Содержание:

Родная дочь в роли матери может удивить нас и даже поставить в тупик. Что делать - жизнь другая и дочери стали другими. Одно неизменно - все они разные.

К содержанию

Принцесса

У ее ребенка должно быть все самое лучшее, самое современное! Кроватка, коляска, памперсы, ползунки, бегунки, манежи, бутылочки с подогревом, радиотелефон - чтобы слышать плач из другой комнаты. Только такой итальянский столик и только такой французский стульчик. А еще поющая карусель с колокольчиками, смеющийся медвежонок, ночник с колыбельной песенкой... Почему мама-принцесса решила, что ее ребенок - наследный принц, неизвестно. Бюджет молодой семьи трещит по швам, но это проблемы мужа. Как хочет, так пусть и решает. Попробуйте намекнуть такой маме, что колыбельную должен "петь" не встроенный магнитофон (в особенной лампе, со специальным ночным светом!), а она сама. Принцесса только плечиком поведет. Прошлый век!

Чуть позже она потребует для своего трехлетнего малыша английскую няню и личного инструктора по плаванию. При этом принцесса не сидит сложа руки - она деятельна и энергична: неустанно переодевает ребенка в сто роскошных одежек, содержит в порядке все чудеса техники и дизайна, не забывая и о муже - он у нее тоже как рекламная картинка. Что удивительно, такие мужья исполняют все прихоти своих принцесс и - чувствуют себя при этом нормально: женщине виднее, что там должно быть у ребенка, дворец - так дворец. Что сказать о такой маме? Тщеславна, требовательна, помешана на рекламе? А может быть, хочет, чтобы у ее малыша было супердетство? Трудный вопрос.

К содержанию

Отличница

Она - идеальная мать, и, главное, сама почитает себя таковой. Конечно, ей хочется хоть раз в неделю расслабиться, поваляться с книжкой, а не тащить детей на музыкальный вечер, убеждая их по дороге, что Моцарт - великий композитор. Но она не вправе так поступить: в дневнике идеальной матери не должно быть ни одной "тройки". Даже "четверки" непозволительны - все, что намечено в плане воспитания и просвещения, должно быть выполнено. Пусть папа лежит на диване и не желает тратить воскресное утро на семейную лыжную прогулку, идеальная мать не обижается. Ей некогда заниматься выяснением отношений. Высокая цель - дать детям максимум с самых пеленок - поглощает маму-отличницу целиком.

Вместе с детьми она учится говорить, ходить, завязывать шнурки и правильно держать ложку. Замирает от ужаса и восторга, читая им про Карабаса-Барабаса и бедняжку Мальвину с голубыми волосами. Она исколола пальцы, уча дочку вышиванию, а осваивая с сыном "мужские" занятия, поставила себе молотком синяк на лбу.

Отличница ни от кого ничего не требует и при очень скромных средствах умудряется водить детей на все детские спектакли. Летом она отправляется с ними в путешествия - своими ногами по лесной тропе с рюкзачком за плечами. Окружающих от этой зануды тошнит. Мы ведь только притворяемся, что любим совершенство. Воплощенные идеалы нас раздражают, напоминая о собственных слабостях и просчетах. Поэтому у отличницы много тайных недоброжелателей, даже среди родных. Они крутят пальцем у виска: сроду не полюбят дети Моцарта и рюкзак за спиной. Им бы денег на игральные автоматы. Но, как ни странно, дети отличницы отличают Моцарта от Бетховена и мечтают не о заморских пляжах, а о походе на байдарке. Что будет, когда они подрастут и увидят, что их мама до смешного старомодна? Не будем загадывать. Только не мешало бы маме-отличнице хоть изредка взять в руки взрослую книгу или сходить с мужем на взрослый спектакль.

К содержанию

Безумная

Сначала она рожает в ванне безо всякой медицины. Причем делает это на голубом глазу, с лучезарной улыбкой. Потом она хватает младенца за ногу и крутит, будто он тряпичная кукла, подбрасывает под потолок, ловит на лету и снова крутит, называя это издевательство беби-йогой. Когда, к неимоверному облегчению бабушек, малыш все-таки выживает, она снова топит его, теперь уже в проруби, голенького, а потом заставляет ходить по снегу. Все ждут, когда у малыша подскочит температура, чтобы примчаться с медом и малиной, с антибиотиками и горчичниками, со всей своей горячей любовью: спасать дитя и наконец-то доказать ей... Но малыш не болеет, растет здоровеньким и шустрым, а его безумная мама посмеивается над всеми охами и вздохами. На дачу она не едет, не нужны ей наши дачи с огородами и банки с вареньем (сахара не ест и ребенку не дает, бедный зайчик не знает даже вкуса конфеты!). Грузит ребенка в пыльный автомобиль, пропахший бензином, и уезжает куда глаза глядят. Ничего не боится: ни микробов, ни вирусов, лекарств не признает. Что изумляет - полная солидарность обоих родителей, и безумной мамы, и безумного папы, во всех абсолютно вопросах. Живут дружно и без долгих размышлений рожают второго и третьего - снова в ванне...

К содержанию

Озабоченная

У этой мамы все происходит с точностью до наоборот. При малейшем крике и чихе она в панике и вызывает "Скорую". Ходит по врачам и с маниакальной пунктуальностью выполняет все рекомендации. Детская пропахла микстурами. Прогулки исключены - городская экология не позволяет. Озабоченная мать не доверит свое чадо никому - ни маме, ни свекрови, ни подруге. Непонятно, откуда этот вечный страх и как объяснить ей, что дитя - живой человечек, а не чашка из сервского фарфора. Муж не вступает с ней в дискуссии - себе дороже. И потом, он-то знает, что страх этот - от безумной любви. Озабоченная мама напрочь забыла о себе, в ней нет ни капли здорового эгоизма, все ее время посвящено борьбе за жизнь ребенка. Ничего вы ей не докажете и ни в чем не убедите - это сделает сам объект обожания и тревоги, когда подрастет и потребует свободы.

К содержанию

Жертва

Она родила - и почти тут же почувствовала себя несчастной. Ей никто не помогает, ее никто не понимает. Муж звонит, что задерживается, - так она и думала. Нет, она не устроит скандала, но запомнит эти украденные у семьи два часа как очередное предательство. От бабушек жертва тоже не видит ничего хорошего. Бабушки работают, являются по воскресеньям с новой погремушкой, а в основном бодро осведомляются по телефону, как дела. А как у нее дела? Никому не объяснишь, как все ужасно - изо дня в день одна то с кашками у плиты, то с кнопками стиральной машины, то с пультом перед телевизором, по которому показывают такую беспросветную чушь. Прогулка для несчастной матери - непосильный труд. Надо одеть ребенка и самой вывезти коляску, потом самой вкатить ее в подъезд и в лифт. Нет, прогулки не для нее. Пусть этим занимается папа - если соизволит вовремя явиться домой.

Вид у жертвы всегда показушно несчастный. Чем она занята целый день? Если прийти в гости без звонка, застанешь такую картину: ребенок надрывается в манеже, его крик заглушает орущий магнитофон, в кухне на плите что-то убежало и пахнет горелым, а несчастная мать в ночной рубашке и халате обречено жует поп-корн перед телевизором.

Ну что ты повесила нос, какое горе у тебя случилось? Очнись, посмотри вокруг - все отлично. Ты сама перечеркиваешь лучшие годы своей жизни Никогда, никогда больше мы не будем так счастливы, как в первые годы материнства, когда дети нуждаются в нас больше всех на свете, когда они беззубо расцветают в ответ на нашу улыбку и доверчиво лепечут вслед за нами: "гуля", "кися", "бабака".