Каждая мама — очень умелая. Потому что умеет жить жизнью своего ребенка, видеть его глазами и чувствовать его сердцем.

Когда я пришла в дом малютки, чтобы удочерить годовалую малышку, у меня уже было трое своих детей, и я считала себя очень умелой мамой. Вспоминаю нашу первую встречу с дочкой: настороженный взгляд из-под бровей и отчаянный вопль, когда нянечка оставила нас наедине. Девочка билась в истерике и страшно меня боялась. Тщетно я пыталась отвлечь ее — горе малышки было бесконечным.

Стоит ли говорить, какой огорченной я ушла. Поразмыслив, я решила, что отличать своих от чужих в годовалом возрасте — отличное умение и лишь показатель интеллекта. Я приходила каждый день в одно и то же время. Постепенно девчушка перестала плакать, но подолгу внимательно смотрела на меня, слушала мой голос. Я носила ее на руках, мы смотрели в окно, и я обещала ей, что скоро по этой дороге мы уедем домой.

Вскоре передо мной встал вопрос: как предъявить ребенку папу? Ведь в доме малютки мужчин дети не видят, и ребенок может испугаться. Тогда я пришла к доченьке с фотоальбомом. Мы рассматривали фотографии нашего дома, нашего папы, будущих братьев и сестер. Работники дома малютки смеялись потихоньку над моими странными идеями, пожимали плечами. А девочка день за днем слушала рассказы о добром папе. Вскоре на свидание пришел папа. И дочка сразу же пошла к нему, протянула навстречу руки. Она его знала!

Даже за то время, пока мы посещали ее в детском доме, в развитии малышки произошел огромный скачок: она начала ходить, говорить первые слова. Наконец мы забрали дочку домой.

Когда к нам в гости пришла моя мама, она застала ребенка, раскачивающегося и бьющегося спиной и головой об спинку дивана, вид был отсутствующий. Это были прелести адаптации. Мама вышла из комнаты, она была в шоке.

Нужно было найти выход — как помочь ребенку успокоиться. В такие моменты я садилась и брала ее на руки лицом к себе. Сначала мы вместе покачивались. Я улыбалась, глядя в глаза девочки. Постепенно лицо ее теплело, уходила маска отрешенности. Наконец она улыбалась мне в ответ. Тогда я начинала тихонько смеяться и подмигивать ей, мы уже не покачивались. В ответ я слышала радостный лепет. Тогда можно было ее отпустить и переключить на игрушки или книжки.

Малышка очень быстро отучилась "качаться". И от осознания своей небольшой победы я чувствовала крылья за спиной.

Сейчас моя доченька подросла. Это очень жизнерадостный, прекрасно развитый ребенок. У нее отличная память, чистая речь. Она добрая и милая девочка, мамино солнышко! Конечно, были и другие проблемы. Но все они решались одним — любовью. Все проблемы отступают перед любовью. Любовь и есть самое главное умение мамы.