Содержание:

Общение с разными женщинами в созданном ею виртуальном «Клубе счастливых жен» только подтверждало ощущение Фон Уивер: отношения с мужем надо беречь. И рождение детей в эту счастливую семейную жизнь никак не вписывалось. Пока не состоялась очередная встреча Фон, путешествующей по миру ради написания книги, с женщиной, которой удалось счастливо совмещать работу, материнство и любовь.

Отношения с мужем после рождения детей

Я свято верю в Божий промысел. У вас, наверное, тоже бывали моменты, когда неожиданно появлялся нужный человек, или вы случайно слышали нечто, что очень важно услышать именно вам, именно здесь и сейчас. Думаю, в судьбе каждого иногда случаются подобные события, «как по заказу».

Идя на встречу с Зелькой в столице Хорватии Загребе, я еще не знала, что участвую в подобном «божественном сценарии». Однако после оказалось, что эта женщина явилась как раз в нужный момент, чтобы разрешить раздиравшие мне душу противоречия, связанные с вопросом рождения детей. Ее пример с яркой очевидностью противостоит всем, кто кричит, будто дети губят брак и всегда приходится что-то приносить в жертву — либо супружеские отношения родительским обязанностям, либо наоборот.

Зелька была одной из немногих, чье интервью я решила все же опубликовать, несмотря на то, что ее семейный стаж не отвечал условию «двадцать пять лет и более». Открытые ею секреты имеют отношение к сегодняшнему дню, к современной действительности, с которой сталкиваются женщины, работающие и растящие детей именно сейчас, а не, скажем, сорок лет назад, когда многое было другим.

К моменту нашей встречи Зелька и ее муж отметили тринадцатую годовщину знакомства. Из них женаты они были девять лет. При заключении брака ей было двадцать восемь. Муж на год ее моложе. Их старший ребенок, сын, появился на свет незадолго до первой годовщины свадьбы. Так как супруги встречались до женитьбы целых четыре года, они решили, что больше не будут тянуть с пополнением семьи.

К содержанию

Муж, двое детей, любимая работа: как совместить?

Мы с Зелькой встретились в небольшом кафе. Я сразу прониклась к ней симпатией, когда она сказала:

— Простите, что немного опоздала. У меня сегодня было четыре деловых встречи, и последняя только недавно закончилась.

Зелька занимает пост директора по маркетингу в большом издательском доме и курирует распространение двух крупнейших хорватских газет. До рождения детей она работала каждый день по двенадцать-четырнадцать часов.

Забеременев в первый раз, наша героиня приняла твердое решение: семья будет на первом месте. Она отправилась к начальству и сказала, что ей необходимо скорректировать график работы — не более восьми часов и только в будние дни. Если руководство решит понизить ее в должности, что ж, она не в обиде, ведь теперь приоритеты изменились.

— Поначалу было тяжело, — вспоминала она. — Трудно переключиться на другой ритм жизни. После безумно загруженных, наполненных событиями дней странно было целый день сидеть дома и то кормить сына, то укачивать его.

Взволнованным, временами прерывающимся от переполнявших ее эмоций голосом Зелька говорила о кормлении грудью и о других сложностях, возникших на раннем этапе жизни малыша. В то же время ей начало казаться, что теперь, с появлением младенца, все прекрасное, что было у них с мужем, осталось в прошлом. Это происходило подсознательно, однако горечь отравляла душу.

Через некоторое время они с мужем серьезно обсудили сложившееся положение и приняли жесткое решение:

— Мы пришли к соглашению, что будем прислушиваться только к себе. Постараемся реализовать то, о чем мечтали, не падать духом и смотреть на жизнь с оптимизмом, который всегда присутствовал в наших отношениях. Что бы ни твердили вокруг, мы попробуем получить максимум удовольствия от нынешнего этапа родительства.

Каждый день наваливался новый груз рабочих обязанностей, дома ждал ребенок, требовавший постоянного внимания, при этом она делала все возможное, чтобы не потерять контакт с горячо любимым мужем, потому что категорически не желала ставить общение с ним на последнее место.

— Те, кто живет лишь воспоминаниями о прошлом, не могут двигаться вперед. С другой стороны, люди, вечно ожидающие наступления счастливого будущего, упускают возможность жить настоящим, — считает Зелька.

Зелька не выглядела измученной, хотя она оставалась на ответственной и требующей больших моральных и физических сил должности и при этом была мамой двух детей — шестилетнего сына и годовалой дочери. Муж ее тоже работал по двенадцать часов в сутки. И все же она была счастлива. Это не было показное, натужное счастье, а подлинное чувство удовлетворения жизнью. Улыбка ее светилась искренностью. Я много общалась с замужними женщинами и научилась отличать настоящую радость и гримасы на кислой физиономии.

К содержанию

Любовь — как свечка

— Если бы была возможность повернуть время вспять и вернуться к моменту, когда родился первый ребенок, вы бы что-нибудь поменяли? — спросила я.

Ее этот вопрос удивил и развеселил. Ей было странно даже подумать о такой возможности.

— Наверное, я бы меньше переживала за него, — ответила она с улыбкой.

— Когда столько забот, удается ли ставить на первое место отношения с мужем?

— Конечно, удается, — без колебаний заявила она. А затем добавила. — Но и дети для меня тоже на первом месте.

— Как так?

— Знаете, родители часто говорят детям, что они любят их всех одинаково, никого не выделяя. Примерно то же самое и здесь. Я слабое существо, всего лишь человек, и поэтому вряд ли могу подарить кому-то совершенную любовь, будь то муж или ребенок. Но каждый день я стараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы дать им по максимуму, и именно в той форме, в которой это им требуется. Ежедневно приходится искать равновесие в отношениях. Конечно, не все получается идеально. Но так было и до рождения малышей.

Как-то раз мне довелось услышать интересный пример, иллюстрирующий сущность такой любви. К одной женщине, ожидавшей второго ребенка, пришла малолетняя дочь и спросила, правда ли, что с появлением маленького братика мама будет любить ее меньше. Мать пообещала, что, конечно, этого не произойдет. На столе стояла зажженная свеча; она принесла еще одну, незажженную.

— Видишь эти две свечки? Одна из них — это ты, а горящее пламя — моя неугасающая любовь.

Затем она указала на незажженный фитилек.

— А это твой — маленький брат. Когда он родится, я буду любить его так же, как люблю тебя.

И она зажгла вторую свечу от первой. Девочка с удивлением следила за ее действиями, а в голове ее шла напряженная работа.

— Посмотри, разве огонь погас или уменьшился, когда я зажгла вторую свечу? — спросила мать.

— Нет.

— То же самое произойдет, когда родится малыш. Вы оба будете мне одинаково дороги. Потому что любовь — это то, что может бесконечно преумножаться.

Зелька подкрепила ту же мысль еще одним примером из жизни.

— Когда сын спросил, является ли он для меня самым важным человеком на свете, я ответила «да», но добавила, что и его сестренка, и его отец так же важны для меня.

Пришлось объяснить, что между ними не может быть соперничества, они все равны. Я сказала ему, что родители, конечно, должны уделять время детям, но при этом и маме с папой тоже надо иногда побыть вдвоем.

Счастливая семейная жизнь после рождения детей

К содержанию

Дети — это временно

Я поинтересовалась, не ревнует ли ее муж к детям, не чувствует ли себя покинутым. Или, может, детям кажется, что они на вторых ролях по сравнению с отцом?

Для нее все просто: все они самые главные и никто не обойден вниманием.

Но, не унималась я, может, иногда все же возникает ощущение, что ее разрывают на части: работа, дети, муж?

— Да, действительно, порой появляется такое чувство. Но ведь это временно, — ответила она буднично, как бы объясняя мне нечто совершенно очевидное. Как и многие другие пары, у которых я брала интервью, Зелька и ее супруг уверены, что дети остаются частью семьи лишь какие-нибудь лет двадцать, а потом вырастают и уходят в «самостоятельное плавание».

Во всяком случае, через несколько лет сын и дочь станут подростками, будут заняты в школе, так что у родителей снова появится больше времени друг для друга. Сейчас супругам приходится делить свой досуг — часть проводить с детьми, а часть — друг с другом. Но это их не беспокоит: таковы реалии семейной жизни, а они создали именно такую семью, о которой мечтали.

Зельке нравится быть женой, быть матерью, работать. Она считает, что ни одно из этих занятий не надо приносить в жертву другим. Да, нужно уметь все правильно сочетать, но ведь в любом случае жизнь состоит из компромиссов.

К содержанию

Хочу быть мамой!

После встречи с Зелькой я чувствовала себя, как садовник, пропалывающий сорняки в саду. Эти сорняки — сомнения, коренившиеся в сердце. Я видела столько счастливых женщин (не важно, прожили ли они в браке девять лет или пятьдесят). Все они признавали, что сразу после рождения детей паре бывает нелегко. Но эти испытания стоят того, чтобы их пройти. Они позитивны. К тому же они временны. Эта жизнь дается нам для того, чтобы мы развивались и совершенствовались. Испытания делают нас сильнее, а малыши растут, причем быстро.

Если в моей семье появится младенец, требующий постоянной заботы, конечно, мое внимание будет направлено прежде всего на него. Но это же так здорово! Если я не забуду о необходимости сохранять близость с мужем, не отодвину его на второй план, новый опыт пойдет на пользу всем нам. Мы еще больше сроднимся, еще лучше будем понимать друг друга, научимся настоящему партнерству. Все, с кем я встречалась, так или иначе подтверждали это предположение. Это радовало и воодушевляло меня.

Я возвратилась в отель и позвонила Киту.

— Дорогой, после возвращения домой я готова пойти к врачу и проконсультироваться о том, что нам необходимо сделать, чтобы завести ребенка.

Некоторое время назад Кит предложил мне подумать о возможности экстракорпорального оплодотворения, если не получится забеременеть самостоятельно. Наша нынешняя страховка покрывала стоимость такой процедуры. Я тогда высказалась против этой идеи прежде всего потому, что знала: если захочу, то, скорее всего, смогу забеременеть и самостоятельно. Но, разговаривая с ним по телефону, я заверила его, что если ничего не получится естественным путем, будем обсуждать любые варианты — от ЭКО до усыновления.

Я знала, что он давно мечтал стать отцом, но предпочитал не думать об этом всерьез, пока я не созрею. Меня это волновало, но он не раз успокаивал меня: говорил, что ему нравится жить со мной и он считает, что мы можем быть счастливы даже без детей. Да, было бы здорово, если бы они появились, но нам и так хорошо, и не стоит предпринимать каких-то серьезных действий, пока мы оба не будем готовы стать родителями. (Как же я его все-таки люблю!)

Мой страх улетучился. Сердце пело. Господь помог мне измениться.