Моей дочке Полине - шесть с половиной лет. Она родилась в Москве, живет здесь, Москва, Россия - это ее Родина. А у меня, так уж вышло, две Родины. Потому что родилась я - на Украине, в Россию меня привезли одиннадцатимесячной. Здесь, в России, я научилась ходить и говорить, пошла в школу, встретила первых друзей и первую любовь. Здесь похоронена моя бабушка - так появилась у моей семьи первая, и, к счастью, пока последняя могила в земле русской, московской. Но остальные могилы - там, на Украине. И там, в щедром и чудесном краю живут все наши родственники. Там, на берегу Днепра, прошла лучшая часть моего детства - все мои летние каникулы. Туда, на мою Родину и на родину наших предков мы (моя мама, моя дочка и я) и отправились на майские праздники.

Это было незабываемое, прекрасное путешествие! Десять дней вместили в себя встречи с многочисленными родственниками, застолья, поездку на шашлыки на дачу, гуляния по паркам и развлечения на аттракционах, прогулку на катере по Днепру, переезд на автомашине из Днепропетровска в Донецк, отдых по-летнему жарким майским днем на Донецком море. Для Полины эти десять дней были днями настоящего счастья: ее по-настоящему баловали многочисленные двоюродные бабушки и дедушки, с ней подружились и играли мальчишки - ее троюродные "дяди" и братья. Полька, наверное, никогда не забудет закат на Днепре, теплый песок под босыми ногами, моря сирени, пирамидальные тополя и роскошные каштаны, усыпанные цветущими бело-розовыми "свечами".

Но было в этом путешествие что-то трудноопределимое, и все-таки - самое главное, самое значимое. Это что-то - прикосновение к корням. К корням, без которых человек никогда не сможет стать прекрасным деревом, без которые он останется сухой травой, перекати-полем...Сейчас много говорят о возвращении к истокам, о связи прошлого и настоящего. Люди вспоминают о своем дворянстве, воссоздают генеалогические деревья. В нашем роду дворян не было. Но были Род, Клан, Предки. Донские казаки, украинские и русские крестьяне, православные священники и польские горожане, рабочие-металлурги, инженеры и шахтеры. Есть корни.

Конечно, ни до, ни после, ни в процессе поездке я не читала дочке лекций об истории нашего, то есть - ее, рода. Зеленые глаза моей малышки всегда широко открыты и зорко глядят вокруг, а чуткие ушки с удовольствием вслушиваются в разговоры взрослых - и этого вполне достаточно для "путешествия к корням". Вот это здание - роддом, где родилась мама (то есть я). Вот дом, где получили первую комнату в своей совместной жизни молодые бабушка с дедушкой. Вот эта сухонькая, не узнающая нас, впавшая в детство старушка (да, в книге нашего путешествия были и грустные страницы) - последняя из оставшихся в живых сестра прабабушки Полины - той, в честь которой названа Полина нынешняя. Вон на те сараи любили тайком лазить мама (т.е. я) и ее сестры, за что им частенько попадало от бабушки. А в этом дворе я однажды уронила в песок купленный по поручению мамы хлеб, хотела скрыть от взрослых столь прискорбное событие, но песок, что скрипел у всех на зубах, меня выдал...

Полька смеется над своей неуклюжей мамой. Неуклюжей, да еще не шибко грамотной: у одной родственницы сохранилось мое письмо следующего содержания: "Спасиба за тёлёграмму, а я ждала подарка". Дочка кладет цветы на могилу прапрадедушки и других родственников. Заходит в церковь, где венчалась прабабушка и пела в церковном хоре бабушка. И в другую, в другом городе - где крестили маму. Смотрит на место, где стоял дом ее прапрадеда. Слушает рассказы-воспоминания о людях, давным-давно ушедших, кровь которых течет и в ее жилах...

Когда мы вернулись в Москву, Полина, которая раньше, несмотря на мои рассказы о нашей родословной и русско-украинско-казацко-польских корнях всегда упорно заявляла, что она - русская, сказала: "Теперь я думаю, что я русская, но немного украинка". Дело, конечно, не в национальном самооопределении. Дело в том, что маленький человек "определился" с частью своей "корневой системы". Пройдет время, оно сотрет многое в памяти моей дочки. Но я уверена - куда бы не занесла Полинку судьба, она все равно останется деревом и не станет кусочком пыльной травы "перекати-поле".

Татьяна Попова, popova@reforma.co.ru, экономист.