Содержание:

Начало

Сегодня мы продолжаем начатый разговор о кризисе среднего возраста в жизни наших мужчин. Разобраться в причинах и справиться с последствиями помогает психолог Елена Новоселова.

Кризис среднего возраста: когда все есть, но ''все не то''

Вот письмо человека, который не паникует, а осознает, что его накрыл кризис.

Игорь, 37 лет:

"Сейчас я в полном объеме ощутил на себе „кризис среднего возраста“. Так сложилось, что всю жизнь я преодолевал жесткое сопротивление обстоятельств. Отец скончался, когда мне не было десяти лет. Мама была инженером с мизерным окладом, поэтому „поставить меня на ноги“ ей было крайне трудно. Я с детства подрабатывал. Учился в школе первую смену, потом шел на стройку. Вечером делал уроки. В каникулы времени на работу оставалось побольше.

Словом, с детством у меня как-то не задалось. Даже на велосипеде ездить не научился — никогда его у меня не было, да и некогда было. Потом — Суворовское училище. Затем высшее военное. Не то чтобы я армию уж очень любил. Вариантов не было — институт не по карману. Демобилизация. И долгие годы упорного труда. Мне все удалось. У меня крепкая семья. Двое деток. Я работал, жена воспитывала детей. Когда дети подросли, мы открыли для супруги бизнес — она руководит хирургическим центром. Не слишком рентабельно, но ей очень интересно. Я сделал весьма приличную карьеру, параллельно реализуя несколько личных проектов. То есть труд во имя зарабатывания пропитания просто потерял свой смысл — семье столько не съесть. Личностная реализация тоже мало мотивирует — я добился значимых успехов в различных отраслях деятельности. Политическая карьера мерзка ввиду отвратительности нынешней политики. Те благотворительные проекты, в которых довелось участвовать, оставили на душе весьма липкое ощущение. Казалось бы, самое время уйти в дауншифтинг. Но наблюдения за товарищами, ушедшими а поиски себя, приводит к острому желанию избежать этого. Вот я и хотел бы узнать, насколько мой кризис глубок? Может, просто терпеть? Или завести третьего ребенка?"

Отвечая Игорю, говорю всем мужчинам, которые переживают кризис середины пути: сейчас необходимо начать делать то, что вы никогда не делали, но о чем мечтали, возможно, в детстве. Пусть это выглядит глупо, абсурдно и несвоевременно. Не важно! Главное — увлечься. Тогда новые мысли, вернутся энергия и желание жить. Пойте, танцуйте, рисуйте, запускайте самолетики и кораблики, занимайтесь философией, езжайте туда, куда никогда не добирались. Что угодно делайте, но не разрушайте.

Помните, что кризис — это этап роста, а не конец жизни. Его необходимо пройти, чтобы опять (о Боже, в который раз!) обрести себя и найти новые смыслы собственной жизни.

  • Помните, что в такой период жизни разрушение семьи и создание новой не спасает от самого кризиса, а только усугубляет его. Опасно принимать жизненно важные решения в состоянии "измененного сознания". Если ваш брак действительно изжил себя, расстаньтесь с семьей, когда закончится кризис. Когда опять появятся цели и смыслы. Вы их сразу узнаете.
  • Сделайте все от вас зависящее, чтобы ваша жена не узнала о любовнице. Не сжигайте мостов!
  • Бегство в алкоголь, азартные игры или загулы не помогает!
  • Научитесь ценить самые простые вещи: запах кофе, вкусную еду, уют дома, природу... Один умный человек сказал: "Кто не научился ценить завтрак, никогда не станет счастливым". Вернитесь к основам.

К содержанию

50 лет — а душа-то осталась молодой...

Вот, кажется, и все успокоилось. Обиды и раны, нанесенные во время военных действий, затянулись. Страсти улеглись. И мужчина облегченно вздыхает: "Слава богу, хватило ума сохранить семью! А ведь над пропастью стояли. Какая же мудрая у меня жена, все поняла и все простила!" Но подождите выдыхать. Придется взять еще один рубеж: пятидесятилетний. Что ж, опять все повторится? На колу мочало — начинай сначала?

Не совсем так, с вариантами. Но тоже непросто.

Когда мужчине пятьдесят, он уже, как правило, смирился с возрастом. Его меньше пугает то, что в зеркале по утрам он видит господина солидного возраста, с заслуженными морщинами, с благородной сединой (а какой ей еще быть) и с молодой улыбкой. Все нормально! При этом хватает сил кататься на лыжах, продуктивно работать и даже нянчиться с внуками... Одно беспокоит: страшно не то, что тело стареет, а то, что душа при этом остается молодой. И молодая душа никак не может пройти мимо хорошеньких женщин лет эдак 25-30.

Здесь речь не идет о влюбленности или марсианских страстях. Начинается другая история.

Мужчина уже почти все знает об этой жизни. А если к тому же он прожил большую ее часть интересно и насыщенно, то ему есть чем поделиться. И с кем же делиться, как не с юными, неопытными красавицами, обладательницами шелковой кожи и стройных ножек? А как они умеют изумляться до головокружения, удивляться и восхищаться! Так и хочется сказать — до идиотизма, — но промолчу. А мужчина, уставший лев, готов впитывать их радость и чувствовать себя первооткрывателем чудес света для милых глупышек. Он что, опять сошел с ума?

Нет, на этот раз он стал слишком сентиментальным. Правда в том, что по достижении мужчиной пятидесяти или шестидесяти лет уровень тестостерона снижается, человек становится менее агрессивным, ему хочется нянчиться, заботиться, опекать. Не внуков — для этого еще немножечко рано, — а юных нимф. Мужчина ничего не знает о противном тестостероне, он просто хочет радости. Так что хватит о гормонах, пора и честь знать!

Кризис среднего возраста: когда все есть, но ''все не то''

А истории бывают такими:

Николай, 54 года:

У Николая взрослые дети, живущие своей жизнью. Есть маленький внук, но им занимается бабушка. Ах да, жена Николая. Он — человек состоятельный и состоявшийся. Объехал по роду деятельности почти весь мир. У него куча рассказов, впечатлений, наблюдений и выводов.

"Внук слишком мал, чтобы быть благодарным слушателем. С женой каждое запомнившееся впечатление приходится начинать со слов: „А помнишь...“, а это угнетает. Да и не помнит она ничего, ей — про Париж, а она — про Ванечку, внука! А недавно, совершенно случайно, в супермаркете, помог молодой девушке разобраться с покупками. Милая, не очень успешная и какая-то щемяще одинокая. Разговорились. Родители в другом городе, приехала учиться, не поступила. Теперь работает за гроши и комнату в коммуналке снимает. Прямо сердце защемило... Подвез до дома, расспросил о жизни. Захотелось помочь. Так и закрутилось. Я ведь еще ого-го! Вот думаю показать ей океан, Северную Европу. Представляю, какие у нее будут глаза, сколько будет счастья! Ведь она ничего в жизни не видела. Правда, иногда бывает трудно с ней, ощущаю себя человеком из другого столетия. Но это нечасто. Зато счастлив! Чувствую себя нужным, необходимым. Это здорово!"

В кризисе пятидесяти лет мужчина редко уходит от жены к любовнице. Он прекрасно понимает, что молодая женщина ему не пара. Очень трудно круглые сутки находиться рядом с человеком другого менталитета. Не знающим наизусть стихов Цветаевой и Мандельштама, но зато произносящим половину слов на непонятном сленге. Говорить почти не о чем, общие интересы стремятся к нулю. Но все равно приятно!

С психологической точки зрения мужчина компенсирует недостаток значимости, стремится быть оцененным по достоинству. Более того, он удовлетворяет свою сентиментальную потребность стать для кого-то "добрым ангелом", исполняющим самые невероятные желания. С молоденькой неопытной нимфой это проще, да и приятнее.

Мужчине кажется, что жена его уже почти не замечает, увлеченная ролью бабушки. Это не так! Ей, как никогда, нужно внимание мужа. Ей нужны комплименты и восхищение. В молодости женщин любят, потому что они красивые. В зрелом возрасте женщина красива, потому что ее любят. Такая простая логика!

Случается и по-другому.

У меня на приеме Алексей пятидесяти трех лет.

У Алексея в этом году был юбилей — тридцать лет совместной жизни. Семья была дружная и по духу очень молодая. Вырастили с женой прекрасного сына. Сын женился, у него трое детей. Алексей не просто любит, почти боготворит свое произведение. Одна беда — молодая семья уехала жить за границу. Сын много учился, сделал хорошую карьеру, и его пригласили работать в Европу. Когда сын с невесткой и малышами собирали чемоданы, проходили необходимые формальности, Алексей радовался и гордился. Но вот за ними закрылась дверь... И началось!

На него навалилось ощущение пустого гнезда, бессмысленности и усталости. Им с женой стало нечего делать вместе. Говорить не о чем, эмоций нет, общих забот нет. Куда-то бежали, бежали... а теперь пришла пора остановиться. Оглянулись, и вдруг показалось, что тепла-то никогда и не было, взаимопонимания тоже. Холод в душе, холод в доме... Хоть в петлю лезь! Как жить дальше, если ничего неинтересно, и непонятно зачем двигаться?

Вот такая история. Хочется произнести с умудренным видом и всезнающей интонацией: "Пройдет и это!" Только банальности никого не спасают. Слушая историю Алексея, я вспомнила любопытную индийскую традицию, дикую для нашей культуры. В Индии мужчина проходит несколько этапов жизни: период детства, период обучения, период "домохозяйствования" — и так до шестидесяти лет. А потом традиция предоставляет ему право уйти из дома в поисках мудрости и души. Семья относится к этому с пониманием и уважением.

В нашей культуре это невозможно, никто не поймет. Но люди "уходят" сплошь и рядом. Очевидно, у них возникает насущная потребность ответить себе на какие-то очень важные вопросы, понять что-то главное. Кто-то уходит " в себя", то есть формально присутствует, но в жизнь близких не вникает; кто-то уезжает жить за город, ссылаясь на чистый воздух и близость природы; кто-то полностью отдается своему хобби; а кто-то бежит в алкоголь.

В возрасте пятидесяти-шестидесяти лет мужчине важно нащупать почву под ногами, не утратить себя. Жизнь продолжается, и хорошо бы не чувствовать себя вне ее течения.

Кризис среднего возраста: когда все есть, но ''все не то''

Мужские кризисы проходят болезненнее и тяжелее, чем женские, поскольку мужская самоидентификация требует постоянной коррекции.

Кризис — это возможность переосмыслить очередной жизненный этап и найти смыслы следующего. Кризис следует благословлять и благодарить, иначе движение вперед остановится.

Во время кризиса среднего возраста главное — не паниковать, не суетиться и понять, что внутренние проблемы нельзя решить внешними средствами.

Не стоит принимать серьезных жизненных решений до окончания периода кризиса.

Кризисы самоидентификации — это землетрясение, которое лучше пережить с минимальными потерями.

Кризис — это новое рождение.