Психологическая готовность к школе... О ней так много говорят родители и педагоги! Но как понять тонкую детскую душу? Как заглянуть в потаенный мир ребенка и помочь ему избавиться от страха перед неизвестностью? Можно попробовать прочитать сказку...



Папа, мама, Никита и Лариска возвращались с моря домой. Машина то взбиралась по горной дороге, то бесшумно катила вниз. Слева был крутой обрыв, покрытый зарослями ежевики и шиповника. Справа дорогу подпирала гора, сложенная из кремовых слоистых камешков. Она была похожа на торт "Наполеон". "Наверное, такой едят великаны, которые живут в этих местах!" — подумал Никита.

Море, мелькнув последний раз ослепительно-голубой каймой, исчезло из вида. Было грустно. Никита молча забился в угол на заднем сиденье машины. Высокие горы, покрытые сосновым лесом, незаметно уступили место пожелтевшим холмам. Исчезли полосатые виноградники. Постепенно, как ковры-самолеты, улетели куда-то поля. На дороге стало пестро от машин. Громадные окна рекламных стендов приглашали то в гипермаркет, то в аквапарк. Приближался город с его многоэтажками, перекрестками и мигающими светофорами.

Квартира показалась Никите огромной после деревянного домика, в котором они жили на берегу моря. Из зеркала вместо Никиты глянул загорелый до чумазости чёртик. Раздался звонок. Никита открыл дверь.

— Выйдешь? — около двери стояли Костя и Миша.
Никита вопросительно посмотрел на маму.
— Никита, я отпускаю тебя на полчаса, — мама отглаживала Ларискино платьице.
— Ну, ма-ам! — захныкал Никита, — а почему так мало?
— Сегодня мы идем на школьный базар.
— На базаре школы продаются? — вставила свое слово Лариска. Она пыхтела, надевая на Барби купальник. Кукла собиралась ехать на розовой машине "купаться в море".
— Нет, моя детка! — мама погладила Лариску по голове. — Там продаются учебники, тетради, ручки. Мы должны собрать Никиту в первый класс.

Никита вздохнул. Идти в школу было страшновато. Однако говорить об этом он стеснялся.

Выяснилось, что, пока Никиты не было, на школьном базаре все успели побывать. Мишка похвастал новым портфелем с магнитной защелкой. А Костя вытащил во двор линейку с далматинцами. Если линейку поворачивали в одну сторону, щенки то подмигивали глазом. Если разворачивали в другую — высовывали язык...

— Никита! — мама и нарядная Лариска стояли у подъезда.
Никита быстро распрощался с ребятами.

На школьном базаре было людно, как на пляже. Только все были в одежде, и поэтому всем было жарко. Мамы и бабушки, обмахиваясь самодельными веерами из тетрадных листков, деловито листали новые учебники. Папы проверяли на прочность "молнии" пеналов. Дедушки выбирали карандаши поострее. Все взрослые были так увлечены, словно им самим предстояло идти в школу.

— А у вас есть тетради в косую линию? — обратилась мама к продавцу. "Зачем мне такие тетради с неправильными линиями?" — не успел подумать Никита, как кто-то ущипнул его за ногу. Никита посмотрел вниз. Никого! Под столом были только стопки тетрадей в оберточной бумаге, перевязанные веревочками. Мама уже приценивалась к маленькому глобусу. Никита покрутил его вокруг оси. Глобус замелькал морями и реками, и вдруг снова Никита почувствовал прикосновение чьих-то крохотных пальчиков.

— Лариска! Ты чего щиплешься? — повернулся Никита к сестре.
— Это не я щиплюсь, — надула губы сестра.

Никита посмотрел еще раз по сторонам. И полез под стол. Там, прямо на стопках тетрадей, сидело необыкновенное существо. Вначале Никита принял его за игрушку. Это был маленький человечек со вздернутым носиком, смешливым ртом и черными глазками. На нем была клетчатая курточка — тоненькая, словно сделанная из тетрадного листа. И такие же, только полосатые, брючки.

— Это ты меня щипал? — насупился Никита.
— Да! Я тебе кричал-кричал, а ты меня не слышишь! — виновато сказал человечек и вытащил из кармана курточки крошечный блокнотик.
— Ну, давай знакомиться? Я — гном. Фамилия моя — Школьный.
— Интересная у тебя фамилия, — сказал Никита, которому мама не разрешала смеяться над смешными фамилиями, — а я — Никита Каширин.
— Тоже неплохая фамилия. Сытная, — Гном облизнулся.

Он полистал свой блокнотик.
— Есть!
— Что? есть?
— Ты есть! Вот, читаю: "Никита Каширин. Первоклассник".
— Правильно! — удивился мальчик.
— Ты идешь в первый класс? Значит, тебе полагается подарок! — гном сделал отметку в блокнотике.
— Подарок? — еще больше удивился будущий первоклассник.
— Да. Вот, прими от Школьного Гнома!
Человечек ловко вскарабкался по тетрадкам, забрался с головой в синий пакет и с трудом вытащил оттуда какое-то длинное брёвнышко, завернутое в бумагу. Никита взял подарок двумя пальцами и развернул его. Это была обыкновенная ручка: синяя, с белыми полосками. На боку была надпись: "Пиши красиво!"
— Спасибо! — сказал Никита.
— А теперь — распишись в получении! — гном протянул Никите блокнотик.
— Ой! А я не умею расписываться!
— Не переживай! Пиши смелей!
Только Никита приблизил ручку к бумаге, как она сама, быстро и аккуратно написала Никитину фамилию.
— Странно! Я ведь только печатными буквами могу.
— Это непростая ручка. Она — с секретом, — улыбнулся Школьный Гном. — Стоит ее поднести к бумаге — и она сама пишет красиво.
— Вот это да! Спасибо за подарок!
— Учись на здоровье! Только ручку не теряй! — гном попрощался и исчез, словно его и не было.
Никита выбрался из-под стола.
— Что ты там делал? — удивилась мама.
— Да так, — пробормотал Никита. — от жары прятался.
Дома, пока мама выкладывала покупки на стол, Никита писал новой ручкой. Стоило ему поднести ее кончик к бумаге, как — о чудо! — слова появлялись сами собой.

— Мама, смотри, как у меня получается!
— Ну-ка, ну-ка, покажи! О, да ты у меня молодец! — похвалила мама.
— Мама, можно, я немножко погуляю? — сгорая от нетерпения показать ручку друзьям, попросил Никита.
— Хорошо. Только потом сложи свои вещи в портфель, — разрешила мама.
Ручка произвела на Костика и Мишу неизгладимое впечатление. Особенно после рассказа Никиты о Школьном Гноме. Каждый из них написал несколько слов. И довольный Никита положил ручку в карман.
— А давайте на горке кататься! — предложил Костя.
Мальчики пару раз съехали с горки. Сначала сидя, потом — на животе. Подразнили двух кошек. Повисели на турнике. А потом Никита вспомнил, что его ждёт мама.
Папа уже вернулся с работы и ужинал.
— Папа! Посмотрит, как я писать научился! — закричал с порога Никита и полез в карман за ручкой. О, горе! Ручки в кармане не было! Зато в подкладке обнаружилась дырка.
— Что, что случилось, Никита?! — бросилась на помощь мама.
— Да найдется твоя ручка! — узнав о беде, ободрил Никиту папа.
— А она, наверное, дома, — сказала Лариска.

И все посмотрели на письменный стол. Действительно: ручка, синяя с белыми полосками, лежала на столе. Никита взял ее в руки.
— Ничего не понимаю! Я ведь положил ее в карман! — Никита продемонстрировал дырку.
— Склероз у тебя, батенька! — папа похлопал Никиту по плечу.— Ну, давай, показывай, как ты писать научился!
Никита взял лист, удобно пристроил ручку между большим и средним пальцами: И вдруг заметил, что надписи "Пиши красиво" — нет!
— Я: Я еще немножко потренируюсь, — мальчик растерянно захлопал ресницами.
Это была другая ручка! Наверное, ее купила мама, пока Никита беседовал с гномом! Делать было нечего. Пришлось Никите брать тетрадь и тренироваться. Писать палочки. Потом — крючочки. Через неделю стараний он научился выводить слова. И скоро мамина ручка стала писать лучше, чем та, с секретом. А учительница Тамара Павловна написала в тетради Никиты: "Пишешь красиво. Молодец!" И поставила пятёрку.

Ольга, violats@rambler.ru