Наверняка каждая женщина помнит свою беременность. Помнит каждый день ожидания, помнит первые толчки, похожие на порхание бабочки, помнит, как сквозь кожу на животе проступали то ладошки, то маленькие пяточки.

Когда мне было 24 года, я свято верила, что рожу к 25. В 25 не получилось: то муж не был готов, то не получалось. Решив не зацикливаться, я с маниакальным упорством считала свой график менструаций, высчитывала "нужные" дни, расстраивалась, когда понимала, что "не получилось".

А потом поступила на второе высшее. Сессии с их контрольными, зачетами, экзаменами не оставляли места для самобичевания, да и отчеты на работе никто не отменял. Я разрывалась между учебой и работой, к тому же муж стал работать заездами. Если на время сессии у него выпадала "выходная" вахта, то приходилось делать все со скоростью электровеника — в общем, я решила, что дитя подождет, и выбросила заветный календарик.

А в конце мая я поняла, что "красные дни" были еще в апреле, сердце ёкало от волнения, но я ждала. Решила, что подожду еще недельку.

Всю неделю старалась не думать о том, что у меня, возможно, есть малыш, а старалась прилежно готовиться к госэкзаменам и дописывать диплом. Не знаю, что больше меня волновало в тот момент: возможность провалить экзамены и защиту или возможность стать мамой. Рассказала мужу о тревогах. Вместе купили тест. Домой я летела. Представьте мое разочарование, когда вместо ожидаемых двух полосок я увидела одну яркую, а вторую настолько тонкую и бледную, что непонятно: то ли она есть, то ли ее нет. Муж смеялся: "Ты бы еще на ночь тест сделала".

На следующий день зашла в аптеку, купила два — для твердости результата. Едва рассвело, я помчалась делать тест. Естественно, обе полоски на обоих тестах были на месте. Сердце билось урывками, глаза щипали слезы, улыбка не сходила с лица. Пританцовывая, вернулась в спальню. Показала мужу тесты. Спросонья, не зная символики тестов на беременность, со своим "минусовым" зрением он ничего не понял. И тут меня прорвало: я смеялась, целовала его, показывала эти заветные две полосочки. А он улыбался. И видно было, что именно в этот момент его переполняла радость и гордость — мы стали семьей по-настоящему.

И тут я поняла, что уже не боюсь. Ни экзамена, ни защиты дипломной работы — ничего. Было гораздо важнее, что внутри меня живет мой малыш. Наверное, поэтому и экзамены, и защита прошли легко и с улыбкой на лице.

Но то ли все-таки усталость дала о себе знать, то ли постоянные разъезды, то ли внезапно наступившая жара... В общем, врач поставила угрозу прерывания беременности, назначила лечение, постельный режим. Последнее давалось с трудом: я, хохотушка и непоседа, должна лежать в кровати?! Пришлось терпеть.

Пожалуй, за все 9 месяцев это было самое большое испытание. Мне повезло: ни токсикоза, ни отеков не было, все анализы приходили хорошие. Кулинарных извращений не наблюдалось. Нет, конечно, хотелось то борща, то апельсинов, то корейской моркови, то мороженого, то печеной курицы, то персиков — муж спокойно исполнял прихоти беременной жены.

В общем, я вела обычный образ жизни: мы с мужем ездили отдыхать на природу, пололи и копали картошку, ходили за грибами, отмечали праздники, учились водить машину, плавали в бассейне. Даже в интимной жизни особо ничего не поменялось — ни в качестве, ни в количестве.

Рассказывая в предродовой своему доктору о протекании беременности, удивила ее рассказом о катании на снегоходе. Ну, подумайте сами: зима, теплый безветренный день, новый снегоход — ну как не соблазниться? Сначала с мужем, потом сама — ощущений масса: восторг, радость движения, легкий адреналин. Конечно, я понимала, что не стоит наглеть с гашеткой, поэтому потихонечку-полегонечку, но ездила. Любовь Михайловна ворчала сквозь смех: "Вот и приехала бы рожать на этом самом снегоходе..."

Моя мама, ожидая возведения в ранг бабушки, стала еще ближе и роднее. Она рассказывала о своей беременности, слушала все мои рассказы, вычитанные в Интернете, успокаивала, если я волновалась, гладила живот и слушала сердечко детки (мы уходили в самую тихую комнату, где нет даже часов, я ложилась, а мама прикладывала ухо примерно в то место, где накануне доктор слушала сердцебиение ребенка) — и слышала!

А как мне хотелось узнать, кто родится. Честно, мне было все равно, мальчик или девочка, просто хотелось покупать приданое: игрушки, чепчики, распашонки, а какой цвет выбрать? Вот и проблема. Ни первое, ни второе УЗИ не показало пол малыша: сначала срок маленький, потом бочком спал ребятенок. Помню, пришла к нам коллега — психолог, спрашивает: "Кого ждешь?" На мое неловкое пожимание плечами, Лена уверенно сказала: "Не важно, главное, люби. И представляй себе своего ребенка. Какого сама запрограммируешь, такой и родится".

Я, конечно, сомневалась, но старалась. Представлять мальчика не получалось, а девочку — легко. Хотелось, чтобы дочь была похожа не меня: большеглазая, яркая, только с русыми вьющимися волосами и светлыми глазами. И что вы думаете? Моя дочь — мое отражение! Вот и не верь после этого в нейролингвистическое программирование...

А еще я модничала: ой, как мне нравилось быть беременной! Животик маленький, аккуратненький, глаза блестят. Легкий макияж, новый сарафанчик, колготочки — не прав тот, кто считает беременных женщин некрасивыми. Многим мамочкам не нравится повышенный интерес к их беременной особе, а мне нравилось быть в центре внимания, рассказывать о своем будущем малыше своим подружкам и коллегам, особенно тем, у кого уже есть детки. Такой поддержки больше ни у кого не встретишь (ну, мамы и мужья не в счет).

Кстати, о муже. Когда до финиша оставался примерно месяц, мы договорились, что подготовиться к родам он мне поможет: принять душ, сделать депиляцию, поставить клизму, считать схватки — он сам поддержал меня, уверил: лучше перестать стесняться родного мужа, чем краснеть перед санитаркой. Хотя, честно, видеть его в родзале я не захотела...

Конечно, любая беременность заканчивается. Моя дочь появилась на свет с помощью экстренного кесарева сечения, но это неважно. Важно само ощущение материнства, радости, любви к своему еще нерожденному ребенку, желание стать хорошей мамой.

На последнем осмотре перед выпиской из роддома доктор спросила: "Придешь к нам еще?" И я твердо ответила: "Да!"

Елена Черепахина, taspaka@mail.ru