Содержание:

Валерия Белоцерковская, сентябрь 1999 г.

К содержанию

Как мы занимались историей искусства с малышами в частной студии.

Идея приобщать совсем маленьких детей к мировому художественному наследию возникла случайно, в 1992 г. когда я училась на третьем курсе Московского университета на отделении "история искусства". Одна моя знакомая открыла домашнюю детскую студию эстетического направления и предложила позаниматься изобразительным искусством с малышами от трех до семи лет. Хочется немного рассказать об этих занятиях, потому что все, о чем пойдет речь, легко выполнимо в домашних условиях и почти не требует особых затрат.

Увы, когда я начала готовиться к занятиям, то не сумела найти среди обширной литературы ничего подходящего к случаю. В детсадовских " методичках " маститые педагоги наставляли учащихся педучилищ, как рисовать с малышами дождики-палочки, птичек-галочки, солнышки-кружочки и т.д. Все книги по истории искусства (среди них, кстати, были замечательные) оказались ориентированы как минимум на начальную школу, а в основном – на еще более старший возраст. Для малышей ничего не нашлось. Надо было придумать свою собственную программу, построенную на основе университетского курса истории мирового искусства, но адаптированную для детей.

Для вновь организованной студии была арендована одна большая комната в "сталинской" трехкомнатной квартире. В ней нашлись диван и стулья, чтобы сидеть, большой раздвигающийся стол, чтобы рисовать и достаточно свободного места, чтбы бегать и прыгать. Атмосфера оказалась настолько комфортной, что малыши довольно быстро начинали чувствовать себя как дома. Нашелся старенький диапроектор, был придуман импровизированный экран – большой кусок ватмана булавками крепился прямо к ковру на стене, над диваном.

Так сложилась уютная, "домашняя" обстановка для наших занятий. Поначалу я просто подбирала десяток слайдов, собирала по ним доступную для малышей информацию (преимущественно это были картины русских художников 19 века) и показывала как кино. Занимало это максимум десять минут, а затем после пятиминутного перерыва мы выдвигали стол, доставали краски и рисовали-импровизировали (я предлагала им самим выбрать тему для рисунка).

Вскоре оказалось, что просто смотреть и слушать рассказ не так интересно, как самим обсудить то, что они видят. Тем более, что сразу же возникали вопросы, на которые нужно было ответить ("А почему у дяди такие штаны короткие? А эта девочка сейчас еще живая или уже умерла?..). Вскоре просмотр слайдов превратился в оживленный разговор (иногда, правда, плавно переходящий в шум и перебивание друг друга – тогда я быстро выключала диапроектор).

Еще интереснее стали занятия после того, как была допущена "интерактивная" форма знакомства с картинами - малыши могли подойти к экрану, потрогать руками изображение, отвечать на мои вопросы, показывая на экране какие-то детали или героев. Дети любого возраста испытывали от этого безумный восторг. Оказалось к тому же, что, начиная с пятилетнего возраста малыши уже достаточно легко справляются сами со столь примитивной техникой, как наш диапроектор (вставная рамка, в которую помещается одновременно два слайда – один показывается, другой в это время заменяется). Мы стали назначать "дежурного оператора", и вскоре картинки показывали все.

"Оператор" садился на стул у диапроектора, а остальные рассаживались на диване перед экраном. В течение пятнадцати минут мы рассматривали преимущественно картины (другие виды искусства я тогда показывать еще не решалась). Подборку я делала или по жанрам (например, "натюрморты", "картина-сказка" и т.п.), или тематические (например, по теме "Осень"). Выходить за рамки детсадовской тематики в то время еще не хватало смелости. После занятия диапроектор превращался в "волшебный фонарь", и в перерыве между рисованием и теорией мы устраивали на экране "театр теней". А после рисования - убирали со стола испачканную краской клеенку и пили чай.

Опыт приходил постепенно. К концу первого года занятий выяснилось путем проб и ошибок, что можно и что не стоит показывать малышам. (Например, некоторые батальные сцены, сцены "Страстей Христовых" и еще кое-что могло вызвать даже слезы у малышей). Обнаружились темы, которые детям наиболее интересны. Были "вычислены" популярные и непопулярные стили, направления и жанры живописи. Придумались первые тексты "историй по картинам".

В тот первый год у нас были свои "сопровождающие" по миру живописи. Придумала их не я и даже не дети, а некие в ту пору неведомые мне американцы. Это были кошмарные черепашки-нинзя, которых их создатели додумались назвать именами великих мастеров Ренессанса – Донателло, Микеланджело, Рафаэль и Леонардо. Эти маленькие монстры преследовали меня и в дальнейшем, пока волна их популярности у детей наконец не улеглась. При малейшем моем упоминании о Леонардо ученики начинали вспоминать черепашек. Пришлось приобщить сих персонажей к делу, раз уж никак нельзя было от них отвязаться.

И тогда я волевым решением поменяла черепашкам профессию: одного мы сделали живописцем, другого - скульптором, третьего – архитектором, четвертого – графиком. Теперь мирные монстрики сопровождали нас в наших путешествиях в мир искусства и участвовали в играх. Я научилась рисовать черепашек-нинзя в разных видах и костюмах, показывая на их примере, как работают художники. Улыбающиеся мордочки наших зеленых друзей появились на значках, которые получали победители игр. Лучшие из учеников в конце года получили самодельные медали с изображением черепашки с кистями и красками у мольберта. Для меня это был большой урок – умение считаться с интересами и увлечениями детей может дать совершенно неожиданные возможности в поиске подхода к ученику.

Рассказываю об этом к тому, что при занятиях с ребенком можно привлечь к себе в помощники любых персонажей, которые симпатичны вашему малышу – от Чебурашки до Человека-паука, а если они вам неприятны – в ваших силах это изменить. "Сопровождающий" ваше путешествие герой может сам вести диалог с ребенком - этим приемом активно пользуются создатели детских телевизионных передач и обучающих компьютерных программ.

Впрочем, можно придумать такого персонажа и самим. Смешной нарисованный, вырезанный, вылепленный человечек или зверюшка, мягкая игрушка, любимая кукла – да кто угодно! – может вашим голосом рассказать малышу занимательную историю. Особенно хороши игрушки на пальчиках – дети радостно общаются с ними, искренне забывая, что зайчик или мышка надеты как перчатка на мамину руку и говорят ее голосом. Сейчас у меня есть пальчиковая кукла – заяц Кеша, который с каждым из учеников здоровается за руку, гладит по головке, но при этом совершенно не разбирается в изобразительном искусстве, все время путается в названиях картин, и малыши с удовольствием поправляют его.

Ученики из студии открыли для меня неограниченные возможности тематического рисования и лепки – то есть под впечатлением от увиденного, по мотивам. Опять же – это была не моя идея. Смотрели мы как-то с малышами картины Васнецова на сказочные сюжеты, среди них был "Витязь на распутье" – там, где богатырь у камня, а вокруг черные вороны и череп лежит… После "слайд-шоу" предложила детям нарисовать сцену из какой-нибудь сказки. Когда карандашные эскизы были готовы, вдруг увидела на одном из рисунков – у пятилетнего мальчика – силуэт богатыря на коне, череп и воронов. Рисунок выглядел на редкость выразительно и совсем не похоже на Васнецова. Уже со следующего занятия я предлагала для рисования и лепки темы мо мотивам увиденного. Тактика оказалась правильной – это было еще одним, дополнительным закреплением изученного и в то же время рисование стало нетривиальным, выбор тем не просто расширился, но стал неисчерпаемым!

Со временем сложилась довольно четкая программа действий. С младшими (3-4 года) лучше всего "срабатывали" занятия по темам: набор этих тем оказался безмерно велик, и по каждой теме в неисчерпаемом мировом художественном наследии находились подходящие "иллюстрации".

Темы могли быть привычными малышам, такими как "дом", "мама и дети", "город", "цветы" и т.п. Могли быть и более экзотическими: "морские путешествия", "стихийные бедствия", или, скажем, сказки и истории ("детство Иисуса Христа", "истории про богиню Венеру", "как царь Петр город строил"). По одной из тем (а их со временем набрался огромный список) подбирались 10-12 слайдов с произведениями искусства, они обсуждались в деталях, а затем мы садились рисовать по мотивам увиденного.

Ну, например, тема "Море". Картинки по ней могут быть подобраны примерно так: Айвазовский и Щедрин – море реальное, можно выбрать разные его состояния, различное время суток и т.п. Моне, Ван Гог, Синьяк – яркие краски моря. Заодно дети начинают знакомиться с различными живописными манерами (можно писать нежными легкими мазками, как Моне, можно – густо, пастозно (Ван Гог), или цветными точками (Синьяк)). Затем смотрим сказочное море – это могут быть, например, иллюстрации Билибина к "Царю Салтану" или "Похищение Европы" Серова ("смеющееся" море). Потом каждый рисует такое море, какое ему больше понравилось.

С 5-6 летками уже неплохо проходит подбор тем с соблюдением хронологии. Уже на первом занятии я подбираю 10-15 картинок - по одной из каждой эпохи и рассказываю как бы "краткое содержание последующих серий". Говорю: сперва мы поедем в Египет, затем в Грецию, потом в Рим, в Византию и т.д. Со второго урока начинаются "путешествия на машине времени". Можно начать с нашей страны – мы едем в древний Киев, потом в Новгород, в Москву… Главное - красиво все подать.

Допустим, так. "Сегодня императрица Екатерина Вторая приглашает всех вас на большой бал в Зимний дворец. В гардеробе для вас приготовлены костюмы, у ворот ждет карета. Сейчас мы переодеваемся, садимся и едем на бал. Нас высадят у дворца, мы обойдем его вокруг, а потом зайдем внутрь. Поднимемся по парадной лестнице, пройдем дворцовой анфиладой и выйдем прямо в бальный зал. Там мы и познакомимся с Еатериной и ее окружением". Не правда ли, какой ослепительный простор для фантазии и обучения? Тут вам и костюм, и антураж второй половины 18 века, и старинный парадный портрет, и архитектура русского барокко, и интерьеры. А воспринимается все в комплексе, как сказка о Золушке, только героиней теперь может стать любая девочка, и сказочный дворец обретет для нее вполне конкретные формы.

В дальнейшем прибавились еще игры, которые мы устраивали с репродукциями различных размеров – от календариков до настенных плакатов. Тогда игр было сперва немного – "угадайки" (как называется картина? кто написал? как зовут героя? какой жанр живописи? какой вид искусства?) – то есть то, что лежало как бы на поверхности. Арсенал игр со временем пополнился значительно, и особенно - при работе со школьниками, но об этом – в другой раз…