В детстве я думала, что деревья — это просто стволы, которые весной покрываются листвой, а осенью от них избавляются. Но меня иногда посещала мысль: «Почему, же они шумят? Как будто разговаривают».

В школе привили мысль, что деревья неживые, потому что отвечают на вопрос «Что это?», а не «Кто это?». И поэтому мы воспринимали всё это как само собой разумеющее. Не жалко было сорвать листочки, сломать веточку. Не жаль срубленных деревьев, ведь из них делали бумагу, которая потом становилась книгой. Сказали взрослые, что неживые, значит, так оно и есть.

Но всё равно продолжал мучить вопрос: «Но почему неживые?». Ведь чтобы стать великанами, как дубы, стройными, как берёзы, красавицами ёлками, сначала надо, чтобы росточек появился, как ребёночек родился и дальше рос, на радость родителям. На радость людям и родным собратьям деревьям.

Появляется маленький росточек, который тянет свои веточки-ручонки к солнцу, к небу, радуясь и созерцая мир, в котором он появился. Даже на этом малыше-росточке рождаются листочки, такие же малюсенькие, как и он сам. Деревце растёт, крепнет, у него появляются больше веточек, а значит, и больше листочков.

В зимней спячке, в дремоте ты должен устоять, не сломаться, выжить от тех морозов, что сковывают ствол дерева. Выстоять и не сломаться от зимних вьюг и метелей, когда ветер гнёт тебя во все стороны.

В ясные морозные дни, когда солнце ярко светит, согревая чуть-чуть, деревьям, наверное, снятся тёплые времена и даже в своей спячке они набираются солнечной энергии, чтобы выжить и вновь радоваться жизни.

Весной, когда все деревья просыпаются, видно, как они радуются жизни.

Вот она, весна, пора просыпаться, выходить из дремоты и начинать жить заново. Деревья рождают листочки, своих маленьких деточек, которые потом начинают шептаться, переговариваться между собой, делясь впечатлениями этого мира. Через какое-то время, окрепнув, став старше, листья уже в полную мощь разговаривают и поют. А петь они могут о многом — о том, как радостно им или печально.

Ранним утром они поют особенную песню — песню восходящему солнцу, которое сначала озаряет их верхушки, а потом и всё дерево. Днём они поют о том, как хорошо, что у них замечательные соседи, птицы, звери, паучки, и я думаю, что они ведут с ними милые тихие беседы — свои беседы. Ночные песни уже другие — тихие, убаюкивающие. Конечно, когда прилетает ураган, то там уже не до благодушного состояния, не до песен — выстоять бы, выжить. Деревья шумят, трещат, гнутся, поддерживая друг друга, чтобы уцелеть. Листья на них трепещут и изо всех сил удерживаются за свои деревья, за своих родителей, за свой дом. Но вот всё прошло, ураган утих. Вздох: «Ух, уцелели, ура!» — и тишина, деревья уснули.

Но всему радостному и счастливому приходит конец. Осень. Деревья меняются. Стоят величаво-красивые. Листья преобразились и разноцветным покровом радуют напоследок этот мир. И именно в это время, поздней осенью, деревья поют свою печальную песню, песню-плач, когда они теряют своих деточек, свои листочки.

Вы скажете, что это мои фантазии? Может быть. Но они живые, ЖИВЫЕ! И на ласку отвечают лаской, на доброту — добротой. В жару всех укроют от солнца, накормят вкусными плодами и будут радовать своей красотой и сами радоваться, что жизнь — она не кончается, она идёт своим чередом, от одного этапа до другого.

Да, мы люди, мы можем говорить и выражать свои мысли и эмоции при помощи слов. Так почему деревья этого не могут? МОГУТ! Надо только прислушаться к ним — как они переговариваются между собой, как охают, кряхтят, ворчат, поют, шелестя листвой. А сколько они хранят тайн, потаённых слёз, пролитых людьми под их кроной? Сколько страданий людских они видели и уходов их из жизни. Если бы у них прорезался голос, то этот голос был бы таким могучим и сильным, что у людей дрожь бы пробежала по телу, и скорее всего они бы оглохли. Деревья высказали бы всё: и как им тяжело смотреть на людское варварство, на бездумное уничтожение их братьев, и на то, как сам человек сам себя уничтожает.

Так о чём же молчат деревья? Каждый на этот вопрос должен найти свой ответ, а когда найдёте, деревья вам обо всём расскажут и споют.

Осень. Пора осенних песен деревьев, деревьев, которые готовятся к долгому зимнему сну. Если кто-то прислушивался к перезвону листочков на деревьях, тот поймёт меня и снова услышит тот звон.

Листочки, шурша, создают такую музыку — «тиль-тили-тиль-тиль-тиль» — музыку лиственного семейства, радостного совместного жития, и вдруг... Один из листочков отрывается — «дзинь» — пронзительно, как бы крича от внутреннего страха, ведь он отрывается от своих, от материнского крова, от друзей и близких — «дзииинь». «Дзинь», и он падает вниз, «дзинь», и вот второй, так же пронзительно вскрикнув, полетел вниз... «Дзинь-дзинь-дзииинь» — и вот они уже летят вниз, в последний раз прикасаясь друг к другу, но музыка уже другая, похожая на падающие капельки, что стучат по кронам деревьев. Капельки слёзки — «ди-динь-ди-ди-ди». Тихо, тихо так плачут.

Сидя в гамаке в саду, я услышала что-то, как будто плач или стон... Прислушавшись, я увидела, КАК падают листочки с деревьев. Услышала плач дерева, который теряет своих деток... плач деток, что отрываются от родительского крова... навсегда... Плач деток... Хотя это только листья, но мне от этого не стало легче. Я почувствовала этот плач... Печаль расставания и страх неизбежного.

В последний раз листочки пообнимались друг с другом, попрощались, и в тихом, медленном танце падения упали на землю к тем, кто раньше них оторвался от крова. И упав, успокоились, попав в объятия своих родных и друзей, а вместе не так страшно принять то новое, что им предстоит узнать — медленное увядание и уход в небытие.