Сегодня я встала раньше, чем всегда. Солнце так и заглядывало мне в окно. А где-то с другого конца города находили черные тучи. Я быстро поставила чайник на плиту, села и начала ждать. Ждать пришлось не очень долго, но я почему-то постоянно поглядывала на него и прислушивалась к его странному шипению. Мой любимый красный чайник всегда или молчал, или свистел (в холодное время года), а сегодня вдруг взял и зашипел. Настал долгожданный момент, закипел мой драгоценный. Я наскоро сделала себе кофе и начала трапезу, без которой я не могла прожить и дня. Только после этого я умывалась, одевалась, подкрашивалась и шла на работу. Сегодняшний день этому не исключение. На работе все было как обычно, люди приходили, прихорашивались и уходили (а тучи тем временем находили и находили). Вскоре пошел сильный, но непродолжительный дождь. А когда дождь кончился, вышло всех согревающее и радующее солнце.

- Ба, знакомые люди! - воскликнула Светка. Светка - моя сотрудница, которая редко отвлекалась от работы, да еще и с такими вежливыми клиентами, на которых в наше время просто дефицит.

Я повернулась и увидела на пороге нашей парикмахерской своего возлюбленного с чемоданом. Он был весь мокрый, и такой красивый. Как я по нему соскучилась, эти десять дней его командировки показались мне вечностью. Он подошел, обнял меня и поцеловал так горячо, так страстно, что я позабыла обо всем на свете. Несмотря на то, что моя одежда стала мокрой, мне было так тепло, так уютно.

- Сашка, ты посмотри на меня, как же я буду теперь работать, я же вся мокрая! И все из-за тебя.

- Да плюнь ты на эту работу, ты можешь хоть раз один день посвятить мне. Или ты не рада меня видеть? - Он просто сводит меня с ума! Эти восточные глаза...

Но уйти с работы мне вряд ли удастся, тем более что Александра Александровна, моя начальница, сегодня не в духе. Александра... Саша... Правду говорят, что имя - судьба человека. В этой женщине нет ничего женственного, нежного, Александра Александровна напоминает мне робота: утром она уже на работе, вечером - еще на работе. Ни детей, ни мужа... только работа, вряд ли она меня поймет. Мое шестое чувство меня не подвело. Пока я разговаривала с начальницей, Саша ушел... Это показалось мне очень странным.

Господи, как же прожить эти два часа. Два часа... и я снова с ним увижусь, а главное, узнаю причину его столь быстрого ухода. Как в новогоднюю ночь люди ждут двенадцати, так я сегодня жду конца рабочего дня.

Вот я уже у дверей своей квартиры... поворачиваю ключ... и дверь лениво открывается.

- Не прошло и года, и я вернулась.

А в ответ - молчание.

- Саш, я пришла, ты где?

Такое ощущение, как будто бы здесь никого и не было до моего прихода. Чашка с недопитым утром чаем одиноко стояла на столике. Зная Сашу, я поняла, что он сюда не приезжал. Ну а где же он тогда? Куда он так спешил? Но все же в надежде что-то найти (сама не знаю, что), я осмотрела свою квартиру. Мой взгляд остановился на парфюмерном столике... Что-то там было лишнее. Аккуратный конверт опирался на мою любимую, привезенную мамой из Риги, вазу. Дрожащей рукой я открыла его, там лежал маленький, вчетверо сложенный листок, на котором крупными буквами было написано: "Прости. я не смог сказать тебе сразу. Прости..."

- Я тоже не смогла тебе сразу сказать, что я... жду от тебя ребенка. Но теперь это не важно, это будет только моя дочь, я обязательно назову Сашей. Я очень хочу, чтобы она была похожа на мою начальницу - сильная, мужественная, волевая женщина. Ее голова будет занята работой и только работой, никакой любви, никаких страданий. Единственное, что будет отличать мою девочку от моей начальницы, так это дети, так как дети - цветы жизни.

Александра Александровна, доченька моя, будь счастлива!!!

Ольга, olga_dubenko@rin.ru