(первую часть можно прочитать здесь.)

Предполагается, что половые различия в развитии способностей связаны с воздействием половых гормонов на формирование мозговых структур в пренатальный (дородовой) или пубертатный (половое созревание) период.

Хотя некоторые исследователи считают, что половые различия в зрительно-пространственных способностях возникают в подростковом возрасте, есть данные о том, что мальчики уже в 8-9 лет значительно лучше девочек используют зрительные опоры для ориентации в пространстве. И даже у более младших детей были обнаружены различия в понимании пространственных отношений. Когда в эксперименте шестилетних детей просили сконструировать трехмерную модель их школьной комнаты, то оказалось, что мальчики гораздо точнее справляются с заданием.

Среди учеников начальной школы различия в уровне математических способностей мальчиков и девочек незначительны, они начинают проявляться в подростковом возрасте и касаются в основном сложных форм математического мышления; с годами различия в уровне математической одаренности возрастают в пользу юношей. В то же время девочки, которые в младшем школьном возрасте мечтали об успехах в школе, о будущих достижениях, проявляли хорошие математические способности, в подростковом возрасте начинают мечтать о близкой дружбе, популярности, симпатиях окружающих.

Казалось бы, эти особенности развития способностей мальчиков и девочек легко объясняются воздействием половых гормонов на мозг подростка. Однако ряд исследований показал, что девочки, у которых уровень мужского гормона тестостерона в крови выше, лучше выполняют тесты на зрительно-пространственное восприятие, чем их обычные сверстницы. Интересно, что у мужчин зависимость обратная - чем выше уровень тестостерона, тем хуже выполняются задания на зрительно-пространственную ориентацию. В то же время, чем ниже у мужчины уровень андрогенов в крови, тем лучше математические способности. Это значит, что чем выше уровень мужского гормона тестостерона, влияющего на развитие первичных и вторичных половых признаков и "мужское" поведение, тем хуже выполняются тесты на выявление способностей, традиционно считающихся мужскими.

В 1961 году Р.Е. Стеффорд получил данные, свидетельствующие о том, что способности к пространственному воображению передаются от матери к сыну и от отца к дочери, но не от отца к сыну. Эти результаты заставили его предположить существование генетического механизма наследования пространственных способностей, сцепленного с полом. Однако факты, полученные позже другими исследователями, заставляют усомниться в существовании элементарной генетической основы половых различий в познавательной сфере.

Понятно, что только гормонального и генетического критериев недостаточно, чтобы ответить на вопрос об истоках половых различий в развитии интеллектуальных способностей.

В настоящее время активнее всего разрабатывается направление, связывающее половые различия в познавательной сфере с функциональной специализацией мозговых полушарий.

Био-социальный подход связывает универсальность патриархата, главенство мужчины в социальной жизни, значительно большую степень мозговой асимметрии у мужчин и относительную диффузность мозга женщин, высокий уровень невербального мастерства и зрительно-пространственной ориентации у мужчин и развитые вербальные способности у женщин с эволюционным процессом, а именно с гармонизирующей эволюцией.

Так, генетик и философ Н.П.Дубинин высказал гипотезу, что в ходе гармонизирующей эволюции селективные преимущества получили мужчины занимавшиеся охотой, проектированием и строительством защитных сооружений, а также воины, лидеры, руководители переселений, организаторы защиты, все те, кто обладал лучшими зрительно - пространственными способностями. Одновременно происходил естественный отбор женщин. В соответствии с принятой ими половой ролью матери, хранительницы очага и традиций, в воспитательницы отбирались индивиды, обладающие развитой социальной чувствительностью, различными приемами вербального и невербального общения.

Возникает вопрос: эволюционно оправданное различие половых ролей в социальной деятельности обусловило половые различия в развитии мозга или, наоборот, церебральные и психические половые различия детерминировали и различные роли?

Нейробиологами установлено, что половая дифференциация мозга не исключает его бипотенциальности. В мозге одновременно существуют две альтернативные системы: одна из них актуальная и определяет психический статус человека, а другая находится в пассивном, задавленном состоянии. При гормональном воздействии на определенные участки мозга можно вызывать как маскулинное, так и фемининное поведение. Следовательно, мозг содержит потенциальные возможности программирования поведения как по мужскому, так и по женскому типу.

Понятно, что общественные представления накладывают определенные обязательства на исполнение половых ролей мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, что не может не влиять на половую дифференциацию в развитии их способностей. В то же время, половые гормоны влияют на различия в органическом развитии мозга с самого раннего детства. Можно предположить, что имеется кольцевая зависимость между гормонами, мозгом, поведением и условиями воспитания.

В зависимости от того, в каком мотивационном стиле воспитывается ребенок, биологически предопределенные черты могут изменяться, в результате закрепляющихся в мозге новых форм поведения. Вес мозга младенца при рождении составляет лишь 40 процентов от веса мозга взрослого человека. Так как рост мозга обеспечивается за счет разрастания новой коры (высших отделов мозга), весьма восприимчивой к воздействию факторов среды и воспитания, то образцы поведения, закладывающиеся в детском и подростковом возрасте, влияют на формирование личности и способностей человека на протяжении всей жизни.

Интересно, что в пожилом возрасте, по мере того, как мужчины и женщины избавляются от своих ранневозрастных ролей, начинают проявляться способности, к которым ребенок был склонен с детства, но не мог реализовать из-за жесткого противопоставления "мужских" и "женских" ценностей. Нетрудно предположить, что в семье, где нет этого противопоставления, ребенок начнет развиваться в соответствии со своими склонностями, а не ожиданиями окружающих.

В 1985 году Т.Л. Хилтон суммировал результаты выполнения тестов на понимание пространственных отношений большой выборки американских школьников старших классов (общее число испытуемых более двадцати трех тысяч) и обнаружил, что юноши справлялись с ними значительно лучше девушек. Сравнение с данными аналогичного эксперимента, выполненного двадцать лет назад, показало, что различия между мужчинами и женщинами за этот период сократились.

По мере демократизации общества психические и интеллектуальные различия между мужчинами и женщинами становятся все менее заметными. Женская эмансипация и все больше набирающее силу женское движение приводят к тому, что женщины начинают заниматься "мужскими" делами, а мужчины "женскими".

Хорошо это или плохо? С одной стороны, если мужчины и женщины не созданы от природы для определенных ролей, а истоки половых различий в познавательных способностях лежат лишь в социальной деятельности людей, выполняющих различные половые роли, предопределенные требованиями общества, то смена половых ролей может привести к определенным социальным последствиям.

С другой стороны, если половые роли предопределены биологически, маскулинизация женщин и феминизация мужчин может повлечь за собой генетические аномалии.

Как сделать все, чтобы с самого раннего детства каждый ребенок мог развиваться в соответствии со своими склонностями, и в то же время не нарушался эволюционный прогресс, обусловленный раздельнополостью?

Ответ на этот вопрос пытается дать теория психологической андрогении. С этой точки зрения, в общественной и личной жизни наиболее адаптивны и продуктивны мужчины и женщины, гармонично сочетающие психологические признаки обоих полов, но при этом сохраняющие отчетливую половую идентичность.

Элла Прокофьева, prokofieva@beep.ru, детский психолог.