Второй день пребывания в Гоа мы решили начать с завтрака в отеле, который, собственно, включался в оплату за наше в нем проживание. В ожидании увидеть изобилие всевозможных утренних деликатесов мы провели добрую половину часа, пока наконец не сообразили, что внимания официанта надо еще заслужить! Пощелкав пальцами, поулыбавшись, помахав руками, наконец просто покричав, мы удостоились-таки чести быть выслушанными.

После некоторых объяснений нам сказали, что все ОК и через минуту будет великолепный завтрак. Представьте: столик на открытой веранде с видом на океан, с которого дует теплый ветер, виден белый песок, солнце еще не слишком печет, повсюду цветы, пальмы, легкая музыка... Мы ощущали себя практически VIP-персонами где-нибудь на Ривьере (кстати, фраза VIP-персон еще не раз сыграет с нами злую шутку...). Белоснежные салфетки аккуратно разложены на коленях, вилочка возле левой руки, ножичек - возле правой... Надо же наконец показать, кто мы такие!!! И вот наш завтрак плывет в воздухе на подносе... Мы в предвкушении...

Фантазия в паре с уже проголодавшимся желудком рисует в воображении картинки немыслимых омлетов с морепродуктами, хрустящие горячие лепешки, нежнейший кофе с какими-нибудь особыми специями, десерты из редчайших фруктов... И тут перед нами широким жестом на стол ставят яичницу... То есть - яйцо (одно, едва поджаренное)! Самое что ни на есть обыкновенное! Во всем своем яичном великолепии... Компанию ему, правда, составили пресная булочка, кусочек масла, джем и чай. То ли они хотели показать, кто мы в действительности для них такие, то ли это они всех так прикармливают по утрам, но это была первая и последняя трапеза в ресторане нашего отеля. Что ж, зато, когда за нами приехала машина, мы ощущали в животе необычайную легкость, глаза горели и вообще мы были давно готовы! В доме жениха нас уже дожидались. Энтони рассказал нам, что их будущий семейный союз планировался родителями. В Индии принято подыскивать пару молодым без участия этих самых молодых... Но семья, в которую мы ехали, оказалась очень демократичной. Их дети получали образование в Англии, традиции соблюдались с учетом некоего современного благоразумия и адекватности. И невесту старшему сыну Энтони родители выбирали с обязательным учетом его мнения и мнения самой девушки. Невесту звали Шэрон. Семьи молодых дружили уже много-много лет и, будучи еще детьми, Энтони и Шэрон имели возможность хорошо узнать друг друга. Поэтому помолвка молодых была абсолютно обоюдной. Обе семьи готовились к свадьбе ровно год. И подготовка не прошла даром! Уж поверьте мне... Но об этом чуть позже...

Этот день - последний перед свадьбой - был полон всевозможных традиций. И по прибытии мы стали свидетелями первой из них. Это - выставление на всеобщее обозрение приданого невесты. Мы знали о том, что в прежние времена у нас, на Руси, было нечто похожее. Но воочию ничего подобного не видели. "Демонстрация приданого", как, впрочем, и остальные традиции, которые я опишу дальше, происходят обязательно в доме жениха. В большой комнате на столе, шкафах, на полочках, на настенных вешалочках располагались вещи невесты. Все! Начиная со свадебного платья, постельного белья и дорогих украшений и заканчивая всевозможными жизненно-необходимыми предметами женского бытия. Изобилие, красота и практически ощущавшееся трепетное чувство, с которым было разложено все вышеперечисленное, поражало воображение. Гости аккуратной очередью проходили по кругу, рассматривая, а порой и трогая, все, что было на их пути. Обсуждениям и восторгам увиденного не было конца.

Логичным завершением сего мероприятия стал обед, плавно переходящий в традицию номер два. А заключалась она в следующем. Сначала кормили нищих. Определенное число бездомных или просто бедных людей усаживают на пол по кругу. Количество их в разных штатах колеблется приблизительно от 7 до 20 человек. Приглашенные одеваются в самые яркие одежды, какие только у них есть, хотя ноги, правда, у всех босые... На руках у женщин побрякивают многочисленные браслеты. Передо всеми помимо обычных мисок и чашек с соусами и булочками, ставят широкие тарелки, представляющие из себя своеобразные многослойные чаши, сшитые из больших засушенных листьев. Наполняют их всевозможными яствами: горячими закусками, по особому приготовленными хлебными лепешками, салатами и сладостями. Такое угощение символизирует щедрость семей жениха и невесты и является как бы залогом благополучия будущей молодой семьи, "полной чаши" в их доме и отсутствие зависти и злобности со стороны соседей, знакомых и просто любых менее обеспеченных людей. По окончании церемонии угощения, всем "бедным" выдается пакет с гостинцами, чтобы они взяли вкусности с собой и смогли угостить еще кого-то из друзей-родственников дома. Это что-то типа еды "на вынос". Потом накрывается стол для всех приглашенных гостей. У нас принято за столом говорить много тостов. Там этого нет. То есть абсолютно! Все по очереди наполняют свои тарелки и рассаживаются где кому удобно или просто стоят. Отец Энтони произнес коротенькую речь, благословляя и благодаря всех гостей за то, что они пришли. Все поднимают бокалы и... желудки начинают активно принимать пищу. Вкусную! Очень вкусную... По специальным рецептам и в приготовление которой хозяева дома поистине вложили всю душу!

После обеда нас отвезли домой. Точнее - в наш отель, который мы уже успели полюбить. Упустить дополнительный шанс поиграть с волнами и понежиться на сказочном песке не было никакой возможности.. И желания... Солнце в Гоа обладает такой особенностью, что оно практически совсем не жжет. Оно просто ярко светит, ласково, нежно касаясь распростертых и тающих от счастья тел, согревая и наполняя их жизнью.

Где-то издалека мы вдруг услышали странный позвякивающий звук. Выработавшийся за время путешествия до Маргоа рефлекс молниеносно реагировать на любую непонятную ситуацию привел нас в чувство и поднял на ноги. Звук усилился, к побрякиванию добавились голоса. Но пока никого не было видно. И вот из-за поворота появляется очччень странная компания. Мужчина, явно европеец и явно не получающий удовольствие от общения со своими спутниками. А точнее спутницами. Ими оказались две молодые девушки, местные! Кожа цвета.. темного-темного красного дерева, волосы черные, длинные, частично выпутавшиеся из-под платка и развевающиеся на ветру, на руках и ногах, босых, браслеты, причем самые разные, от тканно-деревянных и до белых полуметаллических с серебряными колокольчиками, которые по всей видимости и издавали позвякивающий звук. В носу одной "барышни" огромное блестящее кольцо. Про уши я вообще молчу... Одежда в виде сари, но какого! Цветовая гамма и рисунки шокируют, отличают словарный запас и мгновенно делают даже самые маленькие человеческие глазки огромными от удивления! Синие полосы, огромные желтые клетки, фиолетовые цветочки, малиновые лепесточки. И все это накручено, наверчено, обмотано на поясе, через плечо, поперек живота и т.д. и т.п. Довершением сего произведения были огромнейшие сумки, как у "наших российских челноков", из которых выглядывали кусочки тканей такой же боевой раскраски, как и одежда "аборигенок"! Вот это было зрелище!! Оказалось, что это местные "продавцы с лотка". Европеец использовал паузу, когда девушки смотрели на нас практически так же, как и мы на них, застывшие в изумлении, и юркнув в сторону, спрятался за нашими спинами. Узнав откуда мы прибыли, девушки немного оторопели и при первой же встрече торговаться с нами видимо не решились. Сказали, что придут завтра. Мы кивнули и проводив их взглядом до поворота, остались наконец наедине со "спасенным", как сам себя назвал мужчина.

Европеец оказался туристом из Германии. Таким же любителем "нехоженых тропинок" и острых ощущений, как и мы сами. Звали его Ганс. В разговоре, покраснев, он поведал нам одну свою историю, которая объяснила столь быстрое ретирование местных "красавиц". Как-то его встретила и окружила толпа подобных жриц торговли. Ни объяснения, что нет денег, ни доводы, что он уже все купил, ни ругательства наконец, не помогали ему отвязаться от назойливых продавщиц. И тут (нам он правда клялся, что сам не понимает почему сказал такое, не иначе как от помутнения рассудка в связи с жарой или головной болью) он заявил, что он из России. Толпу как ветром сдуло! Что могло их так напугать, непонятно. То ли это мифы о "длинных руках российской мафии" долетели до местных широт, то ли события минувшего года близ Белого дома в Москве, то ли просто какие-то старые легенды. Но в дальнейшем Ганс не единожды прибегал к такому методу избавления. И почти всегда действовало. Вечером, когда мы с подругой перепробовали почти все фрукты, купленные на близлежащем рынке и вытянувшись подремывали на нашем балконе, за нами приехала машина. Оказалось, что впереди нас ожидает еще одна, последняя предсвадебная традиция. Самая интересная.

В доме жениха царила атмосфера праздника, безудержного веселья и предвкушения чего-то такого, что зажигало в глазах взрослых и детей огонек смеха, азарта и неуловимой доброй каверзы. В недоумении мы стояли на веранде, пока дети не взяли нас за руки и не завели внутрь. В доме происходило явно что-то не то. И совсем не похожее на серьезные традиции древнего Востока. Посреди комнаты расстелена большая простыня, на ней два стула, рядом табуретка, на которой располагалась большая чаша с непонятной белой жидкостью. Мы решили, что это молоко. Не ошиблись. Почти. Молоко-то оно конечно молоко, но только не от коровы, а из кокосов. А на дне - рис. Минут через десять, когда молодые девушки и ребята уже едва сдерживая переполнявшие их эмоции, сновали туда-сюда, пряча что-то за спиной и перешептываясь, на пороге появились ОНИ! Энтони и его друг, по нашему свидетель. Из одежды на них были только, трусы, простите, и рубашки... Второе и главное - это были их глаза... В них перемешивались искорки смеха, малая толика робости, смущения и решительности одновременно.

В принципе, обойтись можно было и одним женихом. Но ребята были старыми добрыми друзьями и посему "отдуваться" пришлось на пару. Их усадили на стулья, все желающие тут же организовали длиннющую, но упорядоченную очередь и "доступ к телу" был открыт.

Процедура обряда представлялась так: доброжелатель (друг, родственник) подходит к жениху, зачерпывает горстку риса с кокосовым молоком и воздевая руки над головой молодого человека, благословляет его на будущую семейную жизнь и желает ему всего-всего-всего самого хорошего. Затем молоко из пригоршни выливается на голову, олицетворяя этим священное омовение. В силу демократичности семейства и изменившихся современных нравов молодежь несколько переиначила практическую реализацию сего таинства, добавив к рису всевозможные кашицы, куриные яйца, размазываемые по голове, плечам, за шиворотом ребят, как бы мстя и вымещая на них свои старые "обиды". Молодые люди покорно сносили все измывательства под общий сокрушающий хохот, постоянно сыпавшиеся со всех сторон шуточки. Мелкие монеты, песок, солома, варенье, жидкий шоколад в купе с молоком медленно, но верно преображали доселе симпатичных и вполне узнаваемых друзей и превращали их в живых чучел, перемазанных от макушки и до пят, по спинам, рукам и ногам которых стекали разноцветные струйки непонятной жидкости. Со всех сторон кричали, смеялись и улюлюкали. Все до одного, и мы в том числе, приложили руку к "омовению".

По прошествии более чем часа, когда молоко уже закончилось, все "боеприпасы" были на исходе, животы и лица болели от смеха, Энтони и его друг встали, поклонились всем, поблагодарили за "доброжелательность" и под всеобщие аплодисменты были отпущены.

Мы с подругой твердо решили перенять эту "добрую" традицию и обязательно применить ее на деле.

На следующий день была свадьба. Если кто-то из читателей ожидает сейчас услышать рассказ о невесте с закрытым паранджой лицом и женихе, который приезжает на коне, то спешу предупредить - здесь такого не будет. Повторяюсь, что семьи демократичные, времена изменились и некоторые традиции, хоть и оставшиеся обязательными стали заметно цивилизованнее.

Итак свадьба состояла из двух основных частей: венчания и вечернего празднования. Жених и невеста в церковь приехали на отдельных машинах, каждый из своего дома. На пороге храма их родители соединили руки молодых и благословили. На венчание было приглашено очень много народу. Храм, специально заказанный на это время целиком для свадебной церемонии, вместил порядка двухсот-трехсот человек. Все приглашенные расположились на лавочках, ведь в католической церкви, как наверное многие знают, прихожане не стоят на службе, а сидят. Каждому человеку заранее показали его место, провожая и удостовериваясь, что ему там удобно. Несмотря на большое количество гостей не было ни толкотни, ни суеты. Атмосфера царила возвышенная и одухотворенная. На передних местах усадили детей. Поскольку к свадьбе готовились год, все было тщательно продумано и выполнено наилучшим образом. Все маленькие девочки, от трех до десяти лет были одеты в абсолютно одинаковые по крою платья, туфельки, с одинаковыми бантиками и корзиночками в руках. Но ни у одного ребенка ни разу не повторился цвет одежды. То тут, то там мелькали красные, розовые, салатовые, желтые, голубые живые куколки. И эти маленькие принцессы, как сошедшие с картин феи непрерывно щебетали и стреляли своими огромными радостными глазиками по сторонам, вызывая у всех умиление, восторг и ласковые улыбки.

По другую сторону сидели мальчики. Одеты все во фраки, с бабочками, накрахмаленными платочками в кармашках. Гости были наряжены в праздничные сари, костюмы, платья. Аромат сандала и других благовоний наполнял воздух, но душно не было - заблаговременно продумали и обустроили даже это. Молодые стояли перед алтарем и священник долго читал молитвы, задавал им разные вопросы, водил кругами, ставил на колени, сажал на стульчики, поил освященным вином. Периодически в процессе бракосочетания принимал участие хор. Гостям раздали маленькие именные пригласительные - книжечки со словами этих песен-молитв-благодарностей всевышнему, и тогда все пели вместе. Даже дети. В правой части храма располагалась трибуна, за которой в обычное время читали проповеди. В тот день место оратора по очереди занимали гости, произнося длинные и не очень поздравительные речи. Завершающей стадией стало причащение. Сначала молодых, уже мужа и жены, а затем и всех остальных, кто по вероисповеданию был также католиком.

После окончания процедуры венчания все гости вышли на улицу, в просторный двор, украшенный специально к этому дню гирляндами из живых цветов, разноцветными лентами, красивыми шелковыми навесами. Время близилось к полудню и солнце во всю делало свое жаркое дело. Но и тут окружали комфорт и забота организаторов свадьбы. Всем без исключения с учетом вкусов каждого выдавали сок, фрукты, вино, сладости, орехи. Еще одной традицией свадьбы в Индии оказались подарки всем гостям мягких белых медвежат на подставочке. В лапках медвежата держали маленькие открыточки, в которых было написано: "Спасибо вам большое, что пришли на нашу свадьбу. На добрую память. Энтони и Шэрон. 20 апреля 1999 года. Маргао". Плюс к этому каждому гостю к костюму прикрепляли заколочки в виде миниатюрных аналогов мишек на подставке. И таким образом сразу было понятно, кто здесь приглашенный, а кто просто случайный прихожанин.

Перед выходом виновников торжества всем гостям раздали горстки риса и лепестков роз, чтобы осыпать первые шаги молодоженов из храма. Музыка, веселые разговоры, счастливые глаза... Родилась новая молодая семья! Потом последовали долгие процедуры фотографирования. Хочу заметить, что в свадебный альбом, как мы узнали позже, попали абсолютно все отснятые фотографии. У нас их тщательно отбирают, а там даже очень похожие снимки имели честь попасть в общий праздничный архив. Каждую детальку одевания невесты, подвязывание галстучка жениха... Вторая часть свадьбы должна была состояться вечером, когда спадет жара, в ресторане отеля, в котором мы проживали. Поэтому было время для отдыха и гости начали разъезжаться. С транспортом тоже не было никаких проблем. Даже специальный фургончик для детей. С виду он напоминал обычный джип. Может он таковым и являлся.. Но детей туда сажали сзади, как будто в багажник! Мы были в шоке! Хотя детский смех, как переливчатый многоголосый колокольчик, и их радостные щебетанья-обсуждения увиденного говорили, что детишек такой способ перемещения явно устраивает.

В тот вечер погода на побережье стояла просто сказочная. Огромное чистое небо. Тихое царственное перешептывание невидимого океана, сравнимое пожалуй лишь со спокойным урчанием мощного сильного зверя. Столики располагались на открытом воздухе, буквально в ста метрах от берега. Свежий воздух наряду с восточными ароматами наполнял легкие и немножко кружил голову. Ресторан был украшен многочисленными гирляндами с разноцветными лампочками, цветами, шарами. Поскольку из нашего номера вся подготовка к вечеринке была прекрасна видна, мы не спешили присоединяться к первым пришедшим на этот праздник жизни. Любуясь небом, вслушиваясь в перекатывания волн, вдыхая вечернее очарование Гоа, мы... мы будто растворялись в раю... Приезд молодых, теперь уже навсегда вместе, сопровождался радостным ликованием, музыкальными раскатами и всеобщими аплодисментами. Спиртного, в отличие от того, как это обычно бывает у нас на таких мероприятиях, практически никто не пил. Газированная вода, сок, пиво.

Шведский стол с разнообразными закусками, соусами, горячими блюдами, фруктами и конечно десертами. Саму вечеринку по поводу бракосочетания описывать наверное не стоит. Единственно, о чем не могу умолчать - это тот факт, что танцевали все! И стар и млад, и парами и поодиночке. Причем танцевали не просто как на дискотеке, несколько хаотично, а почти профессионально! В танце чувствовалась уверенность, упорядоченность, последовательность действий. Чистота и красота движений завораживала. И это, повторяюсь, у всех! Каждый танец имел свой определенный набор поворотов, линий. И все участники с легкостью и удовольствием воспроизводили на свет божий маленькие шедевры танцевального мастерства. Закончилось все ближе к полуночи, когда все довольные и уставшие начали расходиться по домам. Огоньки погасли, столики убрали, музыка стихла. Завтра наступит первое утро новорожденной молодой семьи.

Мы с подругой потом еще долго бродили по берегу, вспоминая минувший день и делясь переполняющими нас впечатлениями. Ветерок ласково трепал по волосам, песок нежно прикасался к нашим босым ногам, на душе было легко и счастливо. Спать совсем не хотелось. И казалось, что делать это здесь не нужно вовсе, и как-то даже неприлично. Потому что окружающий нас мир...был так похож на сон... на сказку...

Morn, lmorning@casino.com.