Шаги большого человекаСынуля родился зимой. И хоть и говорят, что зимние дети крепче и здоровее летних, был он очень слабым, да еще и получил травму при родах. Малыш родился синеньким, глаза заплыли, дышал плохо. Как уже потом объяснил мне один хороший врач, отек стал толчком для разрастания аденоидальной ткани. Нос у Коли практически не дышал, а это стало причиной еще одной неприятности – все инфекции сразу прямиком через рот попадали в его организм.

Он сразу стал болеть: болеть практически без перерывов на "здоровые дни". А тут еще по законам невезения и с участковым врачом не повезло. Она искренне считала, что у всех новорожденных деток "сопят носики" (да еще и сопли ручьем текут круглый год, и храпят они, видимо, по ночам как медведи тоже все).

Потом зайка упал по папиному недосмотру, и участковая, которой я тщетно жаловалась "на какую-то странную мягкую шишку" и на очередной насморк, с энтузиазмом и дикой настойчивостью отправила нас на вторую прививку АКДС. Котенок ночью чуть не задохнулся, пришлось вызывать детскую неотложку. Приехавшие медики очень сильно удивлялись, почему ребенок с гематомой на виске до сих пор не в больнице, да и кто "такому сопливому" прививку додумался сделать. Так вот и "везло" ребенку на всем первом году жизни, а потом... потом врачи ему поставили астму и еще кучу сопутствующих заболеваний.

Нашелся, наконец, добрый доктор, который мне - человеку очень далекому от медицины объяснил, что если у малыша постоянная обструкция, то это серьезно. Он же и рассказал, как лечить, как защищать от раздражителей. Легче нам стало, но совсем немного – я, по крайней мере, перестала бояться, что сынуля задохнется. Купила ингалятор и кучу других средств для купирования приступов. Помогало все временно и обычно не надолго.

Потом мы переехали. Местные врачи засомневались в диагнозе (вы что, его купили для того, чтобы в армию не ходить?) и решили дальше ставить эксперименты на ребенке. А проблема была в идеальных анализах – по ним получалось, что сын вообще не болен, а просто здоров как мамонт (только вот вымерли они почему-то, видимо, от глистов). Нам назначали кучу экзотических анализов (ведь иммуноглобулин же не повышен, а, следовательно, ребенок болеет вовсе не астмой). Мы обследовались на всех глистов, каких только наука выявила у человека, на грибок, на инфекции (хламидиоз, цитомегаловирус, герпес и прочую ерунду). Все снова было просто замечательно.

Но все же со временем мы нашли "своего" врача – она и поверила, и наблюдать стала, и лечение подбирать подходящее.

И вот только когда Коле уже было шесть лет, я прочитала статью про генетические заболевания, и решила узнать у нашего аллерголога подробности. Совпало то, что и она тоже решила обследовать сына на генетику. По ее мнению то ли строение тела у него такое (что легкие постоянно зажаты), то ли он болен генетическим заболеванием (муковисцидозом).

Почитала я в Интернете про заболевание и сильно загрустила – получалось, что ребенок практически обречен на постоянную жизнь на лекарствах и капельницах.

А у нас еще и вышло так, что из трех проб хлоридов пота две были выше нормы. Раньше бы нам уже поставили диагноз при таком раскладе, дали инвалидность и пожизненное обеспечение лекарствами, но...

Сейчас медицина шагнула вперед и для постановки диагноза этого оказалось мало, а стало необходимо сдавать кровь на генетические мутации. Пока кровь отправили для исследования в Санкт-Петербург, ребенку пришло время выписываться из больницы после очередного обострения и идти в школу – в первый класс.

Муж отнесся к этому с большим энтузиазмом и решил, что раз Колька уже такой взрослый, то пора вести его в разные кружки – пусть гармонично развивается, пусть чем-то интересуется, тогда и времени на жалость к себе не останется. Сынуля сам выбрал себе музыкальный кружок. Я радостно поддержала его выбор, ведь музыкальные распевки и дутье во флейту или трубу – это тоже своего рода дыхательная гимнастика.

Сюрпризом для меня оказался их совместный выбор второго кружка – они решили, что Коля пойдет еще и на джиу-джитсу (японская борьба с болевыми и удушающими приемами). Я даже, кажется, испытала небольшой шок. Как такой слабый ребенок будет заниматься спортом? Как я могу спокойно его туда отпускать, если ему в любой момент может стать плохо после удушающего приема? А кроме того у нас уже был не очень удачный опыт занятий спортом (плаванием). Но сын горел энтузиазмом – ему очень понравилось кимоно для занятий, и он уже хотел себе такое. Я не стала спорить, решив, что со временем он сам откажется от этой затеи.

Первые тренировки прошли неудачно – Коля баловался, кувыркаться и отжиматься у него получалось хуже всех, тренер его ругал. Я уже почти вздохнула с облегчением и поняла, что эксперимент, кажется, не удался. Но тут вмешался муж – он провел жесткую беседу с ребенком, объяснил, для чего вообще люди занимаются спортом, для чего занимаются единоборствами, да и подлил масла в огонь тем, когда сказал что Колька сможет не только всех своих обидчиков победить, но и защитить своих женщин (маму, сестру, девочку).

Шаги большого человекаСынуля стал дополнительно заниматься дома под руководством нашего доморощенного тренера, да и на общих тренировках стал стараться. Через некоторое время он стал делать маленькие успехи, поборол одного из мальчиков. Тренер обратил на Колю внимание, стал его подбадривать, показывать ему новые упражнения, а на осенних каникулах пригласил его принять участие в соревнованиях белых поясов (самая первая, младшая ступенька). Мой малолетка как-то сразу приободрился и даже повзрослел, я даже начала думать, что не зря он, наверное, занимается.

Он так ждал этого дня, готовился, собирал кимоно, позвал болельщиков... Но... Как всегда опять одно маленькое "но" может испортить все планы. Ночью Колька снова заболел, задыхался и кашлял. Я просидела час у его постели – поила лекарствами, растирала, да и потом еще несколько раз подходила (то ингалятор, то капли, то спрей в нос). Утром он вскочил и засобирался, муж подошел и сказал, что больного не поведет – пусть сидит и дышит через небулайзер.

Такое разочарование на лице ребенка не выдержала бы ни одна мать – и я тоже не выдержала. Я взяла ингалятор, собрала вещи и... повезла сына на соревнования. А там нас ждало то, чего мы не предусмотрели – все мероприятие должно было продлиться вовсе не 2 часа, а почти пять. После жеребьевки боролись по очереди все весовые категории, и для выявления победителей понадобилось несколько раундов через приличные отрезки времени. Зато я стала самым активным болельщиком младшей группы – ведь я переживала за своего сына.

Первый бой был для него очень сложным – он забыл снять носки, и они все время скользили по татами, Коля чуть не проиграл из-за носков, да еще и кашель периодически отвлекал его. Но последний бой был для него намного сложнее – ведь боролся он с очень опытным и сильным мальчиком, который занимается уже не первый год. После боя сын, чуть не плача, сел на скамью рядом со мной и сказал: "Он ударил меня в нос – это нечестно!" А я ответила: "Зато ты выиграл у него!!!"

Слезы потекли по Колькиному лицу – он так и не успел понять, что занял первое место. Его наградили медалью – простая железка, покрашенная в золотой цвет, но для нас она стала намного больше, чем простая награда. Я поверила в силы собственного ребенка и, возможно, первый раз поняла, что какой бы диагноз ему не поставили – мы будем бороться, и мы победим.

На награждении тренер объявил: "Коля Большаков – самый младший наш участник, новичок и будущий "черный пояс!"

kolbol (Алина), alozon@nm.ru.