Содержание:

Вы замечали? Есть дети, которые постоянно попадают во всякие переделки.

Неприятности по заказуТо огромную шишку набил, то споткнулся на ровном месте, то с горки свалился — руку сломал, а то случилось кое-что и похуже. Несчастья да неприятности так и сыплются на ребёнка. Почему?

А есть дети другие — огонь и воду пройдут, а всё ничего, всё с ними нормально. Что охраняет их? Рок, судьба или собственные родители? Или сам ребёнок каким-то чудесным образом умеет позаботиться о себе?

Специалисты давно заинтересовались этими странностями: почему определённая группа детей гораздо чаще подвергается травмам и несчастным случаям, чем все другие. Тема эта в достаточной мере ещё не исследована, но определённые обобщения можно сделать уже сейчас.

Оказывается, таким "травматическим способом дети ... решают свои психологические проблемы. А также стараются доказать, показать ценность себя как личности — уникальной, особой, неповторимой.

Чтобы понять, что за проблемы и зачем нашим детям нужны такие странные доказательства, начнём по порядку.

Итак...

К содержанию

Основные причины и поводы, которые доводят детей до травм и несчастных случаев

Первая появляется и проявляется, начиная с раннего детства. Гиперопёка.

Детский городок. Малышня катается с горки. А один карапуз в стороне: мамочка не пускает. Он рвётся туда, а она ему: "Бух, упадёшь... будет больно!". Понятно, так маме спокойней: держать малыша неразумного всегда под рукой. А самому малышу каково?

Пусть не сегодня, не завтра, но всё-таки скоро (едва подрастёт) ребёнок, выскользнув из-под контроля, полезет и на горку, и на качели, и даже на дерево (!), а навыков лазанья нет... Вот тогда и может случиться очень большое "бух".

Другой вариант — не полезет (вырос такой, послушный и тихий) — тоже печален. Ребёнку, не познающему возможности своего тела, не научившемуся им управлять, даже "конь" на уроке физкультуры потенциально опасен: взбрыкнёт.

Вывод? Да очень простой. Оберегайте ребёнка, но не доводите свой оберег до безрассудства.

В дачном посёлке, куда семья выезжала на лето, среди детворы случилась повальная мода на "салочки на высокеньких". Что такое салочки, верно, знаете, на "высокеньких — это значит, когда тебя догоняют, надо запрыгнуть повыше. А потом, естественно, спрыгнуть, чтобы дальше бежать. В азарте игры Маша влезла на высокий забор... прыгнула... , а дальше — как в том самом фильме: "упал, потерял сознание, очнулся, гипс". Мама долго жаловалась соседям: "Ну, как же как, да она никогда-никогда...". А "никогда" когда-то кончается. Потому что ни один нормальный ребёнок не может обойтись без компании. А в компании разные игры. И с тобою не будут дружить, если ты всегда стоишь в стороне.

Так что, можно сказать, в варианте номер один мы сами, своими стараниями, готовим детей к собиранию шишек и травм.

И это относится не только к беганью — прыганью, но и вообще — к своевременному приобретению нужных и полезных навыков. Тех самых, до которых ребёнок дорос. Как бы мы не запрещали, как бы ни опекали, но когда-нибудь, где-нибудь да потребуется ребёнку какое-то запретное действие выполнить самому.

Вот дочка-школьница ни разу не гладила утюгом (мама не позволяет)... Вот мальчик, не забивший и гвоздика... Вот первоклассник, представления не имеющий, как обращаться со спичками...

В три года малыш заявляет "Я сам!" и, как бы вы это "я сам" не подавляли, жажда самостоятельности не исчезает, оно просто затаивается внутри. И проявляется, как только путы ослабнут чуть-чуть.

Ребёнок, опутанный взрослым контролем, обязательно постарается выпутаться из него. Обычно случается это в школьные годы, в то самое время, когда мамы и папы уже не могут отследить каждый шаг — с кем пошёл, чем занимается. А детка, словно мстя за усиленную "опекаемость", словно навёрстывая упущенное, как раз в это время начнёт необдуманно рисковать.

Причём (обратите внимание) желание рисковать появляется неосознанно, как будто что-то внутри подталкивает юного человека и нашёптывает: "А вот это сумеешь? Это попробуй... Давай!".

Витя долго выпрашивал у родителей роликовые коньки, а они всё не покупали, и не потому, что денег жалко, просто боялись, наслушались разных историй... Так дело и происходило: ребята катались, Витя стоял да смотрел. Но однажды мальчику вдруг повезло: друг сжалился и дал покататься... А чтобы мама не ругалась, отправились в скверик, подальше от родительских глаз. Витя коньки натянул, и... И что получилось: первый раз в жизни встал на ролики, а друг стал подначивать сделать трюк... Сделал. И долго лечился.

Вот оно, грустное следствие гиперопёки — ребёнок оказывается не подготовлен к тому времени, когда он с азартом начнёт проверять себя на прочность, выдержку, силу на "что я могу, а что не могу".

Что делать? Помочь ребёнку приобретать необходимые полезные навыки, причём своевременно. Позволить действовать самостоятельно в том деле, до которого он дорос. Контролировать надо, конечно, но это должен быть разумный контроль.

Причина вторая. Она очень тесно связана с первой и ещё — с возрастными особенностями детей. А причина такая: неумение думать заранее. А точнее — неумение предвидеть последствия своих поступков и действий. Особенно это касается шустрых и импульсивных детей.

Проверьте: если на ваши вопросы типа "зачем?", "куда тебя понесло?" детка лишь пожимает плечами или повторяет "Не знаю, зачем. Просто так", то вполне вероятно, он относится именно к этим, не умеющим и не желающим мыслить на пару шагов вперёд.

Кто-то из взрослых скажет: "Как — не умеет и не знает? Только и делаю, что напоминаю..." Но дело в том, что мы говорим, а дети не слышат, наши привычные "говорилки" они запросто пропускают мимо ушей.

Мало того: думать заранее малыши вообще не умеют, это умение приходит с возрастом, постепенно. Но... не всегда, не ко всем; даже подросток (в силу собственного эгоцентризма) склонен считать, что любая беда может случиться с кем угодно, только не с ним самим.

Что делать?

Надо, чтобы ребёнок сам перекинул мостик от действия к тем последствием, к которым может оно привести.

Как? Первый способ — научиться на собственном опыте, способ другой — учиться думать и рассуждать.

Простой и хороший способ: прежде чем начать какое-то дело, поговорите с ребёнком о том, что будет, если... И постарайтесь, чтобы он сам говорил, а вы — лишь поддерживаете разговор и направляете его в нужную сторону.

Такие уроки стоит вести постоянно, пользуясь каждым случаем, который у вас под рукой. Вечер, идёте с ребёнком домой. "Как ты думаешь, почему мы домой возвращаемся не короткой дорогой, а идём с тобой здесь, где горят фонари?" ... "Представляешь, две подружки гуляли и увидели, что на земле лежит электрический провод; знаешь, что они сделали?". "Вчера прочитала в газете: мальчик залез на крышу сарая, а крыша трухлявая...".

(В скобках напомним: рассуждения мало помогут, если подрастающего ребёнка родители так опекают, что он не имеет возможности приобретать полезный практический опыт).

А ещё неплохо ребёнку показать хотя бы несколько способов, которые помогут ему себя "тормознуть". Вот самые элементарные: медленно провести кончиком языка по нёбу — раз десять туда и обратно; умыться холодной водой; оглядеться и шёпотом назвать то, что находится перед тобой. Такие паузы дают ребёнку возможность хоть немножко остыть и подумать: что будет со мною, если я сделаю так-то и так.

Эти причины подверженности травмам и несчастным случаям лежат на поверхности, их увидеть легко. А вот те, о которых речь пойдёт дальше, более завуалированны; мы их частенько не замечаем, особенно у подросших детей.

Причина: Обратить на себя внимание; внимание взрослых (обычно родителей), внимание сверстников, внимание приятелей и друзей.

Неприятности по заказуС малышами и дошколятами мамы-папы занимаются много, можно сказать, малыши постоянно в центре внимания всей семьи. А как только малыш подрастает, обычно картина меняется. Вроде немаленький, так что "займись-ка ты сам".

Общение же часто проходит чисто "по делу". "Сделал уроки? ... К доске вызывали?... Обедать пора... Хватит сидеть за компьютером..." А что человека волнует, почему от того же компьютера не оторвёшь, какие отношенья с друзьями... Даже просто так посидеть — поболтать "за жизнь" и то порою нам недосуг. Контакты всё реже, всё более "только по делу". Общение вроде есть, а взаимопонимания, контакта душевного — нет. И тогда ребёнку начинает казаться, что он выпал из зоны внимания, а значит — и зоны любви.

А детям в любом (в любом!) возрасте очень важно чувствовать нашу родительскую любовь. Без ощущения любви, без контакта душевного человек начинает чувствовать себя незащищённым и одиноким, а это, согласитесь, невыносимо! И тогда... И тогда ребёнок начинает искать (и находит) другие способы обратить внимание на себя. Нытьё, капризы и вредности, вечное сопротивление... А кто-то притягивает внимание самым опасным способом — рискуя собой. Да-да, рискуя собой, он словно надеясь, что "вот тогда, когда я попал в переделку, будет внимания — завались!". По сути, травмы да неприятности, случающиеся с ребёнком — это призыв о помощи: "Обратите внимание на меня!".

Призывы у дошкольников обычно обращены к папе, маме, к близким, к семье. У школьников — ещё и ровесникам, к тем, с кем хочет, мечтает дружить. В школьные годы для детей очень важными становятся отношения с друзьями и сверстниками. А если не получается, если ребёнком в компании пренебрегают — он так или иначе попробует обратить внимание на себя.

По сути, ребёнок рискует только затем, чтобы его заметили и оценили. Мало того. В школьные годы дети, особенно мальчики, проверяют себя на прочность и любят всем показать, "какой я герой". И это тоже их заставляет как безрассудно встревать, так и самому затевать всяческие авантюры.

Что делать?

Развенчивать ложный героизм. Ребёнок должен уметь отличать смелость от безрассудства. Прыгнуть в речку вниз головой — круто, эффектно, смело! Но прыгать вниз головой в реку в незнакомом месте (когда не знаешь, что там, на дне) — уже безрассудство. Такой, разумной осторожности, научить будет нетрудно, если начать с самого раннего детства. Пришли, например, на пляж — проверили дно, причём проверка обязательно идёт с комментариями; попался под ноги камень: "Ого, какой булыжник, хорошо, что не стали сходу нырять, а то об него и голову можно пробить...". Это первое. А второе — ребёнок должен освоить другие приёмы и способы (нормальные, нетравматические), как обратить внимание на себя, и знать, что они работают.

Задайте себе простые вопросы и сами ответьте на них.

— С кем мой ребёнок дружит?

— Что умеют и ценят в его копании?

— Чем он может привлечь и выделиться на их фоне других — какими умениями?

Лучше профилактикой от всякого, так сказать, травматического стремления, станет любовь и забота. Душевные разговоры, семейные традиции, общие дела и занятия... Главное — человек должен чувствовать свою нужность среди других людей. Это даёт уверенность. А уверенному в себе человеку и в голову не придёт рисковать напоказ, потому что он и уважает себя, он знает, чего он стоит.

Еще одна причина. Невыносимое ожидание неприятностей, а попросту — страх. Страх, связанный с моральными категориями (презрение, отчуждение, чувство стыда и т.п.). Сюда же относим и страх не оправдать чьи-либо ожидания (чаще всего — родительские, или авторитетного взрослого, или — приятелей и друзей). Страх, связанный с телесными повреждениями (например, от порки, которая ему предстоит).

Казалось бы, как это можно: тебе грозит что-то плохое, а ты сам заранее добровольно наносишь травму себе?! Оказывается, так бывает! И, к сожалению, часто. Причём намерение себе навредить у детей возникает не на уровне разума, а подсознательно. Хотя — случается и осознанное самовредительство — тут всё зависит от того, насколько ребёнок боится того, что ожидает его впереди.

Тревожное ожидание становится настолько невыносимым, что — лучше сейчас, что угодно... Недаром же говорят "умираю от страха"; иногда это легче, чем ждать.

Травмам, несчастным случаям, связанным с ожиданием чего-то страшного, чаще подвержены очень совестливые дети и дети, которых держат в ежовых рукавицах и часто жёстко и несправедливо наказывают (не только физически, но и презрением, например).

Что делать?

Понять, что наказание должно быть соразмерно "преступлению", а если выразиться точнее, то наказание надо совсем исключить. Детей не наказывают. Вместо наказания должны применяться разумные меры, дисциплинирующие человека, а не запугивающие его.

Причина — злость, обида и другие вредные чувства, скопившиеся внутри

Жизнь детей не такая уж гладкая, как может казаться на первый взгляд. Их проблемы весят не меньше, чем наши, просто с точки зрения взрослого опыта они могут быть приняты нами за пустяки. Например, неприятности в школе, пренебрежение одноклассников, чувство обиды на тех, кто обладает властью (на учителей, на родителей, например).

Когда нехорошие чувства копятся и копятся внутри, возможны два варианта развития действия.

А — вариант: ребёнок не может избавиться от них социально приемлемым способом, вот и выбрасывает через риск, эпатаж.

Б — вариант: зажатые вредные чувства модернизируются в агрессивные действия. Причём агрессия может направиться как на других, так и на себя.

Механизм, запускающий саморазрушающее поведение, примерно такой же, как у чувства вины.

Что делать?

Показать, научить, объяснить, что есть и другие способы избавления от негатива (их просто надо попробовать и выбрать те, что подойдут). А главное — позволить ребёнку чувства свои выражать (а не зажимать там, внутри, боясь осуждения или наказания), социально приемлемым способом. Даже воздушный шарик лопнет, если долго и старательно его надувать.

Причина — чувство вины

Дети часто считают себя виноватыми. Поводов много, основной связан с возрастом и особенностями мышления детворы. Дело в том, что ребёнок ощущает себя центром вселенной, и склонен считать, что всё, что происходит вокруг него, случается из-за него. Мама пришла с работы сердитая — "она сердится из-за меня" (детке и в голову не придёт, что — из-за начальника или просто устала). Про бабушку внучек подумал: "Вот надоела, хоть бы ты делась куда-нибудь". И если случайно совпало так, что бабушка вдруг заболела, он тоже может решить: "Это я виноват".

Усугубляет эту особенность наша привычка ребёнка винить, упрекать. Сначала мы обвиняем, потом, привыкнув быть виноватым, детка научается винить самого себя. А чувство вины — настолько неприятное чувство, что человек всегда стремится избавиться от него. Кто-то — переваливая вину на другого, кто-то — нарываясь на неприятности. Вот когда, мол, я пострадаю, тогда вину искуплю. Конечно, рассуждает ребёнок не так последовательно, но действует именно из таких побуждений: подсознательно ищет способ свою вину искупить. И находит: ведёт себя столь неосмотрительно, что получает какую-то травму. И хотя это выглядит как случайность, но такие "случайности" закономерны. От вины не избавился? Значит, травмы и несчастные случаи будут ещё... И ещё...

Что делать?

Если ребёнок действительно провинился, надо не просто его ругать и наказывать. Надо обязательно показать, как исправить проступок. И конечно, помнить о том, что поступок может быть всяким — хорошим или плохим — а ребёнок — только хорошим, любимым. Всегда.