Жил-был дед. И была у него коза. Пасти ее на лужайке перед домом дед стеснялся — больше никто во всем городе коз не держал. Поселил он ее на балконе, правда, блеять шёпотом научил не сразу. Но коза-таки научилась — умная была. А до того, бывало, что ни вечер — соседи звонят в дверь:

— Афанасий Петрович! Кто это у вас там блеет? Да так громко! Детки уснуть не могут.

— Ах, простите, мои уважаемые. Это я, тугоухий, передачу смотрю, а наушники надеть забыл, — оправдывается старик через маленькую щелочку, а потом — шасть на балкон: посмотрит на козу жалостливым взглядом, она и замолчит. Но совсем молчать не могла — ведь она была настоящей козой, а не игрушечной. Пришлось учиться блеять шепотом. Нелегко быть городской козой!

Одному старому волку в далеком лесу тоже жилось скучно, и он подумал: "Надоело зайцами питаться, пойду-ка в город — полакомлюсь непослушными детками". Надо сказать, что настоящие волки в город не ходят, но наш волк всего лишь выдуманный, да и зубы у него тупые, усы обломанные, бока тощие, а характер — наивный. Направился он прямо к детской площадке. Велико же было его недоумение, когда все дети вдруг разбежались по домам. Лишь одна маленькая девочка, с плюшевым зайцем в руках, всё же подошла:

— Даже не притворяйся доброй собачкой, — грозно сказала она. — Я знаю — ты волк. Угощайся! — сунула ему в пасть плюшевого зайца и убежала.

— Ишь, шустрые! — пробормотал волк, выплюнув безвкусную игрушку. — А умные какие! Таких за бочок не утащишь...

Побрел он в задумчивости по вечернему двору. Вмиг опустели скамеечки с бабушками, скверик с молодежью. Забрался было волк на детскую горку, поднял морду к небу и набрал в грудь воздуха, чтобы завыть от тоски, как вдруг...

— Ме-е-е-е... — донеслась до его слуха сдавленное козье пение.

"Вот кем я полакомлюсь! Уж это точно добыча не игрушечная, а голос у неё сиплый — никто не помешает мне хорошенько поужинать", — решил волк. Прислушался, подкрался, принюхался... Никогда прежде не лазал он по пожарным лестницам. Но голод не тетка.

— Ме-е-е-е! — закричала коза во весь голос, увидев перед собой серого волка.

Вскочил с кровати дед, ворвался на балкон, схватил волка за загривок, взял веревку и привязал серого: "Утром с тобой разберусь, дружочек", — сказал и вернулся в теплую постель, думая, что спит и видит волка во сне. А волк и коза — самые настоящие — по разным концам балкона сидят, глядят друг на друга исподлобья.

— Не вздумай шевельнуться, — шепотом угрожает коза. — У меня рога острые, копыта тяжёлые — мало не покажется.

Волку делать нечего, надо выкручиваться.

— Коза, а коза, — жалостливо шепчет волк. — За что ж ты на меня злишься? Я ведь неспроста к тебе на балкон забрался.

— Конечно неспроста. Съесть меня хотел!

— Да нет, что ты. Я и в городе-то случайно оказался. А как услышал твое пение, так и подумал — дай погляжу, кто так красиво поет? А как увидел, влюбился... Улыбался я тебе, а не скалился! Думал — женюсь, в лес с собой уведу. Только сказать не успел...

— Что ты! — оживилась коза. — Волки на козах не женятся!

— Это как так — не женятся?

— У коз родятся козлята, у волчиц — волчата. А у козы с волком кто родится? Разве что рогатые волчата или клыкастые козлята. Хоть ты и отважен, но замуж за тебя не выйду.

А волку только того и надо. Стал он выть тихонько:

— О, горе мне! Пострадал ни за что...

Проснулись соседи, стали деду в дверь звонить:

— Афанасий Петрович, что за безобразие? Из вашей квартиры теперь не козье блеянье, а волчий вой доносится! И так уж детки еле уснули — волк им на детской площадке померещился. Немедленно откройте дверь — мы хотим убедиться, что волка у вас нет, как и козы!

— Проходите, пожалуйста, разувайтесь только, — отвечал дед спросонья.

Услышала все это коза и сжалилась над волком, перерезала веревку острыми рогами. Недолго думая, волк прыгнул за борт. Летит и думает: "Интересно, какой же это был этаж?".

Тем временем, на балкон шагнули ночные гости.

— Действительно, никакого волка нет, — задумчиво протянула соседка слева Ольга Ивановна.

— А коза-то есть! — воскликнула соседка справа тетя Шура.

И все обратили внимание на скромную козу, тоскливо поглядывающую вниз.

— Возьмите у меня парного молочка для своих деточек, — сказала она, улыбнувшись заботливым мамам. — Вот увидите, сегодня они будут спать особенно сладко.

Обрадовались детишки, получив по чашке козьего молока, и уснули с улыбкой. Снились им замечательные сны.

Уснул и волк, с трудом доковыляв до своей норы.

— Уф-ф, — думал он. — Ну и денек! — Плюшевым зайцем подавился, едва не женился на козе, да еще и все бока себе отбил. Где это видано, чтобы волки летали с четвертых этажей? Больше в город ни ногой! Да и зайцев есть как-то больше не хочется. Стану вегетарианцем.

Уснул и дед, довольный собой:

— Завтра же выведу козу пастись на улицу. Соседи про нее теперь знают, зря я стеснялся их познакомить. То-то детишкам будет радость! И как я раньше не догадался угощать их молоком?

Уснула и коза:

— Все ж не столь я одинока даже на этом маленьком балконе в огромном городе. Пришел и ко мне жених! Жаль только, что волк... Но ничего — будет и на моей улице праздник: встречу однажды настоящего козла.