Содержание:

Мою школьную подружку Свету одноклассники звали Клюшкой. Вовсе не потому, что она хоккеем увлекалась. И не потому, что обидеть хотели. Наоборот, Светку все любили и от избытка чувств иногда Клюшенькой называли. Просто фамилия ее — Ключникова.

К содержанию

Борец и Чебурашка

— Именно искажение фамилии — традиционный путь появления прозвища, — рассказывает Жанна Шопина, доцент кафедры проектирующей психологии Института психологии им. Выготского РГГУ. — То есть мальчик по фамилии Быков, скорее всего, станет Быком.

Второй типичный способ «кличкообразования» — по внешним характеристикам: раз оттопыренные уши — значит, Чебурашка. Еще вариант — по роду занятий и увлечений: например, мальчик занимается борьбой — значит, Борец.

Впрочем, случаются и ассоциативные прозвища. Так, в одной школе училась девочка Настя, которую все звали Маргаритка. Вроде бы нежно и трогательно. Но история прозвища оказалась неожиданной. В младших классах Настя носила брекеты, и дети дразнили ее Маргарет Тэтчер (в смысле «железная леди»). Потом девочка подросла, зубы у нее выровнялись, брекеты исчезли. И из Маргарет она превратилась в Маргаритку.

А еще прозвище, бывает, появляется из-за того, что ребенок сам «подставился». Так, 1 сентября Денис при встрече с друзьями рассказал, что на каникулах был в деревне: «Там по утрам мы косили для кроликов эту... как ее там... А, солому!» Так он и остался Соломой до конца школы. Кстати, настоящие прозвища и клички — те, с которыми человек пройдет по жизни, — появляются, по мнению психологов, только в средней школе. Именно в этом возрасте ребенок старается понять, что он сам по себе представляет. И прозвище — первый шаг к тому, чтобы выделиться из общей массы, обозначить свое место в мире.

К содержанию

Имя, до свидания!

Удивительно, но факт: изначально возникновение прозвищ провоцируют взрослые. И в первую очередь учителя. Ведь до школы для каждого ребенка важным является исключительно его имя. Конечно, он знает и свою фамилию, но она кажется чем-то второстепенным. Но когда первоклассник приходит в школу, выясняется: тут учителя всех называют по фамилиям. А имена задвигают куда-то на второй план. Да и как, казалось бы, поступать педагогу, если в классе, например, пять Сереж и шесть Даш? Но с психологической точки зрения ситуация несимпатичная. Ведь она и детей заставляет поступать соответствующим образом. Впрочем, дети в долгу не остаются.

К содержанию

И учителям досталось

— Аш Два О заболел, физики не будет! — смысл детского ликования понятен лишь посвященным. Вернее, тем, кто учится в данной конкретной школе. И знаком с учителем физики Николаем Николаевичем Овечкиным. По слухам, прозвище Н2О он придумал себе сам. И поступил мудро. Потому что дети — создания жестокие! — все равно для него что-нибудь сочинили бы. И наверняка не такое безобидное. Ведь школьникам как-то удается подмечать в каждом взрослом самую его суть, нюансы личности. Так, в другой школе был физик по прозвищу Заходер. Почему? Да просто по любому поводу он заходился от крика. Вот дети его Заходером и прозвали. И поделом: не ори! Но чаще в ходу прозвища попроще — традиционные, так сказать. Например, дам, которые преподают химию, чаще всего дразнят Колбами. А физичек (если, конечно, комплекция соответствует) — Молекулами. Кстати, от прозвищ не застрахованы даже любимые учителя. Только в этом случае ученики их называют уменьшительно-ласкательно: Танюша, Манюня.

К содержанию

Ничего личного...

Если тебя зовут Фекла Толстая, то, казалось бы, прозвище и придумывать не требуется. Между тем, известная телеведущая в одном из интервью призналась: в классе ее дразнили... Графином. В том смысле, что предки были графами и графинями. Но она не обижалась — относилась к прозвищу с юмором.

— И это совершенно нормальная ситуация, — комментирует Жанна Шопина. — Прозвища — это своеобразная подростковая субкультура. Причем многие из них (даже странные на слух) не кажутся обидными ни их обладателю, ни окружающим его сверстникам. Дело в том, что очень часто прозвище не ассоциируют с одноименным предметом.

К содержанию

...Но все-таки обидно

В одной школе, в одном классе учатся два Максима. Оба — не самые усердные школьники. Оба чуть полноваты. Казалось бы, как их различать? По прозвищам, конечно. И вот уже один Жирдяй, а второй просто Макс. Угадайте, кто из них более популярен в классе?

— Прозвище и кличка — вроде, синонимы, — рассуждает Жанна Шопина, — но второе всегда обидно. Кличкой пользуются, когда хотят унизить.

— А еще обиднее, — поддерживает коллегу психолог Ирина Марвич, — когда прозвище прикрепляют к имени: например, Юрок-Полторок (маленький, то есть). Ведь имя конкретизирует кличку. А уж рифмованная, она вообще воспринимается как своего рода дразнилка, типа «жадина-говядина».

К содержанию

Что же делать?

— Самый очевидный (и самый трудновыполнимый для ребенка!) совет: не реагировать, — говорит Жанна Шопина. — То есть не надо доставлять удовольствие тому, кто хочет поиздеваться. И, понятно, не откликаться на обидную кличку. Но, как правило, в подобной ситуации ребенку одному, без помощи взрослых, справиться не под силу. Клеймят ведь только того, кто не может дать отпор обидчику.

В идеале первый, кто может и должен помочь страдальцу, — это учитель. Он, конечно, может и не знать, как именно обзывают изгоя класса (предположим, при старших дети сдерживаются). Но то, что конкретного ребенка обижают или даже травят, очевидно всегда. И именно педагог должен найти способ вывести ученика из-под удара. Понятно, что угрозы в этом случае бесполезны. Зато можно, например, собрать все клички класса, велеть записать их в столбик в тетрадях и поработать с ними на русском языке: как правильно писать, от чего образованы, выделить корень и т.п. В общем, необходимо как-то окультуривать ситуацию!

К содержанию

Ноу-хау семьи Таракановых

К сожалению, в реальности далеко не каждый педагог выбрал работу по призванию. И, следовательно, не каждый способен проявить талант воспитателя. Значит, к помощи ребенку нужно подключаться родителям. Так, в одной из школ на очередном празднике семья Таракановых посвятила свое выступление дразнилкам про тараканов. Они их придумали более тысячи! То есть отыграли фамилию по полной. А заодно и про другие фамилии — самые простые, типа Иванов — дразнилки придумали.

И все так насмеялись, что потом их сына больше не дразнили. И правильно делали. Ведь многие неблагозвучные для современного уха фамилии имеют, оказывается, славное прошлое.

К содержанию

Как вы яхту назовете...

В древности люди верили в происхождение своего рода от зверей, птиц и насекомых. Выбирая себе тотем, они брали и его имя. Так возникали кланы Барана, Карпа, Жука. Гораздо позже все это трансформировалось в фамилии Баранов, Карпов, Жуков. Причем члены клана перенимали особенности и повадки своего тотема. Так что, возможно, предки Таракановых отличались умением приспособиться к обстоятельствам и выживать в любой ситуации.

Кстати, психологи утверждают: по аналогии с влиянием имени-тотема характеристики прозвища также порождают определенный стиль поведения. То есть носитель прозвища стремится ему соответствовать. Следовательно, из педагогических соображений лучше помочь ребенку избавиться от прозвищ типа Толстяк или Грязнуля.

К содержанию

Что было раньше — прозвище или фамилия?

А знаете ли вы, что еще не так давно — всего лет 700 назад (а именно тогда и начали появляться русские фамилии) — слово «фамилия» вообще было не в ходу? Вместо него, по словам доктора филологических наук Александры Суперанской, наши предки говорили... «прозвище» или «прозвание». Помните, как в сказке: «Жил человек по имени Егорка, по прозвищу Резвый»?

При этом в те давние времена, «обзывая» кого-нибудь, люди четко соблюдали морфологию. Поэтому можно с достаточной долей уверенности утверждать, что кто-то из предков человека по имени Кривов был именно кривым. А у Длинноногова — длинноногим. Хотя предки Убейкобылы, например, вряд ли лишали жизни лошадь. Так, скорее всего, называли очень сильного человека: дескать, кулаком махнет — кобылу убьет.

А что касается обидных, на наш взгляд, фамилий — Дураков, например, — то у людей сведущих они вызывают совершенно иную, нежели смех, реакцию. Дело в том, что когда наши предки были язычниками, они верили: имя — такая же неотъемлемая часть человека, как рука или нога. И, чтобы уберечь ребенка от сглаза, давали ему обманное — охранное! — имя. Отсюда целый ряд имен с приставкой «без». Например, Безрукий — чтобы был ловким и умелым.

Так что если у вас непрезентабельная фамилия, знайте: вашего далекого предка любили и оберегали его родители.

К содержанию

Новое время — новые имена

— Я уже много лет работаю в школе и с интересом наблюдаю, как меняются прозвища, — говорит педагог Светлана Белянчикова. — Так, если раньше очень высокого человека дразнили Дядя Степа или Верста Коломенская, то теперь Страусом или Цаплей. Может, потому, что кругозор современных детей уже, чем у их родителей? Читают-то они очевидно меньше. Зато телевизор смотрят без меры. В результате худой и длинный парень, которого еще лет 20 назад назвали бы Фитиль или Дрын, теперь просто Глиста. Круглолицая девочка — Каспер или Чупа-Чупс. А малорослый мальчик — не Малой или Шмакодявка, а Телепузик.

А вот очкарикам теперь живется проще — их практически перестали дразнить. Потому что сегодня, увы, очки носят очень многие дети.

Если у ребенка нет клички...

...это серьезный повод для беспокойства. Во всяком случае именно так утверждают психологи. Потому что прозвище — является оно проявлением симпатии или средством оскорбления — это признание. То есть сверстники заметили ребенка. Подумали о нем, оценили. Между тем, по данным социологических исследований, среди современных подростков у каждого пятого прозвища нет и никогда не было. И большинство из них составляют никому не интересные люди. Те, кого даже дразнить скучно. Хотите пример? Пожалуйста.

— Скажи: «На горе Арарат растет крупный виноград»! — требуют одноклассники от мальчика, который по-особенному — раскатисто — выговаривает звук «р».

И он послушно произносит все это, подхихикивая общему веселью. То есть смиренно принимает унижение. Понятно, что такого никто никак не дразнит. А зачем? А спустя годы, разглядывая школьные фотографии, его одноклассники постараются и не смогут вспомнить: вроде и был такой, но как же его звали?

Печальная перспектива, правда? Но все еще можно исправить. Например, самому себе придумать прозвище. Яркое, запоминающееся. Возможно, оно не поможет подростку завоевать особый авторитет и популярность в классе. Зато пригодится в качестве ника при общении в Интернете. Где как раз по нику и встречают.

Как дразнили звезд

Яна Поплавская, телеведущая

Меня дразнили Янка-обезьянка, а отец, мечтавший о сыне, называл Яшкой. А после выхода на экраны сказки о Красной Шапочке ко мне намертво приклеилось прозвище Красная Шапочка. Даже сейчас я иногда слышу вслед: «Смотри, Красная Шапочка пошла!»

Андрей Григорьев-Аполлонов, певец

Детские прозвища, в основном, — это производные от фамилии или цвета волос. Вот у меня в школе было два прозвища: Рыжий и по фамилии — Гриша, Гриня, Григ... А в творческих театральных местах, где я имел честь заниматься, меня звали Аполлошей.

Пелагея, певица

У меня такое имечко, что с ним никакая кличка не нужна. Но в начальной школе одно время меня, помню, называли Пуля — наверное, за то, что я очень быстрая была и активная. Поля — Пуля. Вот так трансформировалось мое имя в прозвище.

Мария Трофимова