Начало

Спрашиваю:

— Слушай, а что случилось то? Уже 3 дня как каникулы закончились. Ты в колледж собираешься?

— А я туда больше не пойду.

— Почему?

— Ты сам говорил, что учиться надо хорошо. А там всё равно нормально ничему не учат.

— И что будем делать? В школу нас обратно не возьмут, об этом нам ясно сказали. Полтора года колледжа — это волчья справка. Даже если все звёзды на небе сойдутся — это рыбой на базаре торговать. В лучшем случае. Что делать-то будем?!

— Не знаю, пап, думай сам.

И сидит, дальше книжку читает. Никогда не забуду состояние ярости, которое захлестнуло меня в тот момент. В мозгу колоколом бухала одна мысль "Убью! Убью!" Чтобы не натворить глупостей, выскочил на улицу, бродил несколько часов, выкуривая одну сигарету за другой. Постепенно стал приходить в себя. Понял одно: настал как раз тот случай, когда надо думать.

Дней через пять подхожу к дочери, спрашиваю:

— А досрочно на госэкзамены пойдешь?

Она с удивлением посмотрела на меня:

— Как это?

— Да так. За полгода пройти все оставшиеся предметы и уже к лету получить диплом.

— Тогда я согласна.

Я пошел в колледж. Дождавшись окончания учительского совещания, вошел в кабинет замдиректора и изложил всем им свою идею. Достаточно долго на меня смотрели, не осознавая, о чем это я. Спустя несколько минут одна из учительниц хитро улыбнулась:

— Вы хотите диплом купить?

— Нет, "покупать" — это в подземном переходе, могу показать где. А мы хотим выучить, сдать все предметы и через полгода получить диплом.

После этих слов они уже не на шутку разозлились: "Да вы что, совсем сумасшедший, что ли?! Это невозможно! Это не предусмотрено учебным процессом! Вы даже не представляете, о чем идет речь! Да ребенок просто с ума сойдет! Тем более, не забывайте, о ком идет речь. Уж вашу- то дочь мы все знаем!" В общем, в переводе на русский язык меня послали очень далеко в направлении Хабаровска. Но и я не привык так просто сдаваться. Примерно неделю ходил за каждым из них и убеждал, что это возможно. В конце концов, чтобы отвязаться от этого идиота (т.е. меня), таможня дала добро.

Расчет был такой. Хочет мужик сходить с ума — флаг ему в руки! Очень быстро он поймет, во что он попал с разбегу, и все вернется на круги своя. Но они немножечко ошиблись. Составив план, мы с дочерью рьяно взялись за дело. Понемногу, день за днем. Час за часом, мы стали грызть этот гранит. Я не случайно говорю "мы". Часто это выглядело примерно так: "Папа, я пошла на аэробику, приду через 2 часа. Вот это и вот это выучишь, вот эти и эти задачи прорешаешь. Приду, ты мне все объяснишь и расскажешь". Вся такая красивая, она уходит, а я пытаюсь понять, как же я все это делать-то буду. Но, как сказано в одном хорошем фильме, "... жить захочешь — и не так раскорячишься." И учил, и решал, и дочери объяснял. Сама же она взялась за учебу так, что учителя просто обалдевали. Одновременно занимаясь и на втором, и на третьем курсах, успевала выучить не только то, что задавали, но и то, что еще не проходили. Отыскивали с ней материал не только в учебниках, но и в других источниках. А поскольку Интернет в то время находился в самом что ни на есть зачаточном состоянии, это было проблемно. Но мы старались на совесть.

Мне удалось донести до дочери главное. Чтобы было легче учиться, ей должно быть интересно то, что она учит. Что это не просто "икс" и "игрек", а это живые существа, которым нужно помочь, правильно решив их. Так же и с другими предметами. Увлекшись таким процессом учения, в какой-то момент моя дочь стала похожа на локомотив, несущийся с горы. Она уже не хотела просто побыстрее закончить колледж, она решила получить красный диплом. Что я, что учителя пытались объяснить ей, что это невозможно, что заявка на такой диплом подается за год до окончания, что есть масса других формальностей. Кое-как объяснили. Но тут возникла еще одна проблема. Выяснилось, что из всего преподавательского состава нашу целеустремленность поддерживают только двое (я им до сих пор благодарен), остальные тихо нас ненавидят. Не знаю уж, по какой причине к нам стали цепляться по разным пустякам, пытаться затевать скандалы на пустом месте. Пришлось улаживать самые разные конфликты. Как пишут в романах, напряжение висело в воздухе. Нам удалось не сорваться, хотя нервы были уже на последнем пределе.

Таким образом, прорываясь на всех фронтах и отстреливаясь на флангах, мы наконец-то добрались до госэкзаменов. Дочь была уверена, что сдаст их на "отлично", но не тут-то было. Валили ее долго, с усердием. Наконец поняв, что ребенок знает ответы на все вопросы, просто поставили ей "четверки". Пришлось ее успокаивать, хотя у самого внутри все кипело. Как оказалось, это был предпоследний удар. Последний нам нанесли при вручении диплома. Их вручали выпускникам в торжественной обстановке. И вдруг выяснилось, что ее нет в списке.

Кинулся к преподам:

— Что происходит?!

— А вы 2 книги в библиотеку не сдали.

— Вы что, издеваетесь? У каждой из вас есть мой телефон, вы же могли позвонить. Вы зачем ребенку праздник портите?!

— Мы вам звонили, вы трубку не берете.

В общем, я понял, что это было их искреннее желание хоть мелко, но напакостить напоследок. Плюнув на все, схватил дочь за руку и в колледж. Сдали книги, получили у секретаря диплом и вот она — свобода! Примерно неделю мы приходили в себя после этой бешеной гонки, а потом случился нервный срыв. Причем одновременно — и у нее, и у меня. Из-за какой-то мелочи мы разругались вдрызг, надолго перестав разговаривать друг с другом. Наверное, это была какая-то защитная реакция организма. В принципе, я уже сильно не расстраивался. Главное было сделано. Поведение дочери выправилось, теперь можно было не расстраиваться, что она натворит что-нибудь этакое. Диплом в кармане. Даже если она просто посидит год дома — ничего страшного. Она этот отдых честно заработала. Так я думал на тот момент. Как вскоре выяснилось, сильно ошибался.

Прекрасным летним днем, во время обеденного перерыва, я докуривал очередную сигарету, как вдруг раздался звонок по телефону. Звонила дочь. Не поздоровавшись, не спросив, как дела, она сразу огорошила меня фразой:

— Деньги вези.

— Какие деньги? — удивленно спросил я.

— Я в университет поступила.

— Ка-ка ... Какой университет? — начал заикаться я.

— Ты же сам год назад говорил, как было бы хорошо, если бы я поступила на международный факультет. Вот я и поступила!

Хорошо, что сразу за мной стояла лавочка, мне удалось присесть. Иначе я бы просто упал.

— Может быть, можно завтра? — неуверенно спросил я, втайне надеясь получить передышку и успеть осознать полученную информацию.

— Ты что, совсем что ли? Сейчас вези, а то меня не примут!..

Делать нечего, пришлось отпрашиваться с работы и везти деньги, куда сказано. Приезжаю, смотрю, стоит у дверей моя красавица, меня ждет. Показывает рукой на девушку, сидящую за столом и говорит:

— Иди, бери у нее направление, пойдем в главный корпус, в кассу оплачивать.

Подхожу, спрашиваю:

— Направление на оплату у вас брать?

Она голову подняла, испуганно на меня посмотрела и дрожащим голосом спрашивает:

— А это ваша дочь?

У меня аж сердце упало: "Господи, здесь то она что натворила?!"

И она мне рассказала... Но для того, чтобы понять, что и почему произошло здесь, надо рассказать с самого начала. Как выяснилось, сразу после ссоры со мной дочь, никому не говоря ни слова, начала интенсивно готовиться к поступлению в университет. Подала документы и начала успешно сдавать экзамены. Все сдала, а вот математику завалила. Просто не хватило знаний, недополученных еще в школе. Что делает нормальный ребенок, проваливший экзамены? Переживает, расстраивается, близкие его успокаивают: мол, не волнуйся, через год поступишь. Ага, сейчас, как бы не так. Согласно правилам, действующим на тот момент, за оплату можно было попытаться пересдать заваленный предмет на следующий день. Приехав домой, дочь сумела найти математичку из своей бывшей школы, убедила ее встретиться на следующий день в 8 утра и до 12 дня, ни разу не выпустив ту даже в туалет, выпытывала все, что не поняла. После этого полетела в универ и успешно сдала экзамен. Ей объявили: "Ну, все девушка, вы поступили. А на каком факультете желаете учиться?" — "На международном!" — "Ну, это вряд ли... Там оставалось два места, но скорее всего, они уже заняты. Выбирайте какой-нибудь другой."

Дочь срывается и на высоченных шпильках через все клумбы бегом бежит в деканат международного факультета, который находится метров за двести от главного корпуса. Залетает и сразу к той девушке, с которой я потом разговаривал: "У вас еще есть места?!". Та, увидев, как на нее смотрят, испуганно залепетала: "Ну, вообще—то есть одно место, но вот сейчас девушка поехала за документами, если вы успеете сдать раньше нее, то тогда поступите". Дочь рванула к двери, затем развернулась, подбежала к столу и как треснет по нему кулаком, аж бумаги подпрыгнули: "Я сказала, я буду у вас учиться!" Короче, было от чего бедной девушке испугаться. Ну да ничего, главное, что она не очень сильно пострадала.

У нас же началась новая эра в жизни. Дочь с головой ушла в учебу. Университетская жизнь захватила ее целиком. Появились хорошие новые подруги, новые увлечения. Весь период обучения она была круглой отличницей. Та самая девочка, которой когда-то все вокруг предрекали плохой конец, стала гордостью курса...

Продолжение следует...