Начать придётся с одного из самых неприятных периодов в моей жизни. Было время, когда я пил. И пил очень сильно. Почему так случилось — отдельный разговор, сейчас не об этом. Как большинство сильно пьющих, я практически не занимался воспитанием дочери, зато в компании таких же, как я, частенько рассуждал, как люблю свою дочь. Зато потом, когда пришло время бросить пить, ужаснулся. Как само собой разумелось то, что дочь, которая на тот момент училась в 9 классе (раньше это был 8) могла придти домой с запахом спиртного. Так же сама собой звучала фраза: "Пап, дай закурить". Попытки объяснить, что так нельзя, натыкались на непонимание, перемешанное с искренним удивлением: "А что тут такого-то? Все так делают!"

В школе дела у нас шли не плохо, а очень плохо. Мало того, что она частенько прогуливала уроки, так последний месяц (май) перед экзаменами вообще в школу не ходила. На все вопросы был один ответ: "А зачем?". Всё это время у меня в голове стоял один из вечных вопросов — "Что делать?!".

Поскольку я нормальный русский человек, то и мыслить на тот момент я мог только в двух категориях — или пополам, или вдребезги. Весь мой выбор состоял из вариантов: безжалостно ломать дочь или терпеть почти все её выходки в надежде постепенно суметь объяснить, что есть хорошо и что есть плохо.

И хоть первый вариант в силу своей простоты и перспективы быстрого результата казался более притягательным, я остановился на втором. Попробую объяснить почему. Однажды, стоя на русско-финской границе в очереди на таможню, мне довелось разговориться с умным человеком. Среди прочих тем (автомобили, дороги и т. д.) я рассказал ему свою ситуацию. Ответил он коротко: "Решать, конечно, тебе. Но учти. Опереться в этой жизни можно только на то, что сопротивляется". Честно сказать, я и сам склонялся к этому варианту по нескольким причинам.

Начать с того, что и сам-то в молодости был не подарок. До окончания школы ещё куда ни шло, хотя тоже всякое бывало. А уж когда поступил в техникум… Как там, у Высоцкого? "Ой, что тут началось, не опишешь в словах…" Короче говоря, на выпускном директор объявил: "Такой группы не было со дня основания техникума, теперь нет и больше не надо!"

Поскольку с памятью у меня всё в порядке, то я понимал, что яблочко от яблоньки просто недалеко упало. Короче, как говорит одна моя знакомая, ребенок не виноват, это гены. Но не давала покоя мысль, что вот сейчас сломаю, а дальше-то что? Мне-то станет спокойно, но как ей дальше жить, переломанной? В общем, решил героически преодолевать все трудности. Надо сказать, что долго ждать они себя не заставили. Но давайте обо всём по порядку.

Первое, что мне предстояло сделать на тот момент, это что-то одно категорически запретить. Это должен был быть один, но ни под каким видом не нарушаемый запрет. Почему один? Потому что когда много, соблюдать их уже не хочется. Помните сценку у нашего знаменитого клоуна Вячеслава Полунина? Он своему напарнику по любому поводу говорит: "…Низя… Айяйяй… Низя…". И как напарник не выдерживает и начинает кричать "… Льзя! Льзя! Льзя!" И я, исходя из этих соображений, выбрал момент и со всей суровостью, на которую был способен (а это то немногое, что я действительно могу), объявил дочери: "Появятся наркотики — убью тебя и себя". Видимо, мой внешний вид и интонации способствовали тому, что она согласилась и пообещала, что этого никогда не будет.

Теперь предстояло решать следующие задачи. Из школы нас, мягко говоря, выпинали, наставив в аттестат троек и заставив чуть ли не на крови поклясться, что мы туда больше никогда не придём. Да, их понять-то можно. Натерпелись. Нам же надо было думать, как жить дальше. Поскольку лимит запретов я исчерпал, предстояло выбрать такую тактику, при которой, как говорится, и волки целы, и овцам перепало. Случай представился скоро.

После экзаменов дочь объявила, что она и три её подружки не хотят идти на общий выпускной в школе. Состоялся диалог.

— Хорошо, а что вы хотите?

— Мы хотим провести ночь на главной площади. Там со всего города выпускники гулять будут.

— Ну, а кто же вас, одних, туда отпустит?

— Так ты нас и отвезёшь, а потом привезешь обратно! До меня начало доходить, как я попал. Отказаться — опять оттолкнуть от себя дочь. Согласиться — взять на себя ответственность не только за нее, но ещё за три юных создания, у которых, как и у моей, в голове не то, что ветер, а целый ураган.

Мысленно поскрипев зубами, выдвинул встречные условия: не пить, не курить, в стороны не разбегаться, постоянно быть в поле моего зрения и т. п. Договорились обо всем и в назначенный час поехали на площадь. Надо сказать, что девчонки вели себя хорошо. Веселясь от души, они никуда не убегали, постоянно находясь у меня на глазах. Здесь же произошёл смешной случай. Один из гуляющих выпускников, явно подвыпивший, попытался познакомиться с моей дочерью. Она раз попыталась его отшить, второй — не получается. Тогда спрашивает его: "А хочешь, я тебя сейчас с моим папой познакомлю?" Будучи абсолютно уверен, что над ним прикалываются, тот с изрядной долей нахальства заявил: "Да! Давай, знакомь!" Дочь взяла его за руку, подвела ко мне и сказала: "Знакомься, это мой папа!" Парень сначала ошалело посмотрел на меня, потом на неё, затем как-то странно боднул головой в сторону и тут же растворился в толпе гуляющих.

Но… "Проходит всё, прошло и это". Праздник закончился, мы стали искать, где нам продолжить образование. Поскольку знания было мало, то и выбор был не очень большой. Поступили в недавно открывшийся в нашем районе колледж с трёхлетним обучением. Вот тут-то и началось настоящее "веселье". Казалось бы, колледж не школа, предполагается некая самостоятельность ребёнка, потому и родителей вызывают гораздо реже. Я же ходил туда, как на работу. "Ваша дочь пропускает уроки… Ваша дочь срывает занятия… Ваша дочь… Ваша дочь…" За полтора года мы сменили три группы. Доходило до того, что учителя чуть ли не в ноги мне падали: " Заберите её, пожалуйста!" А я к ним в ноги падал: " Оставьте нас, пожалуйста!" Одновременно с этим продолжалось сопровождение дочери на различные мероприятия. К примеру, мне объявляют: "Я сегодня на всю ночь на дискотеку!" Предварительно выяснив, где это, прошу:

— Пожалуйста, в 4 утра выйди на улицу!

— Зачем?

— Ну, что тебе, трудно, что ли? Выйди, да и всё.

В 4 утра она выходит, я сижу своей машине и радостно (это обязательно) сообщаю, что вот, мол, ехал мимо, дай, думаю, подвезу ребёнка домой.

— Пап, ну зачем ты?!

— Да всё нормально, поехали, солнышко.

Развозим сначала её подружек, потом к полшестого домой, а в полседьмого подъём и на работу.

Или мне говорят: "Я сегодня всю ночь буду гулять по городу!" Встаю, молча одеваюсь. Она мне: "А ты-то куда? Я одна хочу!" На что я отвечаю: "А ты меня и не увидишь. Я далеко буду". Едем на площадь, она гуляет, я за ней метрах в тридцати. И так раз за разом. С каждой такой прогулкой расстояние между нами сокращалось в прямом и переносном смысле.

Главное, чего я старался добиться на тот момент — чтобы ей стало интересней со мной, чем с друзьями. Для этого пришлось затвердить три основных правила. 1. Терпение. Ни в коем случае не срываться, как бы не хотелось. 2. Чувство юмора. Разговаривать весело, с шутками, но ни в коем случае не хамскими. 3. Со мной должно быть интересно.

Вот тут была основная проблема. Предстояло говорить на те темы, которые в первую очередь были интересны ей. Пришлось поломать голову и немножко поломать себя. Тему тряпок отмёл сразу. Ну не нравится мне болтать о ширине юбок и воланчиках сбоку! Поэтому начать решил с музыки. Хоть я в ней вообще не разбираюсь, и слуха-то никакого нет, выучил названия всех групп, которые гремели на тот момент, почитал на них рецензии и стал "квалифицированно" рассуждать об их творчестве. Иногда по привычке, как это бывает, скатывался на рассуждения типа: "А вот в наше время, бывало…", Но тут же натыкался на отпор: "Ой, ну всё, пап, хватит, когда это было". Быстро брал себя в руки, возвращался к теме, разговор налаживался. Постепенно, по чуть-чуть, начинал говорить ещё о чем-либо. О чём?

Вот тут самое интересное. Ещё со школы я увлекался исторической литературой. Затем был некий период, когда я уже вплотную для себя изучил и проанализировал самые ключевые моменты в истории человечества. Теперь это все пригодилось. Методом проб и ошибок, затрагивая то один период, то другой, постепенно сумел вызвать интерес дочери к моим рассказам. Наши диалоги начинали приобретать иную форму. Например: "Пап, я сегодня на всю ночь на дискотеку". Я, как ни в чём не бывало, начинаю рассказывать какую-нибудь весёлую историю из жизни древних греков, постепенно переводя разговор на то, почему именно Эллада является практически единственным светлым пятном в истории человечества. Через час-полтора такого рассказа желание идти на дискотеку уже пропало. Или, например: "Я сегодня пойду ночевать к Кате". А Катя, так, между прочим, на тот момент уже бросила школу, имела привод в милицию. И ходили упорные слухи, что она связалась с местным ворьём. Что делать? Запретить? Устроить скандал? Вместо этого одеваюсь, иду провожать дочь до остановки и по пути рассказываю истинные причины распада Римской империи. Стоим, пропустили один автобус, второй, а она всё слушает. Наконец не выдерживаю:

— Холодно, пойдём лучше домой.

— А ты до конца расскажешь?

— Конечно!

— Тогда пойдём…

Доходило до смешного. Ко мне на работу приехали два представителя другой фирмы. Сидим, обсуждаем важный вопрос. Вдруг дверь открывается, заглядывает дочь, с ней ещё две девчонки из её группы. Выхожу, спрашиваю: "Что вы хотели?" "Пап, ты вот мне рассказывал, почему началась Первая Мировая война, девочкам интересно. Расскажи им". Смотрю на девчонок, потом на мужиков, тупо соображаю, как же быть-то? У парней спрашиваю:

— Ребята, вы не могли бы подождать минут 10-15?

— А что случилось? Вообще-то мы торопимся.

— Ну, я сейчас, быстро.

Завожу девчонок в подсобку и начинаю рассказывать.

Не всегда всё было гладко. Дважды сорвался. Однажды за отборный мат из уст дочери врезал ей по губам. В другой раз, когда она явилась под утро явно нетрезвая, силой связал её, продержал так примерно час, а когда развязал, объяснил, что в следующий раз будет гораздо хуже. В остальном старался терпеть. Постепенно это начало приносить свои плоды. Поведение начало выравниваться. Дочь рассталась с плохими подружками, стала запоем читать классическую литературу. Чтобы закрепить успех, купил ей путёвку на зимние каникулы (после полутора лет учёбы) в Санкт-Петербург.

Почему туда? В своё время, когда я был примерно в таком же возрасте, моя мама также отправляла меня в Ленинград, правда летом. Этот город произвёл на меня просто огромное впечатление. Я не стал изобретать велосипед и поступил так же. Дочь вернулась в диком восторге. Она просто влюбилась в Питер. Конечно, я был рад этому… И потому не сразу обратил внимание, что-то неладно… Только спустя несколько дней вдруг понял — она же в колледж не ходит!

Зашел к ней в комнату. Она как ни в чём не бывало сидит, читает Достоевского. Спрашиваю: "Слушай, а что случилось то? Уже 3 дня как каникулы закончились. Ты в колледж-то собираешься?" Вот и продолжение следует...