Итак, мы в пятом. Что у нас в активе? "Хорошист", ну, или почти "хорошист". Единственная тройка, выставленная классной за последний год "началки" (исключительно из вредности), картины не меняет. Об этом мы писали здесь.

У каждого появился вполне реальный шанс начать всё с чистого листа, а потому жизнь настаёт светлая и простая. Теперь-то уж всё будет по-другому: чище, светлее, лучше. Наверное. А может быть, и не будет. Каждый из нас когда-то надеялся на лучшее, переходя из начальной ступени в среднюю параллель. Сколько раз мы слышали от старших: потерпи, сынок (дочка), вот перейдёшь в пятый, все будет по-другому. Прошло двадцать с хвостиком лет, из четвёртого в пятый идут наши дети, и мы, точно так же, как когда-то и нам наши родители, им говорим: вот потерпи немножко, скоро всё изменится. Только вот вопрос, в какую сторону это "всё" должно измениться, в худшую или в лучшую? И что нужно сделать и учесть, чтобы изменения были позитивные? Давайте разбираться.

Переходя в среднюю параллель, каждый из ребятишек тащит за собой "хвост" своих бывших "подвигов", причём не просто "хвост", а хвост документально зафиксированный и заверенный подписью бывшей классной руководительницы и печатью школы. Написать развёрнутую характеристику на каждого из своих бывших учеников обязан каждый учитель, выпускающий четвёртый класс. Это должностная обязанность, и избежать её не удастся никому. Другое дело, какое место будут занимать в этой бумаженции позитивные черты характера маленького человека и негативные (так сказать, в процентном отношении), но то, что будут присутствовать и те и другие, сомнению не подлежит.

Для чего нужна такая характеристика? Скорее всего, для того, чтобы новый педагог смог сэкономить массу времени, получив всё и сразу, а не тратить его на многомесячные разбирательства, пытаясь понять что к чему. Одно дело, если эти бумажки, уложенные в алфавитном порядке в папку, так и останутся лежать мёртвым грузом. Это если у новой классной хватит ума оставить их непрочитанными. Если же нет, отношение к вашему ребёнку вольно или невольно начнёт формироваться у новой учительницы уже до встречи с классом. Конечно, мы, взрослые люди, прекрасно понимаем, что относиться ко всем детям одинаково воспитатель (он же в начальной школе и преподаватель) попросту не может. Не показывать различий в своём отношении — да, пожалуй, это возможно, но любить всех одинаково — это вряд ли. Хотим мы или не хотим, но это предвзятое отношение выливается на бумаге, официально именуемой характеристикой, и идёт с нашим любимым человеком всю его школьную жизнь, кому-то помогая, а кому-то сильно её осложняя.

Ну, допустим, ангел держит над вашими детишками крылышки, и по какой-то причине новая классная не читала характеристик предыдущей. Повезло, скажете вы? Вряд ли. Если уж говорить по правде, никакие бумажки не заменят личной беседы людей, а уж чего-чего, а бесед в школе предостаточно. А что вы хотите, коллектив-то женский. Да, начальная школа — некое государство в государстве, своего рода Ватикан, куда вход простым смертным закрыт. Существует специальный "малышовый" этаж, куда старшие ходят исключительно в целях наведения порядка на переменах, то бишь дежурства. Но все мы люди, все мы человеки, и яркие эмоции, перехлёстывающие нас (неважно, позитивные или негативные), всегда должны найти выход. И что из этого следует? А то, что любой мало-мальски яркий эпизод малышей обсуждается школой точно так же, как и эпизод, касающийся жизни "старших".

За полных четыре года, как бы ребенок ни старался вести себя ровно, он так или иначе покажет свой характер "от" и "до". Возможно, некоторым особо одарённым личностям и удастся отсидеться в тени, но на это особенно рассчитывать я бы не стала. Наши дети ведут себя в школе совершенно иначе, нежели дома, и порой мы даже не можем предположить, какие они в социуме. Но то, что не такие, как дома — это точно, это я могу вам сказать абсолютно достоверно, благо мой двадцатилетний опыт преподавания позволяет это сделать. Иногда нам даже не приходит в голову, что может вытворять наше чадо, ведущее себя дома тише воды ниже травы. И заметьте, не за каждое прегрешение, не за каждый чих вас будут вызывать в школу, ибо, если дёргать родителей, ежедневно демонстрируя им характер их ненаглядного чада, ни на что другое этого самого времени просто не останется.

Но так или иначе, о наших детях согласно их поведению, прилежанию и пр., составляется определённое учительское мнение, передающееся из уст в уста методом "беспроводного телеграфа". Поверьте, никакие бумажки, написанные учителем для папки, трижды запечатанные и подписанные высоким начальством, не создают вашему ребёнку репутации так, как устная оценка учителя, проводящего с ним чуть ли не целый день. На переменах, в столовых, раздевалках и педсоветах учителя говорят и говорят о детях, навешивая на них ярлыки раньше, чем они переступят порог средней школы.

Как с этим бороться? Да никак. Конечно, можно выходить на уровень администрации, что-то доказывая и прикрывая ребёнка крыльями своей родительской любви, но, кроме того, что вы прослывёте неудобным скандалистом, ничего из этого не выйдет. Нет, я не предлагаю вам молчать, если вы считаете, что вашего ребёнка незаслуженно обижают. Пожалуйста, идите и разбирайтесь, и будет даже лучше, если вы проясните обстановку, расставив все точки над "i", но мой вам совет: сначала выясните все обстоятельства, заставившие поступить учителя так, а не иначе, потому что, находясь вне стен школы, вы стопроцентно не можете знать всех аспектов того или иного вопроса. Ещё раз вам говорю, наши дети дома, во дворе, в школе и ещё где бы то ни было абсолютно разные и в плане поведения, и в плане общения.

Сначала выясните все обстоятельства, заставившие поступить учителя так, а не иначе, потому что, находясь вне стен школы, вы стопроцентно не можете знать всех аспектов того или иного вопроса.

Ладно, давайте возьмём нейтральный вариант: ребёнок перешёл в среднюю школу, и сказать о нём плохого нечего, исключительно хорошее. Если ваш умничка сумел произвести на свою первую учительницу хорошее впечатление, а она отнеслась к нему с великой и искренней любовью, то его дела в начальной школе складывались замечательно, просто шоколадно. Чего уж там скрывать: детки, к которым у нас легла душа, пользуются в родном классе не только авторитетом, который нами же, учителями, между прочим, и поддерживается, но и некими льготами, к которым они привыкают чрезвычайно быстро. Действительно, если оценка ребёнка достаточно спорная и если есть возможность поставить ему вместо тройки четвёрку с минусом (а то и с двумя, никогда не встречались?), то почему бы этого и не сделать? В самом деле, почему бы не поддержать и не простимулировать старательного ученика?

Интересно получается. А почему мы тогда не стимулируем всех? Почему мы, поддерживая одних, топим других? Да всё предельно просто. Если человечек нам импонирует, то мы лишний раз закроем глаза на его промах и лишний же раз подчеркнём его успех, а если нет — утопим его без зазрения совести, выставив балл согласно государственным критериям. Ничего же в этом плохого нет, правда?

Нет, не правда. Попадая в пятый, такой "облизанный" и обласканный ребеночек, привыкший находиться под крылышком у своей "второй мамы", готовой защищать его от всего мира не хуже первой, биологической, попадает в среду, где ему не созданы подобные условия, и тут же "сдувается", как воздушный шарик, у которого перерезали фиксирующую ниточку. Оказавшись в непривычных для себя условиях, бывший "любимчик" теряется. Он страшно огорчён: по какой причине ему нужно снова доказывать то, что уже однажды он доказал? Мало того, что ему не зачитываются прежние заслуги, так ещё и доказывать всему миру, что ты гениальный и неповторимо хороший, придётся не один раз, а ровно столько, сколько преподавателей поставлены на параллель. Конечно, это непривычно, несправедливо и оттого вдвойне обидно. Светлый, замечательный мир, в котором он находился, рушится, а взамен не остаётся ничего. Всё, что составляло радость каждого дня, ушло, а взамен пришли лишь требования, к которым ещё нужно пристроиться, и масса незнакомых предметников, каждый из которых требует своё.

Кстати, о требованиях. Сколько учителей, столько и требований, и с этим маленькому человечку тоже сложно справиться. Раньше всё было ясно и понятно, каждый день одинаковые требования, предъявляемые одним и тем же человеком, повторялись из раза в раз, и вот теперь каждый преподаватель тянет одеяло на себя, считая главным именно свой предмет. Это, действительно, сложно. Кроме того, что нужно запомнить все имена фамилии и отчества, нужно ещё уложить в голову, какие тетрадки, учебные пособия и материалы к каждому уроку нужно иметь. И в средней школе уже не проходит номер с тем, что кто-то что-то не знал, забыл или перепутал. Первый триместр пятого класса переломный. Это время, когда каждый учитель "строит" детей под себя, опасаясь, что, если будет упущено время, второго шанса дисциплинировать класс и "построить" его под себя уже не представится.

Да, деткам очень тяжело, глаза разбегаются, и порой кажется, что объять необъятное просто не получится. Иногда информации становится так много, что ребёнок просто не в состоянии со всем этим справиться. Вот тут-то вы и должны помочь.

Старайтесь в первый год средней школы не пропустить ни одного родительского собрания, особенно в первой четверти. На каждое собрание ваш классный руководитель приглашает педагогов, ведущих в вашем классе учебные дисциплины, и они подробно рассказывают, что требуется от ваших детей, как строится урок, объясняют систему оценивания, оговаривают темы, которые будут звучать в ближайшем будущем. На родительские собрания стоит не только приходить, стоит записывать всё то, что на них говорится, не полагаясь на свою феноменальную память.

Приведу простой пример. На собрании учитель словесности заявляет тему, которую дети будут осваивать в ближайшее время. Текст, названный учителем, обязателен к прочтению. Это, конечно, не "Война и Мир" Толстого, но некая книга, объём которой не позволит прочитать её вечером на сон грядущий прямо перед уроком литературы. Возможно, случится так, что ваш ребёнок, закрутившись в вихре новых событий и впечатлений, забудет об этом задании начисто, вспомнив о нём только тогда, когда уже не будет физической возможности его выполнить. И вот результат. Его будет ждать разочарование в виде двойки или нескольких, и это будет зависеть от того, насколько долго будет "проходиться" произведение. Всего этого можно было бы избежать, если б вы его вовремя подстраховали и проконтролировали хотя бы наличие этого текста у него на письменном столе. Естественно, результат был бы ещё лучше, если бы вы могли обсудить понимание этого текста вместе с ребёнком, но тут уж как получится.

На самом деле, проблема "долгосрочного" задания, появляющаяся как раз на уровне пятого класса, для школьников, не привыкших этого делать, достаточно сложна. В начальной школе они получали задание, которое должны были выполнить на следующий день, максимум — дня через два-три, например, выучить те же стихотворные тексты. В пятом задача усложняется. Появляется задание, которое предполагает в своей основе сдачу его через неделю — две или вовсе через месяц. К примеру, задаётся "Бородино" Лермонтова. Задаётся оно целиком, без каких-либо купюр. Учитывая объём поэмы, задание даётся на неделю-полторы. Если у вашего ребёнка хорошо развита ответственность, то он начнёт его учить тут же, тем же днём, то есть вечером. Тогда он вполне спокойно, без каких-либо усилий, укладывается в сроки и избегает неприятностей, грозящих ему в случае невыполнения задания. Если чувство ответственности развито не настолько сильно, но имеется элементарное чувство самосохранения или, на худой конец, здоровой лени, предполагающей безопасный оборот событий, дело тоже поправимо. Но если нет ни того, ни другого, ни третьего, то всё может сложиться не самым лучшим образом.

Обнаружив домашнее задание, которое надо предоставить к следующему уроку и которое, естественно, не выучено, ребёнок, как правило, сначала впадает в ступор, а потом либо начинает учить, надеясь на свою гениальную память, либо не учит вообще, полагая, что учителя можно убедить подождать с выставлением неудовлетворительной оценки. Как правило, такой номер не проходит. Боясь распустить класс с самого начала, учитель в пятом, и особенно в пятом, не идёт на компромисс, предпочитая выставить закону двойку, дабы лодырю впредь было неповадно идти на подобную авантюру. Трюк с гениальной памятью тоже срабатывает нечасто. Это зависит от объёма и сути задания. Если, к примеру, стихотворение выучить будет не так сложно (в пятом для заучивания предлагаются простые, ритмичные тексты), то в случае с формулами в голове ребёнка наступит полный коллапс. Перемешавшись, все значки и буковки сольются в такую безобразную кашу, которую иногда разобрать удаётся только к старшей школе. Если удаётся вообще.

Кстати, мы совсем забыли о тройке, выставленной за конец четвёртого класса по одному из предметов (к примеру, по математике). Чуть более полугода назад, в мае, ситуация казалась однозначной: тройка была выставлена учителем исключительно из вредности и от нежелания пойти навстречу ребёночку. В предыдущей статье я уже объясняла, что это не так. Оценка — в большей степени сигнал родителям, а не ребёнку. Обозначив сложное место, учитель таким образом предупреждает нас, взрослых, о грозящей опасности нашему же ребёнку в пятом классе, но мы предпочитаем закрывать глаза на этот тревожный звоночек: авось всё как-нибудь сложится, авось следующий учитель будет не такой упёртый, как этот.

Напрасно. Наш русский "авось" ещё никого до добра не доводил. Тройка, выставленная в четвёртом, непременно вылезет в пятом. Только вот каким образом это случится, предсказать очень сложно. Хорошо, если она проявится именно тройкой, а если нет? А если это будет полноценной двойкой? Случается такое сплошь и рядом. Занятый всем на свете, ребёнок не способен уследить за всем одновременно, и тут ему снова требуется ваша помощь. Проследите за успеваемостью вашего ребёнка по предмету, вдруг захромавшему у него в четвёртом, проверьте лишний раз домашнюю работу, переговорите с классным руководителем или учителем-предметником и загляните с их разрешения в классный журнал. В этом нет не только ничего страшного, на данном этапе это просто необходимо. То, что рухнуло в начальной школе, обязательно вылезет на свет божий в пятом, это закон. И та пресловутая тройка, которая вас беспокоила как некрасивая циферка в годовом табеле, может доставить вам массу хлопот в будущем.

Ещё одна особенность пятиклассника — медленное написание букв. В пятом начинаются уроки-лекции, где материал излагается достаточно быстро и в больших объёмах. Конечно, для ребёнка это проблема, и большая проблема. Привыкнув записывать на уроке пять-шесть предложений, которые к тому же диктуются учителем медленно и внятно, ребёнок попадает в атмосферу, где материал излагается в больших объёмах и крайне быстро. Как результат быстрого записывания — изменившийся почерк, причём изменившийся не в лучшую сторону. Мой вам совет: пока ребёнок не привыкнет записывать лекцию быстро и, самое главное, грамотно, выделяя главное и опуская второстепенное, не стоит его заставлять переписывать все конспекты и просто классные работы. Учите его выделять главное, опуская второстепенное, это умение пригодится ему не только в школе, но и в институте.

Как этому научить? Это не очень сложно. Прочитав рассказ или очередную главу из книги (к примеру, перед сном), попросите его пересказать услышанное, но только в двух-трёх предложениях. Сначала у него будет получаться неважно, он то и дело будет перескакивать на не относящиеся к делу подробности, но постепенно всё пойдёт на лад. Или сходите с ним в кино, а после сеанса спросите его, как бы он передал смысл сюжетной линии фильма, если бы, например, в его распоряжении была всего одна страничка бумаги для письма к другу. Или одна минута разговора — тоже вариант. Превратите момент обучения в игровой эпизод, не объясняя сути и полезности выполняемого задания, так будет ещё лучше, ведь в игре любой человечек обучается гораздо быстрее и с большим удовольствием.

Существует множество способов помочь ребёнку в процессе его обучения в пятом классе, но главное здесь — помнить, что пятый — это переходный класс, мостик, очень важный и сложный для маленького человечка. На этом этапе он очень нуждается в вашей заботе и помощи, и то, как он пойдёт по школьной лесенке дальше, в большей степени на данном этапе зависит от вас и от вашего желания быть рядом.