Уже лет с девяти у родителей многих детей возникает мысль, что за некоторые телодвижения можно платить им деньги. И если сначала она (мысль) кажется довольно дикой, то постепенно все проникаются уверенностью, что заработанные, а не подаренные или выданные деньги — это круто и здорово.

"Папа, купи мне новую игру!" — "А почему бы тебе не заработать на нее?" Достойный повод, чтобы начать делать что-то осознанно, не только для забавы и развлечения, но и для извлечения доходов. Хорошо было во времена Тома Сойера разносить газеты и красить заборы. В наше время, да еще и живя в мегаполисе, приходится основательно напрягать фантазию, чтобы придумать себе способ заработать. Но ведь и во взрослой жизни нам приходится это делать, не так ли?

Начинать можно с небольших заданий, вроде уже упомянутого сбора стеклотары, с поправкой на современные реалии. Самое примитивное — смотать клубки для нового маминого рукодельного проекта. Продырявить тысячу листов дыроколом для папиного доклада. Главное — чтобы в задании сочеталась общественная польза и реальная необходимость.

Помните, в нашем пионерском детстве все собирали макулатуру? Мучились с ней страшно, обходили квартиры в своем и чужом подъезде, рисковали, тащили эти тяжеленные пачки рано утром на школьный двор (почему-то всегда была зима), стояли в очереди на весы, волновались, выпускали стенгазету и награждали победителей. А потом смотрели, как вся эта огромная куча горит, по приказу директора, потому что никому не нужна.

Я лично не знаю более эффективного способа отвратить детей от общественных работ.

А вот наши дачные соседи, вынужденные держать на участке троих внуков-погодков семи-девяти лет, решили проблему избытка свободного времени и энергии очень эффективно. Старый дом нуждался в покраске, но сначала его нужно было ошкурить. И дед назначил норму выработки и цену: 10 копеек доска. Мальчишки ныли, пытались отмазаться, но, получив на руки первую зарплату, взбодрились, и за месяц дом был ошкурен. Я, помнится, пригорюнилась над общей суммой, но дед тихонько сказал, что шабашникам он заплатил бы втрое больше. Это было еще в "до-таджикские" времена.

Мы ездили в трудовые лагеря, нанимались на четверть ставки в булочную, я продавала бублики с лотка на ВДНХ после шестого класса. Это было здорово, интересно, похоже на настоящую работу. Денег получалось немного, но они были заработанные, к ним и отношение было совсем другое.

Чем можно занять современных детей? Записать сто дисков с презентацией для раздачи на выставке. Отсканировать картинки. Мне сын забивал данные анкет в таблицы Excel. Так как это была часть моей работы, я просто заплатила из гонорара соответственную часть. Покрасить снаружи дом (привет Тому Сойеру снова), чтобы не нанимать работяг.

Вокруг нашего участка валандалась группа подростков, пять четырнадцати-пятнадцатилетних долгоногих и длинноруких гоблинов. Заняться им было решительно нечем, они, лениво перебрехивались, иногда пытались срывающимися басами вызвать на улицу своих подружек, чем мешали заснуть моей новорожденной дочери. В конце концов я не выдержала.

"Так, — вышла я из ворот, поза классическая: „руки в боки, и мне наплевать, на каком ухе у тебя тюбетейка“. — Ты, длинный, иди сюда. Совсем заняться нечем?"

"А че?" — в глазах одновременно испуг и вызов.

"Вот эту кучу дров видите? Переколите всю и уложите в поленницу. Заплачу".

Они не читали "Тимура и его команду", но радостно бросились к куче дров. Еще бы, наконец-то нашлось занятие. И инструмент я им выдала: не какой-то там дедовский топорик, а настоящий канадский колун на желтом топорище. Надо было видеть, как они под ним качались, пытаясь хилыми ручонками осуществить богатырский замах. В какой-то момент мне пришлось вмешаться, когда я каким-то чудом углядела, что один из них пытается "поддержать" падающее полено, пока другой замахивается.

Они пыхтели и потели часа полтора. Они уже забыли об оплате, им важно было победить эту злосчастную кучу дров. От денег они гордо отказались, я вынесла им огромный пирог с начинкой, они ели его стоя и обсуждали "как я круто замахнулся".

Еще хороший способ заработать — обналичивать металлическую мелочь. Трудовое участие в этом случае выражается в подсчете суммы и оттаскивании позвякивающего мешка в ближайший магазинчик, где согласятся обменять "золотой песок" на ассигнации.

Из опыта коллег: трое братьев, 4, 7 и 9 лет, собирали на море раковины-рапаны, сначала пытались ими торговать прямо на пляже, но быстро обнаружили, что эта ниша занята и конкуренты гораздо старше и сильнее. Тогда попробовали освоить рынок в дачном поселке, где проводили каникулы. Тоже провал — у белорусских пенсионеров продукт не находил спроса.

Удача улыбнулась им под Рождество: из рапанов, сосновых и еловых шишек, выкрашенных золотой и серебряной краской, большого количества труда и фантазии получились восхитительные елочные игрушки и рождественские венки. На ярмарке они расходились со свистом, невзирая на "взрослую" цену.

И еще одну историю я вспоминаю со смешанным чувством стыда и гордости. Ну и со смехом, конечно.

Это был наш первый визит в столицу Великобритании. До сих пор мы жили в маленькой деревушке и дальше соседних городков не выбирались, а тут собрались, взяли пятерых младших детей и поехали в Лондон смотреть развод караула перед Букингемским дворцом. Караул произвел не очень сильное впечатление, и мы пошли в дивный парк напротив дворца, гулять и расслабляться.

Мы вышли на красивую лужайку, на которой были расставлены ряды садовых кресел и сидело довольно много людей, явно чего-то ожидавших. Не успели подойти, как на лужайку вышел... военный духовой оркестр! Тот самый, что играл при разводе караула. Оркестр промаршировал в ротонду на лужайке и принялся играть венские вальсы, джаз и прочую прекрасную музыку. Публика была в восторге.

Наши мелкие девчонки (3 и 4 с половиной года) тоже обрадовались и пошли танцевать перед площадкой. Благообразные английские бабушки пришли в еще больший экстаз и начали аплодировать уже танцовщицам. И тут моя тринадцатилетняя сестра выкинула такую штуку: она дала четырехлетней Юльке литровый бумажный стакан из-под газировки и сказала: "Видишь, вам хлопают? Иди, подойди и скажи: "Мани, мани!"

За несколько секунд стакан оказался наполнен фунтовыми монетами. Страшно довольные, наши побирушки подскочили к нам и начали кричать: "Мама, мама, смотри, сколько денег!" Мы с моей мачехой готовы были сгореть от стыда. Пригибаясь, как под обстрелом, мы выбрались с концертной площадки и побежали к выходу из парка, каждую секунду ожидая свистка полисмена. Эти два обормота — сестра и брат — бежали за нами, хохоча во все горло.

Мы упали в какой-то пиццерии и пересчитали добычу — 40 фунтов с мелочью. Огромные деньги. Хватило на обед на шесть человек (ну, самая маленькая, грудная, не участвовала). Мы не могли найти слов, чтобы выразить детям наши противоречивые чувства. Так и ели эту шикарную пиццу молча.

Резюме. Покрасить стены, переклеить обои, набить текст, посчитать на калькуляторе... Да мало ли среднеквалифицированного труда, с которым могут справиться современные продвинутые дети? Репетиторство — традиционный источник дохода для старшеклассников с незапамятных времен, вспомните о нем. Следите только внимательно, чтобы ребенок не начал манипулировать вами — и радуйтесь трудолюбию чада.

Катерина Демина

Глава из книги "Дети и деньги"
Статья предоставлена Издательским домом "Питер"
Питер