Воспоминания о новогодних праздниках — одни из самых теплых и приятных у большинства людей. Может быть, из-за ожидания и получения новогодних подарков? А мне больше всего запомнился канун Нового года, когда я сама дарила подарки другим людям. Произошло это благодаря маминой лучшей подруге Юлии Александровне. В то время я, кажется, была второклашкой.

Мои родители часто встречали Новый год в доме Юлии Александровны, где собирались все их друзья. Однажды за несколько дней до новогодней вечеринки звонит нам Юлия Александровна и говорит моей маме: "Нина, есть у Алиночки красная юбочка, белая блузка и чёрная жилетка?". Оказалось, Юлия Александровна решила пройтись по своему подъезду и поздравить всех соседей с наступающим Новым годом. Она придумала нарядиться бабушкой, а с собой взять Красную Шапочку — меня. Ещё Юлия Александровна попросила нас найти какую-нибудь корзинку для угощений, а также фольгу для завёртывания маленьких пирожных, выпеченных в виде грецких орехов.

Когда всё необходимое для костюма Красной Шапочки было собрано, мама отвезла меня к Юлии Александровне, и мы с ней стали трудиться над костюмами. Из кусочков красного драпа от её старого пальто мы сшили настоящую красную шапочку, в точности как у девочки из сказки. Затем мы смастерили парик бабушки. Мы сделали его из большого рулона обычной ваты, скрепляя конструкцию клеем и обильно сбрызгивая лаком для волос.

Из чьих-то старых круглых очков были аккуратно выдавлены линзы с диоптриями. Теперь эти очки стали элементом костюма бабушки Красной Шапочки. Длинный халат для бабушки у Юлии Александровны имелся. А вот два белых фартука с кружевными оборками (большой — для бабушки, маленький — для Красной Шапочки) пришлось срочно шить. Ещё для костюма бабушки надо было сшить чепчик на голову — с такими же кружевными оборками, как на фартуках. А ещё нам надо было сочинить текст поздравления и всё отрепетировать.

В последний день уходящего года мы с мамой отправились к Юлии Александровне — надо было испечь эклеры и пирожные в виде грецких орехов, чтобы подом одарить ими соседей. Пока эклеры сидели в духовке, мы взбили для них крем. Мне очень понравилось наполнять эклеры кремом, используя для этого специальный кондитерский шприц.

Затем мы выпекали "грецкие орехи". Это тоже были пирожные. Сладкие половинки склеивались варёной сгущёнкой, а между ними вкладывался настоящий орех. Когда "грецкие орехи" были готовы, мы завернули каждый из них в блестящую фольгу и сложили аккуратно в корзинку Красной Шапочки.

Эклеры красовались на круглом подносе, дожидаясь своего звёздного часа. Последний штрих — мы облили их шоколадной глазурью и посыпали толчёными орехами.

Затем мы с Юлией Александровной нарядились в костюмы и отправились в праздничный рейс по подъезду её пятиэтажного дома. У меня, Красной Шапочки, в руках была корзинка с "орешками", а у Юлии Александровны — поднос с эклерами.

Когда открывалась дверь очередной квартиры, Юлия Александровна говорила: "Здравствуйте, люди добрые! Красная Шапочка и её бабушка пришли поздравить вас с Новым годом!".

Дальше были мои слова (я почему-то до сих пор их помню):

С Новым годом поздравляем! Счастья, радости желаем!
Угостим мы вас сейчас, угощенье — просто класс!
То орешки не простые! То орешки — золотые!
Пирожки-эклеры тоже очень вкусные, похоже!

И Юлия Александровна заканчивала: "Кушайте на здоровье, люди добрые. С Новым годом! А нам с внучкой пора идти дальше".

Может быть, из-за общей атмосферы праздника, а может, потому, что люди немного знали друг друга, нас встречали во всех квартирах просто удивительно. И вскоре мы столкнулись с неожиданной, правда, приятной, проблемой. Как оказалось, угощая нашими пирожными жильцов подъезда, мы стали получать угощения и от них. Эти дары некуда было класть, поэтому нам пришлось совершить несколько рейдов обратно в квартиру Юлии Александровны.

Праздничный обход жильцов подъезда прошёл триумфально, и мы решили немного отдохнуть и выпить чаю. Придя на кухню, мы удивились той горе подарков и угощений, которая незаметно выросла на кухонном столе. Когда же мы столько всего успели сюда снести из разных квартир благодарных соседей?!

Пока мы стояли, в изумлении глядя на полученные нами подарки, в дверь позвонили. Это была соседка с третьего этажа — Мария Николаевна. Она обратилась к нам с неожиданной просьбой: "Дорогие бабушка и Красная Шапочка! Не могли бы вы ещё раз зайти ко мне в квартиру с вашим новогодним поздравлением. Дело в том, что мне только что двух моих внуков привезли. Они так обрадуются такому необычному поздравлению! Они специально к Новому году стихи выучили".

Когда мы через некоторое время отправились к Марии Николаевне, в гостях у нее оказалась подруга из соседнего (второго) подъезда. Ей так понравилось наше поздравление, что она стала просить обойти и их подъезд, тем более что там проживало много детей. Отказать ей было невозможно.

Вернувшись в квартиру Юлии Александровны, мы стали думать, чем же угощать жильцов второго подъезда, — ведь наши пирожные закончились. И тут, глядя на гору угощений и подарков на своей кухне, Юлия Александровна сказала: "Идея! Раздадим всё это жильцам второго подъезда. Это будут им новогодние подарки от жильцов нашего подъезда".

Юлия Александровна, звоня в дверь первой квартиры другого подъезда, сказала: "Ну, что же, акт второй! Только ничего от людей брать не будем. А то как всё потом нести обратно?!".

Прошло всё очень удачно. Закончив эти такие приятные поздравительные гастроли, мы вернулись в квартиру Юлии Александровны и уютно устроились на её кухне, чтобы передохнуть и перекусить. Вспоминая улыбки людей, радостно встречающих нас у порога своих квартир, мы смеялись сами. Нам было почему-то хорошо и весело. Юлия Александровна сказала: "Ну, что испытали сполна счастье дарения!".

Тут опять раздался звонок в дверь. Мы замерли на минуту. А Юлия Александровна сказала с улыбкой: "Ну нет, как бы нас ни просили, в соседний дом с гастролями мы не пойдём!". К нашему удивлению, за дверью никого не оказалось — только маленькая табуретка, на которой стояла большая коробка. В этой коробке красовались гора конфет, шоколадок, каких-то шуршащих пакетиков со сластями и даже новогодние украшения. Сверху всех этих даров лежала записка: "Красной Шапочке и её бабушке от жильцов второго подъезда". Наверное, Мария Николаевна со своей подругой постарались, поняли мы.

Мне на всю жизнь запомнился тот новогодний праздник. Мне так понравилось дарить людям подарки и видеть радость в их глазах, что я жалела только об одном — в доме Юлии Александровны было всего два подъезда и пять этажей.