ей, в принципе, полтора года уже есть, по людским меркам лет так двенадцать — пятнадцать, можно смело давать. Значит, еще не очень взрослая.

— А летом почему тепло, а зимой холодно?

— Ну-у, летом солнышко к нам ближе летает, а зимой подальше. Поэтому зима холоднее...

Время до школы быстро пролетает, отвожу сынишку в школу. Жена — сама учительница, раньше нас в школу убежала. Старший Алешка, наоборот, пришел домой с учебы. Мне позвонили долгожданные клиенты. Иду работать.

Зимний день короток. Не успел оглянуться, а уже вечер. Жена с младшим вместе пришли из школы. То да сё. Домашние хлопоты. Ужин, вечер. Семья у телевизора. Проза бытия.

Алешке утром рано вставать, поэтому в половине двенадцатого он уже ложится спать. Ну а мы, как образцовые родители, вместе с женой пытаемся младшего уложить спать вслед за старшим. Но мечтать, как говорится, не вредно. Маленький хитрован начинает сочинять коварный план "Как не ложиться спать". И придумывает миллионы причин, чтобы оттянуть этот самый момент укладки в кровать. Нет, поначалу все идет, как и положено: расстелена кровать, потушен свет, Андрюшка почистил зубы и...

"Мама, — через пару минут, когда мы думаем, что сын уже спит, в гостиной появляется хитрющая рожица, — что-то тут у меня поцарапано и болит".

Показывает жене какую-то невидимую мне царапину. Моя несравненная сразу же начинает активную деятельность, ватку, бинтик, мази, зеленка. Сынишка с довольным видом, выставив "раненую" коленку, восседает на кресле и смотрит телевизор. Процесс лечения царапинки продолжается минут десять. Потом надо дать зеленке подсохнуть.

Наконец Андрюха отправляется в кровать. "Ну, наконец-то, чадо пошло спатеньки", — думаю я, присаживаясь на диван поближе к жене. Можно подумать о чем-нибудь возвышенном и благородном, совместно с дражайшей половинкою. Но не тут-то было. Из детской доносится опять: "Мама, сказку расскажи..." А до лета и в самом деле осталось сто дней...