Будильник вспугнул сон - такой хороший и уютный, словно мурлыкающий в ладонях котенок. Наяву осталось ощущение тихой радости и строчка каких-то стихов:

Глаза, в глаза плывущие,
Глаза, глаза зовущие...

Юлька уже привыкла к раннему трезвону будильника и приучила себя сразу вскакивать с постели - не то на работу опоздаешь. Работа, не ахти какая для девушки - дворник ЖЭУ, но со своими плюсами.

После техникума положение сложилось безвыходное: из общежития выписали; большим предприятиям диспетчеры не требовались - шла перестройка. Мать за три года, что Юлька училась, успела квартиру пропить и отбыть в неизвестном направлении. Спасибо, тетя Валя, мама однокурсницы, сказала, что у них в ЖЭУ дворникам жилье дают. И Юлька пошла в дворники. Несколько раз порывалась работу поменять, но комнатка с кухней - пусть казенная, но совсем отдельная и в полном ее распоряжении - удерживала.

Метла привычно выводила "ширк, ширк, ширк", а Юлька улыбалась своим мыслям. Ясно же, откуда это тепло в душе. Вроде пустяк, а все преображается.

Накануне мела, как всегда, свой участок, и вдруг:
- Девушка, который у нас час?
- В Москве семь часов десять минут, а у нас - восемь десять, - созорничала, а глазами с ним встретилась - и вдруг такая теплая волна... Смотрели друг на друга и смеялись... После каждый пошел по своим делам, а тихая радость осталась.

Однообразное ширканье метлы сегодня явно мешало.

"Глаза - в глаза - плыву-шие..." - нет, было совсем не так в том сне.
"Глаза (раз-два-три, раз-два-три)
в глаза плывущие".

А если метлой пореже? "Ширк-два-три, ширк-два-три". Ага, теперь не мешает, может. Удастся вспомнить стихи из того убежавшего сна. Надо только сосредоточиться.

"Ширк-два-три,
Глаза,
в глаза плывущие,
(ширк-два-три)
Глаза,
Глаза зовущие...
(ширк-два-три, ширк-два-три...)

Ага!

"Они
в толпе встречаются
И рас-
стаются вновь..." - так, так!
(ширк-два-три)
"Случайность
притяжения,
Иллюзия
сближения,
Обман
мгновенной радости,
Надежда
на любовь".

Вспомнила-таки! Вот это да! Как же здорово-то!

Юльке часто случалось писать стихи - к юбилеям и просто к семейным событиям; такое могла завернуть - все только ахали. Ее и в школе, и в техникуме, а теперь и в ЖЭУ все называли "наш поэт". Могла она и для себя зарифмовать какое-то впечатление. Но чтобы вот так, на одном дыхании, из глубин какого-то сна... Подобное случилось впервые. У Юльки словно крылья выросли.

"...Случайность притяжения,
иллюзия сближения..."

- Мать, ты что это метлой кренделя выписываешь? Ноги кому-нибудь переломаешь!

Валентина. Ее считают боевой - скажет, как припечатает. Спасибо, крепким словцом не хлестнула, а то потом весь день как в грязи ходишь.

Юлька остановилась и оглянулась. На пыльном асфальте виднелись следы от метлы. Действительно, кренделя. Кружилась, что ли?

Надо заканчивать скорее. Совсем уже светло, народу прибывает. Через одного будут поучать, что дворникам надо вставать пораньше, а не пылить, когда люди на работу идут. Ну, не так много уже осталось.

Метла выводила привычную песенку: "Ширк-ширк-ширк". А который час? Половина девятого. Настроение стало портиться. Юлька пыталась уговорить себя: "Сейчас вернусь домой, умоюсь, причесочку сделаю. Квартирка, хоть и без удобств, но вода прямо у калитки. Можно и чистоту поддерживать, и прихорашиваться".

Уговоры не помогали. Глаза начало пощипывать.

"Разревись тут еще, дурища! Хватить о глупостях думать! "Надежда на любовь" у нее! Случайный прохожий время спросил - ну и что? А смеялся, потому что чучело ты гороховое! Этот плащ пыльный, берет. А уж рукавицы! Что-то ноготь цепляется, не сломала ли?"

Юлька остановилась, стянула уродливую рукавицу и озабоченно осмотрела ногти. Вроде нет, но надо будет сразу обработать.

- Девушка, который у нас час?
- В Москве - семь часов тридцать пять минут, а у нас - восемь тридцать пять. На работу опаздываете? - сколько глупостей успела наговорить!

Наконец решилась, оторвала взгляд от часов.

"Глаза,
в глаза плывущие..."

Елена Ивановна Панфилова, varvara@dtc.syzran.ru