Начало

Вся наша поездка почему-то (так звезды встали!) происходила по льготному тарифу. Скай экспресс (как я жалею, что эта классная авиакомпания кончилась!) предложил акцию, по которой билеты в оба конца обошлись нам на двоих в 7 тысяч рублей — практически по цене такси в/из аэропорта. Правда, вылет был поздний, неудобный, на место мы прибывали уже к ночи. Однако ближе к делу этот полет отменили и нас пересадили на утренний рейс, так что, летели мы в удобное время по тарифу неудобного и еще успели покататься по всей Калининградской области со встретившими нас друзьями — было здорово.

"Золотой якорь" заселил кого-то в забронированную нами студию (причем, как на ночь после прилета, так и на ночь перед вылетом), в результате чего нас оба раза по цене самой маленькой студии селили в огромный трехкомнатный люкс. Впрочем, благодаря этому в комнате, где мы спали, не было телевизора (т.к. он размещался в соседней гостиной), шлепать босыми ногами ночью на люксовых просторах в комнату с "удобствами" было далеко, а разыскивать по утру раскиданные вечером в азарте по всем комнатам люкса шмотки было долго!.. Константин же про нас, вообще, забыл, в результате чего забронированный нами автодомик оказался занят, и поселить нас ему пришлось по цене автоприцепа в более дорогую комнату в доме. В комнате был камин, к комнате прилагался огромный холл с удобствами — в который выходила еще комната, на тот момент пустовавшая. На камин, кстати, мы запали зря — жечь его полагалось только в присутствии хозяина, ну а это, сами понимаете, совсем не так интересно.

По Калининградской области мы колесили в дождь. Зеленоградск и Светлогорск, Янтарный и Пионерский. Волны, сосны, море, небо. Ветряки. Набережные. И янта-а-а-арь. Дождик кончился, как только мы высадились на набережной Балтийска.

Подходя утром к парому, мы наткнулись на лодочника, предлагающего по цене парома эксклюзивный экспресс-перевоз через пролив на надувном суденышке с мотором. Аттракцион показался забавным, и вот мы уже сползаем с высокого причала в лодочку. Трусила я посреди сразу оказавшегося огромным пролива в этой хрупкой скорлупке нещадно — зато переправа заняла считанные секунды!

Балтийская коса - место вне времени. Часть 2

И вот, бросив вещи в необжитом помещении — про нас забыли, нас не ждали, и теперь нам спешно готовят комнату — бредем по кромке воды вдаль, в никуда. Балтийское море синее-синее. Ветер пронизывающий. Холодный. На фарватере стоят корабли — баржи, сухогрузы, лайнеры, огромный парусник с тысячей парусов, еще баржи. Волны с грохотом бросаются на песок, перекатывают гальку, с шипением отползают назад в море. Чайки взвиваются в брызги волн, вспугнутые нашим приближением. Солнце. Красота. Счастье...

Пляжи Балтийской косы совершенно безлюдны, даже в районе поселка. Местные жители выходят на пляж только после особо сильного волнения на море — собирать принесенный бурей янтарь. А приезжих тут почти нет. Кто есть — те прячутся от ветра за прибрежными дюнами, распластавшись на горячем песке.

У самого входа в Балтийский пролив — развалины форта. Такой же есть и на той стороне — в Балтийске. Пролив, как большую ценность, охраняли с давних времен. Далеко в море уходит узкая полоска волнолома. У ее начала возвышается забытая всеми смотровая вышка. Старая. Вечерами мы влезаем на нее смотреть закат. От нашего домика до вышки на берегу минуты три, мы успеваем дойти сюда с еще горячей шпикачкой, зажаренной во дворе на мангале к ужину. Волны бьются о стены форта. Среди чаек встречаются гигантские, одна из них почему-то не летает — живет в озерце, там, где раньше был крепостной ров.

По нетронутому пустынному пляжу, навстречу ветру, наперекор набегающим на берег волнам мы отправляемся вдаль, к горизонту, в сторону Польши — туда, где едва различима глазом, но хорошо видимая в подзорную трубу, возвышается в прибрежной полосе смотровая вышка. GPS обещает до нее расстояние порядка 7 километров. Рядом с вышкой оказывается заброшенное караульное помещение, застава — воспоминание об ушедших отсюда военных. Ушедших ли? Влезать на вышку не решаюсь — уж очень ненадежно выглядит. Валяюсь на нетронутом песке, смотрю на карабкающегося вверх по лесенке мужа, тревожусь — не развалилось бы сооружение! Вот он уже на самом верху, обозревает окрестности в подзорную трубу...

Как всегда, оказываясь в непосредственной близи от войсковых частей, муж мой начинает с ними шутить шутки — вспоминает армию и молодость. Я этих провокаций побаиваюсь. Не умею я с вояками общаться, в разных мы с ними плоскостях существуем, не понимаем друг друга. Боюсь, как бы чего не вышло... Вот и сейчас объектом его пристального внимания стала какая-то неоднородность, этакое просматривающееся на спутниковой карте "сердечко" — к нему-то и направляется наша экспедиция после вышки. По плану мы должны, пройдя через лес, пересечь Косу и выйти на берег залива. А уже потом, насмотревшись на залив, на лебедей в нем, а возможно, и искупавшись на подветренной стороне Косы, возвращаясь назад к поселку по заброшенной дороге — она просматривается на карте — выйти куда-то в район "сердечка" и найти его на местности, руководствуясь подсказками GPS. Это теория. А на практике мы уже знаем, что со стороны поселка сюда по дороге не пройдешь — она перекрыта шлагбаумом. КПП. Военная зона. Проход закрыт. Все идите отсюда. Однако мы не идем со стороны поселка, мы подбираемся "с тылу".

Балтийская коса - место вне времени. Часть 2

Залив и правда очень красивый! Что всегда поражало меня на Куршской и на Балтийской косе — это невероятно резкий контраст между природными зонами. Невозможно поверить, что от песчаного берега бушующего моря эти поросшие красной смородиной берега бескрайней глади залива отделяют всего лишь несколько сотен метров. Искупавшись и наевшись красных прозрачных ягод, выходим на дорогу. Через некоторое время впереди угадывается жизнь, от которой мы за сегодня уже отвыкли. Ну, вот и вояки. Первыми нас, топающих со стороны предполагаемого противника (со стороны Польши!), заметили офицерские жены, прогуливающие в колясочках младенцев. Тревога поднята стремительно, и вот уже по кустам вокруг залегают бойцы, кольцо осады сужается... Я, понимая, что лучше перехватить инициативу в самом начале, громко обращаюсь к ближнему: "Уважаемый! А как нам выйти к морю?". Надо заметить, что в расположение части мы попали в самом неподходящем для этого виде. У меня нет не только документов, но и ничего, кроме халатика, фотоаппарата и рации. А у мужа, наоборот, есть много всякого — рация у него тоже есть, и подзорная труба у него есть, GPS и спутниковая карта с "сердечком" в телефоне, а еще у него борода, как у шпиона и темные очки. Более того, увлеченный поисками секретного объекта, он не обращает внимание на накаляющуюся на глазах обстановку и перебивает меня: "Зачем к морю? Нам вот к сердечку надо — оно уже близко!". Вызванный на разборку со "штатскими в расположении части такой-то, несущей боевую службу и выполняющей такую-то боевую задачу" (выслушивая все это, мы напрягаемся — похоже, мы УЖЕ из рапорта солдатика узнали много лишнего про эту часть!) дежурный офицер мрачнеет: похоже, его надежды на какое-нибудь быстрое разрешение ситуации не оправдываются.

— Нелогично... — цедит парнишка, выслушивая мои объяснения, как мы сюда попали, придя по пляжу моря из поселка. — Вот на залив, говорите, шли, а зачем туда идти-то, на залив? Посмотреть, говорите... А чего там смотреть-то? Залив он и есть залив, да туда еще несколько городов свои отходы сливают.

Эх, не романтичный ты, солдатик! Подозреваю, что дальше последует вопрос, а чего это мы и по берегу моря сюда семь километров тащились, когда море — и в поселке море. Муж вроде, прочувствовав, наконец, серьезность момента, попрятал по карманам свою шпионскую технику. Пытаюсь отвлечь напряженно морщащего лоб офицерика вопросом: "Да бог с ним, с заливом, а скажите лучше, как нам к морю выйти?". Вот тут и сама вздрогнула.

— Нелогично.... — скажет сейчас. — Вы же говорили, что с моря идете, а сейчас снова к морю спрашиваете? Чего это?

Балтийская коса - место вне времени. Часть 2

Но тут в нашу беседу стремительно вклинивается муж, наконец, разобравшийся в хитросплетении спутниковой карты!

— Ага, — говорит он. — К морю! Мы вот по этой дорожке пойдем — и машет рукой в направлении тропинки, змеящейся куда-то в сторону уж близкого "сердечка", через пару десятков метров от нас дорожка перегорожена какой-то калиткой, но забора вокруг этой калитки практически нет — можно обойти.

Офицерик аж вздрагивает.

— Не, ну вот только не по ней! Там у нас такое, что если вас туда все-таки занесет, то сделать вид, что вас тут не было, уже не получится — придется всем напрячься и миллион бумажек писать!

На этом и расстались — писать бумажки никому не хочется. Продвигаемся к морю указанным вояками путем в обход секретного объекта. Только муж непрерывно косит глазом за кусты, высматривая торчащие оттуда ушки "сердечка", и все норовит сбиться с указанного курса.

Первый раз после поездки на море самым сильным впечатлением остался не морской прибой, а истошный треск кузнечиков и пение птиц на заброшенной взлетной полосе аэродрома. Такие громкие. Так подчеркивающие абсолютную тишину вокруг. И цветы, пробивающиеся сквозь бетон с вплавленными во взлетную полосу кусками янтаря... И солнце. И небо с облаками над стрелой бетонки среди облепихового леса.

Уже сейчас, решив-таки записать свои впечатления от поездки, пусть хоть и с таким опозданием, я читаю в Интернете слова командующего Балтийским флотом вице-адмирала Виктора Чиркова: "Следует иметь в виду, что на Балтийской косе для размещения гидропланов также будет реконструирован аэродром советской эпохи, и это — заслуживающая внимания информация". И что теперь Балтийская коса? Кто не успел, тот опоздал?