Более ста лет назад в Москве появился продовольственный магазин "Елисеевский". Покупать у Елисеева было не только престижно - многие приходили сюда как в музей. Свой высокий статус лучший гастроном столицы сохранил даже в самые трудные годы нашей истории.

Торжественное открытие "Магазина Елисеева и погреба русских и иностранных вин" состоялось летом 1901 года. К тому времени бывший дворец княгини Белосельской-Белозерской на пересечении Тверской улицы и Козицкого переулка уже три года находился на реконструкции. Работы велись в обстановке секретности: дом был обшит тесом, а строителям специально платили за молчание.

Любопытные, которым удалось что-то разглядеть в щелку, уверяли, что строится индийская пагода или мавританский замок. Но такой роскоши не ожидал увидеть никто…

С утра люди толпились у огромных витрин, дивясь на горы неведомых продуктов: чудные заморские плоды, мохнатые кокосовые орехи, отливающие перламутром омары... Батареи искусно подсвеченных винных бутылок многократно отражались в глубоких зеркалах, уходящих ввысь под бледно-зеленый потолок. Повсюду золото, лепнина, узорные росписи, великолепные хрустальные люстры... К полудню полиция оттеснила зевак, освобождая проезд для важных гостей. Прибывших встречал владелец сего "храма Бахуса" (как немедленно окрестили магазин в народе) - миллионер Григорий Григорьевич Елисеев.

Григорий был внуком основателя династии Петра Елисеева. Когда мальчик появился на свет, его отцу, Григорию Петровичу, было уже шестьдесят, а матери - за сорок. Смышленый и талантливый, он получил прекрасное образование на родине и за границей. Коммерции его обучал сам отец.

Григорий гордился своими семейными корнями. Его дед Петр Елисеевич Касаткин, крепостной садовник графа Шереметева, получил вольную благодаря умению и… смекалке. Зимой граф обязательно приезжал в свое ярославское имение с гостями. На Рождество 1812 года Петр подал к столу свежую землянику, выращенную им в теплице. Гости сначала не поверили своим глазам, приняв ягоды за конфеты, но потом их удивлению и восторгу не было конца. "Ну, угодил! Проси, чего хочешь!" - опрометчиво воскликнул Шереметев. В результате граф в одночасье лишился лучшего садовника, и тот уже через неделю торговал на Невском апельсинами вразнос. Через год Петр выкупил у Шереметева своего брата Григория, и они организовали первое торговое товарищество. Вступая в купеческое сословие, братья записались в честь отца Елисеевыми.

Чтобы не платить лишнего перекупщикам, Петр Елисеев сам отправился в жаркие страны за фруктами. Попутно он лично пробовал и заказывал вина на острове Мадейра, в портовом французском городе Бордо, португальском Порту и испанском Хересе. Вскоре лавка братьев превратилась в главный виноторговый центр Питера. Сыновья Петра расширили семейное дело: завели собственный флот и гигантские склады в крупных городах России и центральных винодельческих районах Европы. Отныне Елисеевы закупали вино не просто большими партиями, а целыми урожаями. К 1843 году они настолько прочно встали на ноги, что основали фирму "Братья Елисеевы" с уставным капиталом без малого 8 млн. рублей, а в 1874-м фирма удостоилась чести именоваться "Поставщиком двора его Императорского Величества".

...Знали бы важные гости, пришедшие на открытие магазина, что его хозяин-миллионер лично руководил оформлением прилавков, вместе с приказчиками выкладывая затейливые пирамиды из продуктов! Придуманный им стиль - горки художественно уложенных фруктов - сохранился до наших дней.

Елисеевы всегда с любовью относились к своему делу. Честь и престиж фирмы были превыше всего. На прилавок шли лишь наисвежайшие продукты - при малейшем намеке на брак их откладывали в сторону. Выбрасывать ничего было нельзя - не дай бог, кто увидит, что у Елисеевых "райский фрукт спортился"! И домой служащим их не отдавали по той же причине. Поэтому с самого начала торговой деятельности в магазинах было заведено вечернее поедание ягод и фруктов работниками.

Всего в "Елисеевском" открылось пять отделов: колониально-гастрономических товаров, хрусталя баккара, бакалейный, кондитерский и самый обширный - фруктовый. Кроме того, существовали еще винный погреб и производственные цеха.

Москвичам пришлось по вкусу "деревянное" (оливковое) масло, которое Елисеев закупал в Провансе. Приохотил он их и к французским трюфелям, и к остендским устрицам. С заморским товаром успешно соперничали исконно русские окорока, белорыбьи и осетровые балыки, икра.

В кондитерском отделе особой популярностью пользовались крохотные "дамские пирожные" из собственной пекарни. Сортов кофе и чая было так много, что покупатели терялись, а уж в винах без приказчиков вообще было не разобраться.

В 1903 году Григорий Григорьевич открыл аналогичный магазин в Питере, на Невском, затем - в Киеве. Слава о них шла по всей России. В 1913 году широко отмечалось столетие Торгового дома Елисеевых. Газеты пестрели восторженными описаниями юбилейных торжеств. Кто бы мог подумать, что фирма вскоре прекратит свое существование…

В 2003 году, к 190-летию Дома Елисеевых, нынешние владельцы гастронома провели реставрацию старинного помещения. И потускневшее золото вновь засияло, отражаясь в зеркалах, и фрески в стиле ар нуво украсили стены.

Впрочем, в наши дни магазин преобразился не только внешне. В него как будто вернулся реформаторский дух последнего Елисеева, немало сделавшего для того, чтобы гастрономия стала частью нашей национальной культуры.

Мария Некрасова,
Статья предоставлена журналом
ГАСТРОНОМЪ