Содержание:

К содержанию

Часть 1. Ушиваем пупочную грыжу

Планировать лето мы с супругом начали с Нового года - море, дача, поездки всякие интересные и т. д.

Дети не пожелали остаться в стороне и внесли коррективы в наши планы: на весенней диспансеризации в детском саду у старшей дочери в очередной раз обнаружили пупочную грыжу. Сначала это не напрягло. Потому что за 6 лет ее жизни через раз хирурги находят у нее эту грыжу, через раз сообщают, что все отлично.

Но ладно, как послушная мамашка, с направлением и дочерью потащилась в районную поликлинику. Там уже подрасстроилась, ибо, несмотря на то, что большую часть времени хирург старался своей эрудицией и компетентностью поразить в самое сердце хохотушку-медсестричку, он произвел впечатление адекватного врача. Тем более что с моим непростым старшим ребенком общался очень доброжелательно и умело и не стал с криками "Как все запущено!" точить скальпель, а, сообщив, что грыжа имеется и сама уже не зарастет, предложил на выбор направления для дополнительной консультации в несколько других медцентров. Выбрала Филатовскую больницу.

В Филатовской попали к хирургу Бортникову Владимиру Юрьевичу. Он подтвердил все вышесказанное и предложил ушить нашу грыжу у них. Предупредил, что операция под общим наркозом, но амбулаторная - примерно в 14 часов отпустят; что наш случай непростой, т. к. у Танюхи и так весь пуз (сверху донизу и на месте аппендицита) в шрамах. Это после двух операций - инвагинации и удаления спайки, ей еще года не было. Но главное - это что мне можно быть с ребенком. Погоревали, согласились. Это было в апреле. Нам дали очередное направление на начало июня - но не на операцию, а только записаться на нее. Приезжать без ребенка, но с документами.

Приехали, толпа. Но достаточно быстро получили уже дату операции и список необходимых анализов. Список впечатлил. Общий наркоз все-таки. Решили не мучить дочку и сделать все анализы в одном месте - платно у них, тем более что кровь на скорость свертываемости, как выяснилось, вообще мало где делают. Не пожалели: и кровь берут умело, с шутками-прибаутками, и на кардиограмме дочь не пикнула, хотя в районной поликлинике регулярно устраивает Бородинскую битву, она эту процедуру "любит" примерно так же, как клизму.

Ладно, все сделали, справки от районного педиатра накануне операции получили, и в начале июля мы с мужем, бледные, заикающиеся и с дрожащими конечностями, и вполне оптимистичный ребенок приехали к 9.00 в Филатовскую.

В нужном корпусе мы с Танюхой надели тапочки, муж нас поцеловал и ушел сидеть нервничать в машине на Садовом кольце, где мы запарковались, изредка выползая в "Шоколадницу" нахлестаться кофе для тонуса.

Нас же встретил тот же Владимир Юрьевич, что порадовало, он посмотрел анализы и сказал устраиваться в палате. Палата приятно удивила: на 4 детей, чисто, хороший ремонт, ящик с игрушками. Удобства и гардероб в соседних с палатой комнатах. Но особо впечатлил меня телевизор с ДВД и неплохой подборкой дисков с мультиками. Как-то от бесплатной медицины я такого сервиса не ожидала.

Подошли еще 3 девочки примерно Танюхиного возраста с мамами, мы застелили своими простынями кровати, переодели девчонок в пижамки (про тапочки, 2 простыни, пижамы и бутылочку с водой нас предупреждали, не предупредили, что простыни надо вообще-то было брать большие - взрослые), включили им мультики. Скоро пришел анестезиолог.

Ну вот скажите мне, откуда их - детских оперирующих хирургов-и-им-подобных - берут? Лю-бо-го из тех, что мне за жизнь попадались - хватай и беги. И здесь - что наш хирург, что анестезиолог - мало того, что оба харизматичные красавцы, так еще и общаются с детьми и их психованными мамашками просто как ангелы. Одна из мам до того нервничала, что вспомнить, когда и чем в последний раз болела дочка, несмотря на ласковые наводящие вопросы анестезиолога, так и не смогла. Имя, правда, вспомнила. Сначала свое, потом и дочкино.

Ушел анестезиолог, но вскоре вернулся, взял за ручку одну из девочек, и они, радостно болтая, удалились. Все мамы сменили белый цвет лиц на зеленый, стук зубов заглушал телевизор с мультиками. Минут через 20 спящую и закутанную в простыню девчушку привезла на каталке медсестра - худощавая старушка лет за 60. На вытянутых руках она легко сгрузила немаленькую такую девочку на ее кроватку, положила ей на животик грелку со льдом и сказала снять ее через 5 минут, а так пусть спит.

Анестезиолог пришел за второй. Третьими были мы. Когда увели Танюшку, начала просыпаться первая девочка. С Танюхой возились дольше всех - 35 минут.

Все девочки спали по-разному: одна через 15 минут уже с мамой разговаривала, другая больше часа спала. Но никто не плакал, все слегка заторможенные были, конечно, но в сознании. Пришел анестезиолог, сказал, что девчонкам сделали по обезболивающему уколу, до 5 вечера его действия должно хватить. Что сейчас можно дать потихоньку попить, дома в этот день - постельный режим. Кушать понемножку, может подняться температура, может тошнить - это последствия общего наркоза.

В общем, в 12.30 мы уже сидели в машине. Танюха до нее полусогнутая, но вполне бодрая доковыляла сама.

Дома вручили ей подарки, и остаток дня она провела, радостно голося песни под аккомпанемент подаренного детского синтезатора, изредка прерываясь, чтобы стошниться. Вечером поднялась температура до 38,2, запихнули ей в попу свечку "Эффералгана". Спала хорошо, и утром дочка встала в обычном своем состоянии.

Потом, придя через неделю на контрольный осмотр, выяснили, что всех девчонок дома по 3-7 раз тошнило, но в остальном они, также как и мы, были вполне бодры и жизнерадостны. Разве что денек ходили согнувшись и действительно вечером жаловались, что немножко больно.

Кстати, все 3 мамы, в день операции своего ребенка бледнющие малоадекватные существа неопределенного возраста (как и я, без сомнения), через неделю после удачной операции оказались жизнерадостными и общительными красотками.

На контрольном осмотре наш душка-хирург легко и совершенно небольно снял пластырь и похвалил нас за успешное заживление. Шрам этот у Танюхи сейчас можно найти с трудом, даже если знаешь где искать, настолько, несмотря на наш сложный случай, сделали масенький и аккуратный разрезик.

Владимир Юрьевич сказал, что месяц нельзя никаких велосипедов и природных водоемов, и пожелал не болеть.

Ладно, море накрылось, поехали на дачу.

К содержанию

Часть 2. Аденотомия

На даче выяснилось, что младшая наша дщерь тоже любой ценой не намерена дать нам заскучать.

В момент поступления в сад (2 года назад) она у нас лихо за пару месяцев благодаря двум словленным подряд аденоидитам отрастила аденоиды с никакой степени до 3-й.

Что мы только ни делали: хорошие врачи, рентгены и обследования, эуфорбиум композитум пачками, лимфомиозот курсами, Иов-малыш по схеме, аквамарис упаковками, аспиратор-электроотсос и т. д., и т. п. Поддерживали как могли ее носик с 2,7 лет до 4,5.

Но в июле выяснилось, что Надюха мало того что и дальше намерена весь год напролет радовать нас непрекращающимися зелеными соплюшами (как нас в саду только за них терпели - не знаю) и звонким храпом по ночам, но она еще, кажется, слух теряет - переспрашивать начала частенько! Это меня уже даже не огорчило, а здорово испугало. Отит у нее, кстати, был только один - в апреле, в легкой форме. И болела она нечасто, за последний год - ветрянка и пара нестрашных ОРВИ.

На семейном совете было решено пораньше вернуться в Москву и разобраться с Надюхиными аденоидами.

Место разбора в этот раз было однозначным - Гепатологический отдел-центр при Инфекционной больнице №1 на Волоколамском шоссе. Просто там ЛОР, которая нас вела, работает. И еще там четверо знакомых в течение 2 лет перед нами вполне успешно своих бэбисов избавили от аденоидов. И еще цена аденотомии в 6000 р. по сравнению с другими медучреждениями показалась нормальной.

Приехали, услышали, что и ожидали: что дальше поддерживать не стоит, пора избавляться. Выбрали день - через неделю, за которую мы должны собрать анализы. Список их ощутимо меньше, чем при операции с общим наркозом: кровь (ВИЧ, RW, общий) и моча, плюс накануне опять взять 2 справки от районного педиатра: о текущем хорошем здоровье и об отсутствии контактов с больными за последние 2 недели. Я, естественно, буду с ребенком, днем нас отпустят домой.

Наркоз местный - дормикум. Это меня порадовало, ибо, во-первых, осложнения у 4-летки от общего наркоза, на мой взгляд, вещь вполне реальная и нам ни к чему, во-вторых, у всех наших знакомых сей наркоз прошел по-разному, но вполне успешно. Его смысл, насколько я понимаю, в том, чтобы при сохранении у ребенка некоторого восприятия окружающей действительности (он может по просьбе врача открыть рот, например) ощущения сильно притупляются - раз, и какими они были, ощущения эти, ребенок по-любому не вспомнит, этот отрезок памяти у него стерт - два.

Поскольку дело было во время жуткой жары в августе 2007 года, решили, опять же, поберечь ребенка и себя заодно, по поликлиникам не таскаться и сдать анализы платно в соседнем подъезде этого корпуса больницы. Остались довольны: делают быстро и зубы Надюхе, боящейся уколов и крови, заговаривали со знанием дела.

В назначенный день (похолодало до 22 градусов, в 30, естественно, не оперируют) мы, опять зеленые и клацающие зубами, прибыли к 9.30 на Волоколамку. Встретили нас наша ЛОР и еще один врач - хирург. Медсестра Катюша провела нас в комнату - кровать, стулья, кресло перед столиком. Тумбочка с телевизором и ДВД и большим количество мультов на этот раз уже не очень удивили. Рядом комнатка с удобствами.

Надюху взвесили, дабы рассчитать дозу дормикума, и когда мы ее переодели в домашнюю одежку, ей дали выпить розовую микстуру с клубничным, как нам сообщили, вкусом. Дюся выпила без особого восторга, потом пожелала смотреть мультики.

Сначала смотрела нормально, но через 15 минут ребенок, обычно выказывающий адекватные эмоции от увиденного, вдруг стал хихикать над грустным мультиком, где куча злобных копытных желала отметелить козленка, умеющего считать до 10. Над страданиями Лошарика Надюха уже смеялась в голос, потом попыталась было заснуть, но пришли врачи, хирург взял ее на руки и они ушли в комнату напротив - операционную.

У нас с мужем тут же волосы встали дыбом и мы с ужасом стали ждать оттуда страшных криков и стонов.

Не дождались. Через 20 минут Надюху, такую же сонную, но уже, оказывается, и прооперированную, и откушавшую мороженого, вполне миролюбивую, принесли. Сказали, что лучше бы она подремала (мы уже знали, что когда малыш отходит от наркоза, у него может болеть голова). Катюша дала нам насколько одноразовых пеленок - может тошнить.

Не тошнило. Раза 3-4 Надюся начинала хныкать, но именно хныкать, а не рыдать, и когда спазм проходил, быстро успокаивалась и в полудреме косилась на мультики, которые мы опять включили.

Через 40 минут ребенок пришел в себя и стал намекать, что ему бы домой бы, надоели уже эти ваши мультики. Ему было сказано, что еще рано домой. Тогда Дюся с лозунгом "Не хочу лежать - хочу ходить" стала пытаться свинтить с кровати. Ладно, мы ей это разрешили было, она с папой за ручку протопала в коридор, но тут же прискакали перепуганные врачи и, порадовавшись, что у нас все неплохо, велели лежать.

Справедливости ради должна сказать, что один из мальчишек, ранее здесь прооперированных, плакал во время операции. Но у него вообще был тяжелый случай: он уже мог спать только сидя - лежа задыхался, и его мама рассказывала, что врачи пришли из операционной с квадратными глазами и сказали, что такие огромные аденоиды видели только раз - на аденотомии 23-летней девушки. Другой мальчик плакал, когда голова болела после наркоза.

Но: оба потом действительно ничего не помнили, и через неделю на контрольном осмотре врачу обрадовались, спокойно показывали и делали все, что их просили, хотя оба мальчугана по жизни мегавпечатлительны.

Когда вскоре пришли врачи, дочь им сообщила, что хочет еще мороженого, и пока они с нами проводили воспитательную беседу на предмет чего нам можно, а чего нельзя, Надюха под шумок умяла все, что оставалось в пачке "пломбир за 48 копеек".

Ну и естественно, когда мы продирались с 13.00 до 14.00 через пробки домой, часть мороженого с примерно столовой ложкой кровяных сгустков она выдала обратно. Но она в машине еще ни разу больше 20 минут не проехала не стошнившись, поэтому я не испугалась.

Дома Надюшка с гордостью всем поведала, что "была в поликлинике и ее там полечили", получила свои подарки, и остаток дня мы убили на то, чтобы пытаться удержать ее в постели, как нам было велено. Ребенок был бодр как огурец, с аппетитом поглощал прохладный бульон с вермишелькой и пюре и жаждал не лежать в кровати, а учинить со старшей сестрицей развеселый бесеж.

Через неделю к нам приехала ЛОР. Надюха ей обрадовалась, показала все, что ее попросили, пообещала, что еще приедет, если мороженого дадут, на что Ирина Викторовна, посмеявшись, сказала, что лучше не надо; и получила в награду деревянную лопаточку, которой с тех пор сама лечит куклам горлышко.

Конечно, ничего хорошего, что пришлось удалять аденоиды так рано. Но наша врач сказала, что в ее практике на данный момент 2 случая, когда аденоиды у детишек вырастали вновь до критичных размеров - в обоих случаях детишки исхитрялись заболеть в течение двух недель после аденотомии. В этом смысле аденотомия летом, мне кажется, не самый плохой вариант: все-таки болеют все гораздо меньше, чем в осеннее-зимне-весенний период, и ребенка проще выдержать в здоровом состоянии до и после операции.

Так что пока надеемся на лучшее. Но вообще очень приятственно сознавать, что со времен моего детства медицина (по крайней мере в Москве) - даже бесплатная, ощутимо продвинулась в развитии. Кровавые оранжевые клеенки и медсестры, держащие связанного ребенка, у которого останется травма на всю жизнь - это кошмар нашего детства, а не наших детей.

Конечно, лучше по возможности обойтись без операции, кто спорит. Но если не получается - при некотором изучении данной проблемы (знакомые, знакомые знакомых, инет), мне кажется, вполне реально ребенку отделаться легким испугом. По крайней мере, оценивая впечатления своих девиц, у нас с супругом сложилось такое ощущение, что мы их свозили не на операции, а в театр или цирк.

Про родителей ребенка не говорю - свои седые волосы они по-любому получат.

Здоровья вам и детям!

Екатерина Д., k_vitalievna@mail.ru.