Быть в форме... Часть 1

От "Гномика" делали радиальный выход к озеру Духов. Оксана приболела, поэтому мы ее оставили на стоянке и втроем с утра отправились искать озеро Духов. Тропу сразу не нашли, поэтому полезли через курумник (нагромождение огромных камней) в гору. Неслабое восхождение было, я вам скажу. В одном месте я застряла, не могла ни подняться выше, ни спуститься ниже, Сереже пришлось на руках вытягивать меня наверх. После взятия этой горы я без всяких угрызений совести начала носить значок "Альпинист СССР", который, не поверите, нашла на стоянке в долине Ярлу. А после взятия перевала Кара-тюрек я приняла решение носить его на пиджаке на работу.

Озеро Духов оказалось абсолютно прозрачным, с каменистым дном, окруженное с трех сторон горами. Горы отражаются в воде. Про это озеро рассказывают много небылиц, говорят, там бывают необъяснимые явления, свечения, голоса и прочее. Поэтому мы, не сговариваясь, решили, что ночевать рядом не будем. Конечно, мы не верим во всякую чепуху, но на всякий случай решили не рисковать. С озером Духом связаны два известных имени: алтайский художник Чорос-Гуркин и знаменитый писатель-фантаст Иван Ефремов. Чорос-Гуркин нарисовал картину "Озеро горных духов", а И. Ефремов под впечатлением встречи с Чоросом-Гуркиным в 1942 году написал рассказ, где он описывает озеро и предполагает, что необычные явления могут быть связаны с испарениями ртути. Геологическими исследованиями эти предположения не подтвердились, поэтому смело можете посещать эти места. Они стоят того.

Обратно вернулись тропой намного проще той, по которой мы поднялись. Видели снежного барса с детенышем, жалко, фотография получилась не очень четкой, слишком большое расстояние разделяло нас. На стоянке мы обнаружили дикий сорт смородины с удивительно ароматными листьями, рекордное количество литров чая мы выпили именно на этой стоянке. Чай получился нежно-зеленого цвета, с потрясающим ароматом и вкусом. Вода из горного ручья, еще не испорченная цивилизацией + невероятно ароматные душистые листья лесной смородины, "Липтон" просто отдыхает. Я даже нарвала с собой листьев, чтобы угостить на работе своих дамочек.

Именно по дороге на эту стоянку я видела эндемик Алтая — родиолу морозную. Вообще в этом походе я открыла для себя невероятное количество удивительно красивых цветов. Сделала огромное количество снимков. Если честно, даже не знаю, как они называются.

Перевал Кара-тюрек. Название горы вызывает много споров. Тюркское "кара" имеет несколько значений: "черный, темный", "большой, крупный". "Тюрек" — "сердце". Мне лично импонирует перевод "большое сердце". Мои самые сильные ощущения связаны именно с переходом этого перевала. Во-первых, он оказался очень высоким: 3128 — самая верхняя точка. Я так смело оперирую цифрами, так как в этом походе у нас был навигатор. В него была заложена карта нашего маршрута, поэтому была возможность определять высоту не на глазок, а с точностью до сантиметров. Во-вторых, это взятие не одной горы, а целой череды гор: поднимаешься весь в мыле на одну, оказывается за ней еще одна, переползаешь ее, а там еще одна. Но именно с этого перевала открываются потрясающие, сказочные виды. Именно с этого перевала можно увидеть одновременно долину г. Ярлу, пик Делоне, Аккемское и Верхаккемское озера и озеро Духов одновременно. Вот уж поистине я ощутила себя чуть ли не на вершине мира. Именно на этом перевале мы наблюдали просто сюрреалистическую картину: мы идем по горе, а за нами сплошной стеной снизу идут облака, закрывая собой, как огромным занавесом, горы. В обалдении наблюдали эту нереальную картину и не могли найти слов, достойных этой картины.

Шли и бормотали: "Просто сюр. Полный сюр". Все кругом менялось с такой скоростью, что не успевали осознавать. Потом без всякого предупреждения солнце выключили, и начался сильный дождь с вкраплениями снега. Промокли насквозь, извиняюсь за интимные подробности, просто до трусов. Вот где я замерзла и на практике выяснила, что даже мокрые рукава, закрывающие кисти рук, греют. Если бы у меня рукава были нормальной длины и мне пришлось бы махать голыми кистями, они бы у меня просто там и отвалились, так как взять с собой перчатки мне даже в голову не пришло. Внизу 30 градусов по Цельсию, какие перчатки?! Когда добрались на самую высшую точку и увидели обоо, я вспомнила, что у меня в кармане брюк припасены цветные веревочки. Негнущимися пальцами достала и начала привязывать веревочку. Сережа посмотрел на меня и спросил с надеждой в голосе: "Это обязательно?" Потом обреченно начал цеплять свою веревочку. Ему было это труднее, веревочка маленькая, мокрая, а пальцы большие и сильно замерзшие: такой роскоши, как длинные рукава, он, по-моему, не знает класса с 6-го, так как вымахал выше среднего роста. Обоо — это культовые пирамиды, они строятся в знак почитания духов данной местности. На моей родине, в Бурятии, они тоже есть, к ним с почитанием относятся не только буряты, но и русские. Ни один водитель не проедет через перевал, не привязав ленточку, или не положив монетку. Абсолютно на полном серьезе говорят: "Не будет дороги".

Спуск с перевала достоин отдельного рассказа. Это только начинающим туристам кажется, что спускаться с горы легче, чем подниматься. Ни фига подобного. На спуске я сразу согрелась, так как тропа была глинистая, так и норовила уйти из под ног. Там я и потянула мышцу на левой ноге чуть выше колена. Как мы переходили ручей — отдельная песня. Сереже пришлось весь берег обежать, чтобы найти место, где я смогла бы перейти. Я в нормальном состоянии ужасно боюсь водных переправ, а с травмированной мышцей вообще потеряла надежду, что смогу перейти. Тем не менее под активное подбадривание мужа сумела преодолеть ручей. Еле дотащилась до вожделенной Кедровой стоянки. Натерла ногу бальзамами "Корень" и "Звезда", стало легче, мышца перестала болеть.

Только после тяжелейшего перехода понимаешь прелесть отдыха. Переодевшись в сухую одежду, сев у костра, начинаешь беспричинно улыбаться и млеть от простых радостей жизни. Господи, тепло, сухо, горячая еда. Что еще надо?! Кстати, после такого перехода я выпила разведенный медицинский спирт в смертельной для меня в обычной жизни дозе, и даже не почувствовала (ха). Серега смеялся: "У Ларисы на большой земле после трех рюмок вина наступает тихий здоровый сон, а здесь тяпнула уже пару рюмок спирта и хоть бы хны".

Забыла сказать, что за нами еще до перевала Кара-тюрек увязалась сибирская лайка, бодро дотопала с нами до стоянки. Собака оказалась невероятно воспитанная, с нечеловеческим терпением ждала, пока сварится ужин, ни разу не гавкнула, просто молча лежала. Наша кавказская овчарка Дуся уже каждому не просто в рот, а в желудок бы заглянула, сперла бы со стола все, что плохо лежит, попрошайничала бы, не приходя в сознание. Уже бы все не выдержали и скормили ей все что можно и нельзя.

Кедровая стоянка очень живописная: огромные вековые кедры, мягкий ягель, карликовые березки, огромное количество бадана. Второй рекорд по выпиванию чая мы совершили здесь. Пили чай из листьев бадана, очень вкусный тонизирующий напиток.

После Кедровой стоянки был очень трудный переход. Мы сдуру решили сократить путь и пойти по берегу реки. Сначала даже наблюдалась какая-то тропа, а потом начались просто непроходимые дебри: отвесный каменистый берег и узенькая-узенькая еле видная тропиночка по краю. Обратно вылезти наверх уже не представлялось возможным, оставался один путь — вперед.

Вот где я натерпелась страхов, а когда практически на животе ползла через ручей, стекающий отвесно вниз — признаюсь честно, плакала в голос, потому что не могла выползти обратно и вперед длины ноги не хватало. Зависла между небом и землей и рыдала в голос. Как посмотрю вниз, где с грохотом через огромные камни несется горная река — делается холодно в животе. Рюкзак за спиной тянет назад, я прижалась всеми конечностями к скале и плачу. Сережа отнес свой рюкзак на безопасное место, вернулся за мной и командует: "Ногу ставь вниз", а она не ставится, потому что короткая от природы. Не всем же бог дает ноги как у Нади Ауэрман. Я, не отлепляя живота от скалы, сумела судорожно стянуть с себя рюкзак и отдать Сереже, он отнес его и снова вернулся за мной, у меня от напряжения даже шею свело. Снова команда: "Ставь ногу вниз". А где он, этот чертов низ?!! Пупков не умеет долго уговаривать, он просто отодрал мою ногу и куда-то поставил руками, я, не успев даже толком напугаться, оказалась на безопасном месте. Когда мы выбрались на тропу, я полчаса тупо сидела на берегу, просто приходила в себя от пережитого ужаса.

Примерно на середине последнего перехода нас застиг дождь. Мгновенно появились бурлящие ручьи на тропе, которые затопили все ямки. Поскользнувшись опять, потянула уже травмированную мышцу, идти стало невозможно, еле переставляла ноги. Поднять ногу выше, чем на 5-10 см от земли стало невозможно, просто дикая боль. Если по ровной земле можно идти, практически не отрывая ноги от земли, то на горной тропе это невозможно. Сергей понес меня на спине. Сначала уносил наши рюкзаки, потом возвращался за мной и так пока не вышли на прямую и нас не увидели Оксана с Виталием. Совет в Филях решил: Сергей налегке с моим рюкзаком бежит в Тюнгур за машиной, а мы потихоньку ковыляем до стоянки и там ждем его. Примерно 12 км Сергей пробежал за часа полтора и обратно по грязи продирался на машине еще примерно час. Мы умылись сами, помыли ботинки в реке, разложили все сушить и терпеливо ждали появления "Хонды". Когда на горизонте появился уже не белый, а какой-то коричневый от грязи "Одиссей" нашей радости не было предела.

Этот поход был богат не только шикарными видами природы, но и культурными открытиями и знакомствами с интересными людьми. Старообрядческое село Верхний Уймон основано в 1801 году. В августе 1826 года именно в этом селе 13 дней базировалась экспедиция Николя Рериха. 15 лет длилась знаменитая Центрально-Азиатская экспедиция Рерихов. Вы не поверите, с какой любовью там до сих пор хранят память о великих Рерихах. Необыкновенный музей создан энтузиастами, последователями учения Рерихов на собственные средства. Мы полдня провели в этом музее, экскурсию для нас провела Бугаева Людмила Викторовна из Челябинска. Оказывается, истинные последователи Рерихов из разных городов России по очереди приезжают в Верхний Уймон и работают в музее, можно сказать, вахтовым методом.

В алтайском селе Мендур Соккон живет уникальный человек — Шодоев Николай Андреевич. Он много лет создавал музей этнографии Алтая, аналогов которому не существует. Мы приехали в село, нашли дом, где живет Николай Андреевич, одновременно с нами к нему приехала делегация с чешского телевидения во главе с алтайским шаманом Акаем Кыныевым. Надо сказать, выглядели они очень колоритно. Акай с длинной косой, выстриженной по краям (я постеснялась спросить, что это означает, а теперь мучаюсь от неведения). Чехи, которые за версту выглядят иностранцами. Как объяснить, почему русские, как бы ни оделись, выглядят своими в доску, и иностранцев сразу видно, что они не наши, даже если они молчат как партизаны. Николай Андреевич провел для нас удивительную экскурсию. Я с большим уважением отношусь к энтузиастам своего дела. После похода я про два эти этих замечательных музея рассказала огромному количеству людей, мне очень хотелось, чтобы с ними познакомилось как можно больше людей.

За эту неделю с хвостиком мы настолько привыкли пить воду из ручья, умываться холодной водой, просыпаться и засыпать под пение птиц или шум реки, что решили, что сразу возвращаться в суету большого города просто опасно для психики. Поэтому еще на пару дней остановились в очень милом семейном пансионате "Серебряные родники" в Чемале. Поселились в двухкомнатном номере люкс, боже мой, с удобствами в номере! Сауна, бассейн, газоны с подстриженной травкой, бильярд, теннис, замечательная кухня. Что ни говорите, но и в цивилизации есть свои несомненные прелести. Хотя почему-то потом вспоминаешь с ностальгией именно шум дождя, свист сусликов, светящуюся ночью воду горной реки, очень вкусную кашу, пахнущую дымом костра, невероятную расслабленность после трудного перехода и потрясающие, каждый день новые виды природы...

Знаете, я в этом походе совсем забыла про переживания по поводу фигуры и была приятно потрясена, когда по возвращении домой сделала контрольные замеры талии. Не поверите, но я потеряла в объеме 7 сантиметров! Сергей мне давно объяснил, что правильнее бороться не с килограммами, а с объемами. Мышцы тяжелее жира. Когда занимаешься в тренажерном зале, то наращиваешь мышечную массу и теряешь жировую. Поэтому я взвешиваюсь больше для проформы, а внимательно слежу за объемами. Действительно, я сейчас, может, вешу и больше, но в пропорциях намного стройнее.

На Алтае огромное количество потрясающих по красоте и энергетике мест. Мы с Сережей решили, что этим летом пойдем к высокогорному озеру и леднику Маашей, обязательно посетим Шавлинские и Аленкины озера. Присоединяйтесь!

С огромным желанием надолго оставаться в отличной форме,

Лариса Буянтуева, lora@sibvaleo.com.