Содержание:

К содержанию

Вступление

Когда я была беременной, то думала, что кормить грудью очень легко, что кормить грудью сумеет каждая девушка, даже если она ни разу этого не делала, ибо это заложено в природе. Я думала: "Вот родится малыш, и он сам приползет к моей груди, по запаху, и нежно приложится. Первые дни он будет кушать молозиво, а потом появится само молочко. И все у нас будет чудесно. Я буду кормить с наслаждением, почитывая художественные книжки, а в это время малыш будет сладко причмокивать и крепко спать, не отползая от тити". Но как показала реальность, это были лишь беременные мечтания. Первый месяц после родов я каждую миллисекунду твердила себе со слезами на глазах: "Иди вперед! Борись! Держись! И однажды получишь наслаждение от кормления грудью".

К содержанию

Первое прикладывание к груди на родовом столе

Победа будет за мной!Теплый комочек лежит на животе. Интересно, а почему он на меня смотрит уже больше 30 минут, а не ползет на запах молозива? Смотрит, изучает. О! Идет врач-акушер. Классно! Сейчас она нежно подтолкнет малыша, и он присосется к груди.

Врач берет малыша, активно пихает в титю — то в одну, то в другую, а потом сурово произносит: "Мамочка! У вас груди негодные для кормления! Как вы вообще с такими грудями рожать стали? О чем думали?" Я смотрю на малыша удивленными глазами, а малыш в ответ смотрит на меня и — заливается плачем. В это время врач резко сжимает мою грудь и насильно впихивает в рот малыша. А после произносит: "Хорошо, первые капельки молозива вроде попали ему в рот. Ой, даже не представляю, как вы с такими грудями будете дальше жить". Я лежу на родовом столе, сдерживаю слезы от обидных слов и мысленно разговариваю с малышом: "Всё у нас получится! Груди у мамы хорошие, самые красивые и самые молочные! Конечно, на одной груди есть сосок, а на второй этот сосок прячется. Но ведь это не главное. Я знаю. Я читала в книжках. Теоретически я подготовлена. Давай, малыш, когда ты захочешь кушать, ты сам подползешь к маме, откроешь ротик и начнешь кушать, нежно поглаживая язычком мамину грудь".

К содержанию

От молозива к первым капелькам молока

Победа будет за мной!В послеродовой палате мне дали строгий наказ: "Каждые 2 часа тормошить малыша и прикладывать к груди, чтобы он ел молозиво и активировал срочный приход молока". В одно из таких прикладываний зашла врач-педиатр и ахнула: "Мамаша, что же вы делаете! Бестолковая!" И как ущипнула меня за груди, что я аж вздрогнуть не успела от дикой боли.

И заворчала: "Сейчас шприцы принесу, начнете смесью кормить, а то малыш будет голодным у вас всегда. И вы никогда его не успокоите! Смотрите, как он у вас заливается! На весь этаж! И это посреди ночи!!! Одумайтесь, мамаша! Смесь и только смесь!" И спустя час принесла огромнейшие шприцы (3 шт.) с каким-то белым содержимым внутри, положила и скомандовала: "Насильно вливайте в ротик малыша по полшприца за раз (50 мл)". Я схватилась за голову, потеряла дар речи и плюхнулась на кровать. Но продолжила идти к молочной победе! Каждые пять минут я прикладывала малыша к груди и выдавливала капельки молозива на его крохотные губки. Я все смотрела и думала: "Как его ротик, такой маленький, и возьмет мою большую грудь? Как объяснить малышу, что ему надо очень-очень широко открыть ротик? Как его растормошить ото сна, чтобы он кушать захотел?" Это уже дома я увидела, что малыш действительно сам открывает ротик, когда хочет кушать. Он сам просыпается, когда проголодается, и при этом начинает чмокать язычком и дразнить мамины груди.

От паники, что малыш сам не берет грудь, я стала подчиняться словам врачей из роддома. В первые два дня после родов разные врачи, от педиатров до акушеров, продолжали щупать мои груди, ахать и возмущаться, пытаясь насильно запихнуть грудь в рот малышу и признавая меня не годной для кормления. После каждой такой манипуляции мой малыш пускался в рёв, а я — в псих. На третью ночь свершилось чудо: появились первые капельки молока. "Ура!" — ликовала я. И даже впервые улыбнулась: "Малыш справился! Активировал грудное молоко! Победа будет за мной!" Но недолгой была моя радость. Начался фейерверк в грудях.

К содержанию

Приход грудного молока

Победа будет за мной!В одно мгновение мои груди набухли и стали тяжелыми, как самые большие шары для игры в боулинг. Эти два шарика порывались вот-вот лопнуть. Я не знала, что делать. Я просто растерялась, так как к такому повороту событий меня никто не готовил. Любое нежное прикосновение к груди сопровождалось болезненными залпами внутри нее — я выкатывала глаза на лоб от боли. Малыш, учуяв аромат грудного молока, проснулся и начал требовать еды. Я предложила грудь, а он ещё громче начал командовать: "АААААААААА!" У меня начался внутренний псих: "И в чём тут кайф кормления грудью? Что дела-а-а-а-ать?"

Психовала целый час. Приставала к медсестрам, а они мне в ответ: "Прикладывайте малыша к груди, тренируйтесь, всё получится! Попробуйте накладки, если так не получается". Я тренировалась до слёз два часа подряд, пока малыш не угомонился сам. Он уснул голодным, так и не отведав первые сладкие капельки грудного молока. Я внезапно осознала, что пускать слезы мне некогда, а нужно пользоваться тишиной и налаживать грудное вскармливание. Сидела два часа в Интернете и изучала дотошно сайты про грудное вскармливание. Когда узнала, что на третьи-четвертые сутки именно так и приходит молоко к женщине (внезапно и сразу много), успокоилась. Уф, значит всё идет согласно природе. Потом сбегала в душ, освежилась и с улыбкой вернулась в палату. Приложила накладку, обняла крепко малыша, еще раз улыбнулась и нежно предложила покушать ему молочко. Малыш, не открывая глаз, сладко зачмокал. Ура! Я была спасена! Фейерверк грудей был погашен. А когда еще через два часа малыш разгрузил мне вторую грудь, то я полностью расслабилась и сказала вслух: "Кормление грудью — это офигенно круто!"

Для себя навсегда запомнила: "В грудном вскармливании, как и во всём, что связано с малышом, главное — расслабиться, успокоиться, улыбнуться и получать удовольствие!"

К содержанию

Наслаждение от кормления грудью с накладками и без накладок

Победа будет за мной!Приехав домой после роддома, я начала психовать и саму себя забивать в дальний темный угол словами: "Я — никчемная мать, раз не умею кормить малыша без накладок!" Я ревела ночами, а по утрам читала разные книжки, интернет, смотрела ролики на ю-тубе. Пробовала, вкладывала грудь, снова ревела и кормила с накладками. Пригласила в гости консультанта по грудному вскармливанию. После её ухода на душе становилось светло, но спустя два часа снова на глазах появлялись слезы. Так длилось две недели. А потом, проходя мимо зеркала, я посмотрела на себя, вытерла слезы, улыбнулась и сказала: "Ну и что, что с накладками! Я ведь кормлю грудью! Кормлю молочком! Ходят же люди в очках, и никто им не тыкает направо и налево, что смотрят не глазами, а стеклами. Накладки — это лишь девайс, облегчающий жизнь малышу! А раз он ест и растет, то я-то чего заморачиваюсь?! Кто-то и этого не имеет!" И далее я продолжила кормить малыша с помощью накладок, только уже без слез, а, наоборот, с улыбками и наслаждением.

На шестой неделе малыш сам стал просить грудь. И какое это оказалось блаженство, когда его глазки смотрят на меня удивленно, как бы вопрошая: "Мама, я все делаю правильно?" А у меня в это время текут слезы радости, я поглаживаю мягкую, пушистую макушку: "Молодец, сынишка! Умничка! Ты все делаешь правильно! Ты делаешь меня самой счастливой! Спасибо тебе, что стараешься!!!" Плачу и подбадриваю себя: "Вот видишь, грудь берут все, главное, не давить на малыша, верить в его способности!"

Малышу уже полтора года, а я до сих пор кормлю. И выглядит это так: сначала он укладывается в кроватку, затем, как кот на валерьянку, делает счастливые-счастливые глаза и нежно говорит: "Мама, я бу титю. Бу ам-ам". Потом обхватывает грудь губами, закрывает глазки и улыбается. А я наблюдаю за малышом и наслаждаюсь: благодаря собственной вере и желанию, мне удалось стать счастливой мамой.