Содержание:

Американская журналистка и писательница Памела Друкерман с мужем Саймоном, дочкой Бин и сыновьями-близнецами живет в Париже. И восхищенно замечает, что французские дети: а) спят всю ночью с самого раннего возраста, б) правильно и по режиму питаются, в) умеют ждать. Тогда она берется за журналистское расследование: почему же у французских мам получается то, что не получается у нее?

По итогам "расследования" Памела Друкерман написала интересную и остроумную книгу Bringing Up Bebe, которая тут же стала бестселлером во многих странах. Мы прочли книгу перед выходом на русском языке — под названием "Французские дети не плюются едой" — и задали вопросы автору.

Любовь и секс после родов: по-французски. ''Взрослое время''

— Применяя французские правила, вы чувствуете себя более счастливой матерью? Более спокойной, уравновешенной?

— Мне кажется, главное отличие французского подхода в том, что, по мнению родителей, посвящать всю свою жизнь ребенку не полезно ни для кого, включая ребенка. Французы все время повторяют, что "чувство вины — ловушка для родителей", а "идеальных мам не существует". Думаю, если взять за основу подобные убеждения и идеи, жизнь сразу станет спокойнее.

— О плюсах французского воспитания вы подробно пишете в книге. А что все-таки не очень понравилось, чего перенимать бы не хотелось?

— Французы придерживаются довольно отсталых взглядов по поводу грудного вскармливания. С ними трудно подружиться, трудно даже завязать разговор на детской площадке с другими мамами. Они могут быть чересчур строгими, ставить соблюдение правил выше самовыражения. Отношения между родителями недостаточно товарищеские, на мой взгляд, и слишком сильное разделение между взрослыми и детьми. А еще, если на улице в Париже вдруг запеть песенку вместе с ребенком или скатиться вместе с горки, на тебя все смотрят как на ненормальную.

— Если говорить о результатах воспитания, надо посмотреть, как выросшие дети относятся к своим родителям. Что вы можете сказать об отношениях взрослых французов и родителей? Не вырастают ли они слишком отстраненными в результате большей автономии, большей увлеченности родителями своей жизнью?

— Я не изучала отношения между взрослыми и детьми. Но одному все-таки научилась у французов: они уверены, что важен не только результат, но и то, как вы проживете те 18 лет, что отведены вам на воспитание ребенка.

— И главный вопрос всех мам грудных детей: неужели все французские малыши действительно спят всю ночь?

— Разумеется, не все французские дети спят всю ночь в трехмесячном возрасте. Но это довольно распространенная картина, такое часто встречается. Если же после полугода у ребенка не наладился сон, родители решают, что у него проблемы. Некоторые обращаются к консультантам по сну. Разумеется, все дети разные, все развиваются своими темпами. Но французы уверены, что при правильном подходе все здоровые дети в конце концов учатся спать, не просыпаясь.

К содержанию

Мой любимый багет

О том, как французские супруги охраняют свою независимость, отказываясь жертвовать своей интимной, взрослой жизнью ради детей — глава из книги Памелы Друкерман.

Друзья говорят, что родители близнецов чаще разводятся. Не уверена, насколько это точно статистически, однако прекрасно понимаю, откуда берутся такие слухи.

В течение нескольких месяцев после рождения малышей мы с Саймоном постоянно ругаемся. Во время одной из ссор он называет меня образиной. Мне и это слово приходится смотреть в словаре. "Уродливое существо, вызывающее отторжение", — читаю я. В гневе иду к Саймону.

— Значит, я уродливая? — спрашиваю с порога.

— Ну ладно. Не уродливая, просто вызываешь отторжение, — отвечает он.

С целью помнить о том, что нужно вести себя цивилизованно, расклеиваю по квартире таблички с надписью "Не орать на Саймона". Одна висит на зеркале в ванной, и ее видят наши многочисленные няни. Мы с Саймоном слишком устали, настолько, что не понимаем — все наши ссоры как раз оттого, что пашем безостановочно. Мне уже все равно, о чем он думает, хотя уверена, это по-прежнему голландский футбол.

В редкие минуты отдыха Саймон предпочитает завалиться в кровать с журналом. И если я осмеливаюсь ему помешать, говорит:

— Что бы ты ни хотела сказать, это наверняка не интереснее статьи из "Нью-Йоркера", которую я сейчас читаю.

Однажды на меня снисходит озарение.

— У нас с тобой идеальная совместимость, — говорю я. — Тебя все раздражает. А я раздражаю всех.

Видимо, мы распространяем вокруг себя отпугивающие флюиды. К нам в гости приезжают друзья, бездетная пара из Чикаго, и через четыре дня делают вывод, что детей они точно не хотят. А как-то раз после выходных, проведенных дома, Бин решает, что и она не хочет.

— Дети — это слишком сложно, — заявляет наша дочь.

Любовь и секс после родов: по-французски. ''Взрослое время''

Есть, однако, и позитивные моменты: мы получаем место в яслях для обоих мальчиков (на этот раз даже моя мать этому рада). Близняшки — по-прежнему редкое явление, поэтому наше заявление рассматривают в числе первых. Комитет, распределяющий места, определил малышей в ясли, до которых всего два квартала от нашего нового дома, хотя чуть раньше мне говорили, что свободных мест там нет и не предвидится.

У нас появляется хоть какая-то надежда на будущее (мы решили немного повременить и отдать малышей в ясли после года). Но вопрос о том, выдержит ли наша семья выпавшие на ее долю испытания, по-прежнему стоит остро.

Теперь мне не кажется совпадением, что в семьях американского среднего класса, практикующих метод "раннего развития", степень удовлетворенности супружескими отношениями снизилась, а матери, согласно исследованиям, стали находить домашние дела гораздо более приятным занятием, чем уход за детьми. Американские социологи уже не сомневаются в том, что современные родители чувствуют себя гораздо менее счастливыми, чем бездетные пары. У них чаще бывают депрессии, а степень уныния повышается с появлением новых детей (Саймону было достаточно просто увидеть этих "новых детей" на УЗИ).

Может, нам просто нужно выбраться куда-нибудь вдвоем? Пока мы жили во Франции, в США вошли в моду "свидания" для супругов, испытывающих проблемы во взаимоотношениях. Кое-кто сравнивает это с изобретением пенициллина. Ненавидите мужа/жену? Сходите на свидание! Подумываете, не удушить ли детей? Поужинайте в ресторане! Даже супруги Обама так делают.

Как показало исследование, если муж и жена совместно проводят досуг, это "способствует улучшению отношений, помогает вновь почувствовать себя молодыми и дает возможность по-новому взглянуть на воспитание детей". Однако парам, участвовавшим в исследовании, не так легко было найти время для совместного времяпрепровождения. "Многие участники признались, что не могут позволить себе ничего личного, потому что испытывают давление со стороны общества, считающего, что интересы детей важнее интересов пары", — сделали заключение социологи.

Ускорить развитие ребенка — вот что становится задачей номер один в семье. Я вижу примеры этого на каждом шагу, когда выезжаю из Франции. Моя двоюродная сестра из Америки, медсестра, у которой четверо детей, живет совсем рядом со своими родственниками, и те не прочь посидеть с малышами. Но даже несмотря на то, что она всю неделю возит детей в школу, на гимнастику, на тренировки по легкой атлетике и в церковь, они с мужем (он работает полицейским в ночную смену) даже помыслить не могут о том, чтобы пойти куда-то только вдвоем. Они слишком устают. А моя подруга, учительница из Манчестера, говорит, что взяла с собой маленького ребенка в медовый месяц, хотя ее мать и предложила с ним остаться.

— Я просто не могу его оставить, меня совесть мучает, — объясняет она.

То, что многие родители отказываются оставлять своего ребенка с кем бы то ни было, несмотря на усталость и прочие факторы, вовсе не городская легенда: мне самой часто приходилось сталкиваться с этим. Например, однажды на свадьбе я сидела рядом с мамой-домохозяйкой из Колорадо: у нее няня на полный рабочий день, и при этом ее (няню) никогда не оставляют наедине с тремя детьми! (Муж моей соседки не пошел на свадьбу — сидел дома с карапузами.)

Моя знакомая художница из Мичигана призналась, что не могла заставить себя нанять няню в течение всего первого года жизни ребенка.

— Он был такой маленький, и это мой первенец... Я на самом деле очень нервная. При одной мысли, что придется отдать его кому-то, страшно становилось...

Некоторые родители сажают своих детей на такие специфические диеты и используют такие странные методы воспитания, что кому-то другому, даже бабушкам и дедушкам, очень сложно перенять вахту, соблюдая все правила до единого. Один дедушка вспоминает, как его дочь чуть с ума не сошла, когда он "не так" перевез коляску через кочку. Мать ребенка где-то прочла, что если детей перекатить через кочку задом наперед, есть шанс повреждения мозга — хоть и ничтожный.

Мы с Саймоном ничего не имели против того, чтобы оставлять наших детей с другими людьми. С самых первых месяцев на нас работало пол-Филлипин. Но при этом я по большей части поступала так же, как та мама из Колорадо: использовала нянь как помощниц: они меняют подгузники и стирают белье, а я нахожусь рядом.

Подобная система одновременно истощала наши накопления и уничтожала отношения. Что мне недалеко до психушки, я поняла, когда за пятнадцать минут до предполагаемого прихода одной из нянь получила SMS-сообщение. Меня охватила паника: неужели няня опаздывает? Но оказывается, это было сообщение от службы новостей, на которую я недавно подписалась: в Южной Америке произошло страшное землетрясение, есть жертвы. Я вздохнула с облегчением.

Некоторые, как и американки, зацикливаются на детях. Но во Франции общество это не одобряет. Жертвовать своей интимной жизнью ради детей? Это считается абсолютно нездоровым и свидетельствует о том, что в семье нарушилось равновесие. Французы понимают, что с рождением ребенка все меняется, особенно поначалу, когда все внимание приковано к малышу. Но чуть позже мать и отец постепенно восстанавливают баланс в отношениях.

"У французов существует фундаментальная вера в то, что внутри каждого из нас теплится страсть. Она никогда не исчезает надолго. А если это происходит, значит, человек в депрессии и ему необходимо лечение", — объясняет Мари-Анн Суиззо, социолог из Техасского университета.

Мои знакомые французские мамы говорят о супружеских отношениях совсем в ином ключе, чем американки.

— Для меня интересы супружества важнее интересов детей, — отмечает Вирджини, мама-домохозяйка, научившая меня осознанно питаться.

Вирджини — строгая, умная, заботливая мама, единственная из моих знакомых парижанок, кто исправно посещает католическую церковь. Но и она не намерена распрощаться с романтическими отношениями лишь потому, что у нее трое детей.

— Отношения супругов — вот что важнее всего. Это единственное, что ты выбираешь в жизни. Детей не выбираешь. А мужа — да. Супружескую жизнь нужно строить. Жена заинтересована в том, чтобы у них с мужем были хорошие отношения. Ведь когда дети покинут родной дом, нельзя допустить, чтобы отношения не ладились. Для меня это основной приоритет.

Любовь и секс после родов: по-французски. ''Взрослое время''

Не все родители во Франции согласны с подобной расстановкой приоритетов, но большинство даже не сомневаются в том, возобновятся ли после родов романтические отношения: конечно да, для них это всего лишь вопрос времени. "Никакие правила не могут определить тот момент, когда родители наконец почувствуют готовность снова обрести друг друга, — говорит французский психосоциолог Жан Эпштейн. — Когда оба супруга готовы и если условия способствуют, ребенку отводится та роль, которую он и должен играть, — роль, в рамках которой он не вмешивается в супружеские отношения".

Эксперты по воспитанию из США тоже упоминают о том, что у родителей должно быть "время для себя", но лишь вскользь. Например, в книге доктора Спока есть целых два абзаца под заголовком "Ненужное самопожертвование и чрезмерная опека". В них, в частности, говорится, что современным молодым родителям свойственно "жертвовать свободой и всеми прежними удовольствиями, причем не из практических соображений, а из принципа". Даже когда они время от времени выбираются из дому вдвоем, их "слишком мучает чувство вины, чтобы сполна насладиться отдыхом". Доктор Спок настоятельно рекомендует находить время для того, чтобы полноценно пообщаться друг с другом, но только после того, как детям будет посвящено "достаточно времени и усилий".

Для французских экспертов по родительству полноценное общение супругов — не случайная мысль. О нет, они всячески и недвусмысленно подчеркивают важность этого общения. Возможно, потому, что никто не умалчивает о том, как тяжело переносится большинством пар рождение ребенка. "Недаром многие пары расстаются в первые несколько лет или даже месяцев после рождения ребенка. Ведь все в их жизни переворачивается с ног на голову", — говорится в одной из статей.

На некоторых французских сайтах, посвященных материнству, статей о супружеской жизни чуть ли не столько же, сколько о беременности. "Ребенок не должен заменять родителям всю вселенную... для равновесия в семье родителям необходимо личное пространство, — пишет Элена де Леерснайдер. — Ребенок без всякой обиды для себя понимает, причем обычно в самом раннем возрасте, что его родители тоже нуждаются во времени, не занятом работой, домом, хождением по магазинам или детьми".

По окончании периода новорожденности французские родители всерьез воспринимают призыв к возобновлению романтических отношений. У французов есть даже особое время дня, которое так и называется — "взрослое" или "родительское" время. Оно наступает, когда засыпают дети. Предвкушение "взрослого времени" объясняет, почему родители во Франции так строго следят за тем, чтобы их малыши ложились спать в одно и то же время, после прочтения сказок и пения колыбельных. "Взрослое время" — не с трудом отвоеванная, редкая привилегия, а базовая человеческая потребность. Джудит, эксперт по истории искусств и мать троих детей, рассказывает, что все ее дети ложатся спать в восемь или восемь тридцать.

— Я хочу, чтобы иногда мир принадлежал только мне, — объясняет она.

Французы не просто считают, что подобное разделение идет на пользу родителям. Они искренне верят, что оно важно и для детей, — те должны понять, что у родителей есть свои развлечения. "Таким образом ребенок понимает, что не является центром вселенной — а это необходимое условие для его развития", — говорится в энциклопедии "Ваш ребенок".

Родители во Франции остаются наедине не только по ночам. Когда Бин идет в школу, мы сталкиваемся с какой-то бесконечной чередой двухнедельных каникул посреди четверти. Во время каникул нашей дочери не с кем даже поиграть — большинство ее друзей отправляют к бабушкам в деревню или в пригород. А родители используют это время, чтобы спокойно поработать, отправиться в путешествие, заняться сексом или просто побыть в одиночестве.

Вирджини каждый год ездит в отпуск на десять дней — с мужем, но без детей. И это не обсуждается. Ее дети, которым от четырех до четырнадцати, все это время проводят у родителей Вирджини, в маленькой деревушке в двух часах езды от Парижа. При этом Вирджини утверждает, что чувство вины ей неведомо.

— За эти десять дней наши с мужем отношения так укрепляются, что это однозначно полезно и детям, — говорит она. И добавляет, что и ребятне иногда нужно отдохнуть от родителей. Зато когда семья воссоединяется, все очень счастливы.

Мои знакомые французы хватаются за любую возможность выкроить себе "взрослое время". Каролина, работающая мама трехлетнего сына, без намека на вину сообщает мне, что в пятницу ребенка из садика забирает ее мать, чтобы взять его к себе до воскресенья. А они с мужем позволяют себе отоспаться как следует и сходить в кино.

Некоторые умудряются устроить себе "взрослое время", даже когда дети дома. Флоранс, у которой трое детей — младшему три, старшему шесть (а ей самой — сорок два), — признается, что в выходные по утрам "детям запрещено заходить в спальню, пока мы сами не откроем дверь". Как ни удивительно, дети соблюдают это правило и научились играть самостоятельно. (Вдохновленные ее примером, мы с Саймоном пробуем сделать то же самое. И к нашему изумлению, метод работает. Почти — каждую пару недель приходится напоминать об этом правиле.)

Когда я пытаюсь изложить концепцию "родители идут на свидание" своим французским коллегам, те меня не понимают. Во-первых, во Франции нет понятия "свидание". Здесь, раз уж начинаешь с кем-то встречаться, это уже полноценный роман. Если пара живет вместе, ничего не меняется. "Особый вечер" для супругов с внезапным переодеванием из треников в каблуки — по мнению французов, это как-то неестественно. И подразумевает, что реальная жизнь несексуальна и утомительна, а романтические моменты нужно планировать, как визит к стоматологу. Французам такой подход не нравится!

Продолжение следует...

Статья предоставлена издательством "Синдбад"