Несомненно, дети — цветы жизни, и рассказывать о них можно бесконечно долго. Только цветочки нынче совсем не лютики-одуванчики, а генлисеи-росянки...

Мой трёхлетний сын предложил поиграть в игру. «Ты будешь серым волком, а я — козлёночком», — определил он роли. Будучи доверчивым и наивным человеком, я согласилась. Ничего не предвещало беды. Сын стал бегать, «испуганно» кричать, я, как и полагается серому зубастому волку, начала его догонять. Затем, набегавшись, «козлёночек» заскочил в маленький домик на детской площадке и закрыл дверку. «Страшный волк» подошел к дверке и, следуя закону жанра, постучал...

— Кто там? — спрашивает «козлёночек».

— Я злой зубастый серый волк, я в козлятах знаю толк, — уверенно произношу, наклоняясь к двери. Пауза... Такая, не предвещающая ничего хорошего пауза.

И тут «козлёночек» издаёт жуткий крик «кийя» и бьет ногой в дверь. Соответственно, дверь открывается и ударяет меня по лбу. От неожиданности лишаюсь дара речи, но уже становится страшно. Это какая-то неправильная сказка, какой-то неправильный козлёночек. Все идёт не по сценарию... Пячусь назад. Думаю: может, я что-то перепутала, забыла или правила игры изменились?

«Козлёночек » вылетает из домика и начинает мутузить несчастного волка, который, собственно, ничего и сделать ещё не успел плохого. Короче, пришлось волку признать собственную несостоятельность и капитулировать, дав обещание никогда не обижать маленьких «козлят».

И ведь даже обижаться не на что и не на кого: получается, справедливость-то восторжествовала, и злой волк вроде наказан. Только непонятно, за что я, собственно, пострадала?