Содержание:

Рассказы усыновителей обычно начинаются с фразы: "И тут мы увидели наше солнышко..." А о том, что предшествовало встрече с малышом, большинство людей рассказывать не любят. Поиск "своего" малыша — психологически очень сложный процесс, и вспоминать или говорить о нем многим просто больно. Однако потенциальным усыновителям имеет смысл подготовиться к возможным проблемам заранее. Хотя сделать это не так-то просто.

Когда мы с мужем говорили о желании усыновить ребенка, он мне сказал одну фразу: "Мне все нравится в этой идее. Но выбирать ребенка как на рынке — это страшно". Я, надо сказать, пропустила его слова мимо ушей. Мол, что ж тут поделаешь? Это неизбежно, так работает эта система. Однако на деле оказалось, что лучше бы ко встрече с этой системой было подготовиться, понять, как она работает и в какие психологические ловушки можно попасть.

К содержанию

Немного о системе

Попробую "на пальцах" объяснить, как устроена система, в которой есть информация о детях-сиротах.

Для того, чтобы малыша можно было устроить в семью, он должен получить сиротский статус. Если родители отказались от малыша официально, его можно усыновлять, брать под опеку или в приемную семью. Однако многие дети статуса на усыновление не имеют, поскольку юридически у них все еще есть связь с кровными родителями. К примеру, биомать находится в местах лишения свободы, и лишить ее прав нельзя, даже если до этого она ребенка не навещала в детском доме и судьбой его не интересовалась. Или же родителей ребенка только-только лишили прав, и еще не истек срок, в течение которого они могут опротестовать судебное решение, "одуматься". В этих и других случаях малыша можно брать под опеку или в приемную семью.

Когда малыш получает статус "подлежит устройству в семью", у него появляется свое личное дело и его прикрепляют к районной опеке того учреждения, в которое он попал, т.е. детского дома или дома ребенка. В течение месяца районная опека должна постараться устроить ребенка в семью, а если ей это не удалось, передать информацию о нем в региональный банк данных (к примеру, из опеки района в подмосковном городе в банк региона Московская область). Если и этот оператор в течение месяца не находит новых родителей, он обязан передать информацию в Федеральный банк данных www.usynovite.ru

Важно! Передача данных о ребенке в вышестоящую организацию не означает, что районная опека или региональный банк перестает заботиться о его устройстве в семью. Также важно: региональный или федеральный банк данных имеет право выдать вам направление для посещения ребенка, но он все равно будет согласовывать этот вопрос с районной опекой: вдруг ребенка уже кто-то начал навещать, обратившись в район напрямую? Вдруг биомать решила восстановиться в своих правах? Контрольные звонки в опеку в этой ситуации защищают и усыновителя, и ребенка от тяжелых стрессовых ситуаций.

К содержанию

Банки данных

Функция региональных и федерального банка понятны: собрать в одном месте информацию о детях. Однако на практике информация и ее обновление запаздывают. В результате в крупных банках могут не знать, что, к примеру, ребенок уже получил статус на усыновление — а у них он по-прежнему значится подлежащим только опеке и попечительству. Таким образом, если вы будете просматривать анкеты детей "с прицелом на усыновление", вы можете упустить из виду некоторых малышей. Или же, что ребенка посещают потенциальные родители — люди, которые устанавливают контакт с малышом, но согласия еще не подписали. База детей обновляется не ежедневно, а раз в неделю или реже в зависимости от региона.

Что происходит с потенциальным усыновителем в этой ситуации?

Во-первых, поиск ребенка — это психологическое испытание само по себе. Многие еще в процесса сбора документов просматривают региональные или федеральную базы и уже мысленно привязываются к конкретному ребенку по фотографии. И это понятно: решение принято довольно непростое, процедура тянется, человеку свойственно переживать и делать хоть что-нибудь, что приблизит его к будущему малышу. Однако к моменту, когда потенциальные родители имеют пакет документов, малыш уже, возможно, будет устроен в семью. Это серьезный стресс.

Избежать его можно только если волевым усилием заставить себя отвлечься от конкретного ребенка: не просматривать базу, не рисовать себе именно этого малыша в своей жизни, не возвращаться раз за разом к фотографии в газете из раздела "Ищу маму и папу". Многие усыновители прошли через опыт разочарования "ребенка забрал кто-то другой" — в эти моменты стоит вспомнить о том, что именно ваш малыш непременно вас дождется. Усыновителям знакомы мистические истории, когда из дома ребенка забирали самых разных детишек, а какой-нибудь совершенно замечательный, практически здоровый ребенок долго не мог дождаться свою маму, хотя объективно никакой логики в этом не было. Или же кто-то долго бился с чиновниками, торопил оформление с документами, получал задержки, что называется "на ровном месте", а потом находил малыша, у которого статус на усыновление появился именно тогда, когда у мамы были готовы все бумаги — а получи она их раньше, они бы не встретились. Видимо, приемные детки, как и родные, появляются в нашей жизни не случайно, и судьба распоряжается нами правильно.

Во-вторых, многие из обратившихся в региональные банки данных, просто не могут понять, где же дети. По телевизору показывают чудных малышей, в газетах печатают симпатичные мордашки, а в банке (простите за цинизм) сплошь тяжело больные дети или дети из многодетных семей, которых усыновить вы не готовы. Ходят слухи о том, что чиновники "придерживают" детей в интересах иностранных усыновителей, но это не так. Просто из-за волокиты о многих детях не обновляется информация, просто на местах хорошие специалисты из опек устраивают малышей в семьи самостоятельно, просто довольно часто данные о здоровье ребенка даются в виде сухих фактов, без поправки на то, что малыш, который пережил депривацию, просто не может развиваться нормально — поэтому список диагнозов может быть страшнее, чем реальная картина.

Не стоит поддаваться панике. Если вам не смогли помочь в крупном центре, обращайтесь в опеки на местах. А можно попробовать с этого и начать, не пытая счастья в крупных центрах. Просто возьмите телефонный справочник или посмотрите в Интернете, к какой опеке относятся дома ребенка и детские дома вашего (или же другого — по вашему желанию) региона, и обращайтесь к ним напрямую — вы имеете на это право, если у вас готовы все документы. Специалисты на местах дадут вам более точную информацию, в частности про статус ребенка. К примеру, сколько осталось времени до того момента, когда малыша можно усыновить, если его биологические родители были лишены прав.

Поверьте: остаться "без ребенка" — невозможно. К сожалению, в нашей стране все еще огромное число сирот, которое в разы больше желающих дать им семью.

К содержанию

Общение с чиновниками

Неприятно об этом писать, но шила в мешке не утаишь. Далеко не во всех инстанциях усыновителей ждут с распростертыми объятьями. Бывает и так, что приходишь в банк данных и попадаешь в странную атмосферу: как будто ты пришел просить у государства миллион долларов на личные нужды. Относятся крайне пренебрежительно, задают вопросы вне рамок собственной компетенции. В этой ситуации имеет смысл помнить о своих правах: у вас с собой паспорт и заключение районной опеки о том, что вы можете быть кандидатом в усыновители — этого достаточно. Ваша личность, подробности личной жизни, мотивы усыновления и т.п. оператора не касаются. Вы имеете полное право на личные вопросы не отвечать. И чего уж точно не стоит делать, так это чувствовать себя виноватым, а это нередко случается с теми, кто усыновляет ребенка потому, что не может иметь собственных детей, и при этом уже не раз в процессе сбора документов был вынужден объясняться с чиновниками самых разных инстанций. Мне однажды пришлось держать за руки немолодую пару и говорить им: "Ребята, вы совершенно нормальны, помните об этом. Желание растить ребенка — это самое главное."

В некоторых региональных центрах нужно вставать на очередь для просмотра базы данных: то есть вы сначала приезжаете на прием, ваши документы придирчиво рассматривают, и лишь после этого назначают дату, когда вас допустят до просмотра базы по детям. Причем, время просмотра ограничено условиями оператора, а не вашим желанием и возможностями. К этому тоже надо быть готовым и пережить тот момент, что поиск ребенка превращается в компьютерную игру на внимание и скорость.

Очевидно, эффективность работы чиновников измеряется количеством показанных анкет. Поэтому база данных не позволяет, к примеру, исключить из просмотра анкеты детей с тяжелой инвалидностью и т.п. — все это вместе с фотографиями вы будете видеть и говорить "дальше", "следующую, пожалуйста". Посещение регионального центра из-за этого превращается в ситуацию, когда вы сможете себе представить, сколько в этом регионе детей-инвалидов, и увидите это в лицах. К этому тоже нужно быть готовым — испытание не для слабонервных. Просто дайте себе установку и сразу же предъявите ее оператору: не интересующие вас анкеты он будет быстро закрывать, а вы будете себе говорить: это не мой ребенок, я ищу своего ребенка. Как потом забыть о том, что есть сотни детей, которые навряд ли найдут семью — я не знаю. Но когда вы отыщете своего кроху, когда будете строить с ним жизнь, острое ощущение этого ужаса постепенно рассеется.

Людям с обостренным лингвистическим чутьем нужно быть готовым и к местному сленгу, который может их травмировать. Нередко больных детишек, анкеты которых вам все равно будут показывать "до кучи" могут называть пренебрежительно, процесс поиска ребенка называть "подбором". "Кто тут следующий на подбор? Вы на подбор записывались?" По возможности пропускайте мимо ушей — научились же вы игнорировать прекрасный сленг отечественных гинекологов из серии: "Со скольких лет вы живете?"

К содержанию

Возможно, это он!

У регионального оператора или в районной опеке кандидатов в усыновители обязаны познакомить с данными о детях, которые соответствуют его требованиям. О требованиях можно сказать так: чем они мягче, тем больше шансов найти малыша. Впрочем, вы имеете право искать ребенка именно так, как вы хотите — у каждого свой путь: один человек говорит "любого, более-менее здорового лет до пяти", другой — "только светловолосого мальчика до полугода". Но все в конечном итоге находят своих детей. Это — главное, и размышлять на тему "правильно ли я формулирую" — не стоит.

Итак, вам должны предоставить максимум информации о детях, которые вас заинтересовали. В региональных банках она более скудная, поскольку ее присылают в виде сухой формы, в которой отражены основные факты биографии ребенка и заключения о состоянии здоровья. В опеках многих детей знают лично, поддерживают контакт с домом ребенка или детским домом, могут при вас сделать звонок и задать любой вопрос руководству детского дома — это важно.

Возникает вполне разумный вопрос: как общаться с теми, кто владеет информацией о детях? О чем спрашивать? На что обращать внимание?

  1. Возраст и пол. Здесь все зависит от вашего желания. Давать рекомендации со стороны — совершенно бессмысленное занятие. Считается, что приемный ребенок не должен быть старше родного, если такой уже есть. Однако есть примеры удачного усыновления и вопреки этому правилу.
  2. Информация о статусе и биосемье. В опеке на эти вопросы отвечают предельно четко. Как появился у ребенка статус на усыновление? Не будет ли препятствий со стороны других кровных родственников (к примеру, биологическая бабушка может быть не в состоянии взять ребенка под опеку, но ходит его навещать в дом ребенка)? Проще говоря, могут ли возникнуть у вас проблемы в суде.
  3. Состояние здоровья ребенка. Это самый тонкий момент. Пожалуй, нет ни одного ребенка, который был бы совершенно здоров. Задержку в умственном и физическом развитии имеют все дети — и это совершенно нормально. Вопрос в том, чем обусловлена эта задержка? Постарайтесь узнать историю жизни и развития ребенка. К примеру, совершенно естественно, что малыш, который имеет слабое здоровье, плохо развивается интеллектуально — он постоянно находится в изоляторе, даже с персоналом и другими детьми не видится, не говоря уж о том, что ему никто не уделяет внимания, как это бывает в семье. Естественно, он будет отставать очень и очень сильно. В целом, "задержка в развитии" — не повод отказываться от этого конкретного ребенка. Многие состоявшиеся усыновители знают, сколько диагнозов просто "испарялось", стоило малышу освоиться дома. В то же время, в домах ребенка, разумеется, есть немало детей, которые имеют действительно грубые патологии, которые целиком и полностью излечить не удастся.

Грубо говоря, если у ребенка все в порядке со статусом и нет инвалидности, вам все равно придется смотреть на него своими глазами и, извините за пафос, делать для себя вывод: верите ли вы в него и в себя или нет. Потому что ребенок в детском учреждении настолько подавлен, жизнь маленького человечка настолько неестественна, настолько противоречит тому, что действительно нужно для развития его личности, что сбой в развитии — норма, а понять, как малыш будет развиваться в дальнейшем — практически невозможно. Верно только одно: лучше, чем в госучреждении.

В момент, когда вы решаете, брать ли направление на встречу с малышом, вы находитесь во власти сильных эмоций. Во-первых, вам очень жаль этого кроху — у каждого из детей-сирот тяжелая жизненная история, каждому хочется дать любовь и тепло, перед каждым мы чувствуем себя немного виноватым просто потому, что мы — большие, и у нас все не так-то плохо, а они — маленькие, и у них никого и ничего нет. Однако помните, что одно лишь экстатическое чувство не поможет вам принять правильное решение. Поэтому заранее будьте готовы делать паузы. Получили информацию об одном или нескольких детях — возьмите тайм-аут на день, чтобы переварить это у себя в голове и определиться: брать или не брать направление. Получите направление — возьмите тайм-аут, чтобы идти знакомиться с ребенком в спокойном состоянии.

Если вы определитесь, вам выдадут направление на посещение ребенка. Обычно оно действительно в течение месяца, в конце которого вы должны принять решение и сообщить в опеку. В это время другим желающим усыновителям встречаться с ребенком будет нельзя.

Никитина Анна