Моя бабушка, Плотникова (Хозяшева) Анна Мокеевна родилась 9 октября 1926 года в деревне Селёво Вежайского сельского совета Кудымкарского района Пермского края. В семье она была третьей по старшинству из пяти детей. Уже с самого детства она осталась без отца и узнала, что такое голод...

Плотникова (Хозяшева) Анна Мокеевна

«Мне было семь лет, когда умер отец. Проблемы с сердцем. Он шел на праздник в другую деревню, так на дороге упал и скончался... А его похороны я даже и не видела, потому что в это время нянчилась в деревне Тебеньково. Было очень тяжелое и голодное время. Мама не могла прокормить всех нас, поэтому мне уже нужно было работать. Я много где сидела с детьми, но не везде меня кормили хорошо. Так что эти времена мне вспоминать очень тяжело...

Спустя три с половиной года от голода умерла моя сестра Маня. Мне было тогда 10 лет, и я была дома, в Селёво. Дома не было ни грамма еды, а мою маму отправили работать на несколько дней в Куву. Но прежде чем уехать, она сказала нашему бригадиру: «Если я уеду, то мои дети умрут от голода». Бригадир ответил ей, мол, мы им дадим хлеба, езжай, не беспокойся. В это время Маня и умерла, лёжа на русской печке... От голода она даже глину с печки стала есть. Мы ее похоронили.

Уже потом, как только мама приехала обратно, сразу спросила у бригадира, мол, дал ли он нам хлеба, как и обещал. А он ответил ей, что мы не приходили! На самом деле мы приходили к нему несколько раз, но он нам ничего не дал! И тут мама стала ему выговаривать, мол, из-за тебя никого уже в живых не застану дома! Тут ей и сказали, что Маня умерла... Мама упала в обморок... Через несколько лет этого бригадира будут судить, потому что из-за него с голоду умерло много людей и колхозных животных.

Голод... В 30-е годы дошло до того, что многие люди ели даже мертвую скотину. За кусок мертвой лошади чуть не дрались. Помню, как нашей маме удалось принести домой часть туши мертвой лошади, и она варила куски мяса очень долго, а мы все сидим и ждем, когда же, наконец, можно будет кушать. Не дай бог кому-то испытать такую же жизнь...

В школу я пошла только в 9 лет, потому что все время, как я уже говорила, сидела с детьми. Закончила только четыре класса, и тут началась война... Брата Василия забрали на фронт, старшая сестра Саша работала дояркой и пахала поля каждый год, а брат Алеша умер в первый же год войны из-за туберкулеза.

Ему было 13 лет. Он все лето работал на сенокосе в колхозе имени Седова и почему-то, постоянно кашлял, хотя ни на что не жаловался. И вот в один из осенних дней он сказал маме, что больше не может идти в школу. Мама сильно испугалась и повезла его в больницу. Как только ему сделали рентгеновский снимок, оказалось, что у него правая половина легкого уже давно сгнила, а левая начинает гнить... Его уже нельзя было спасти. После того, как его привезли больницы, он прожил всего три недели.

Я никогда не забуду слёз матери, которые она выплакала: сын Вася на фронте, Маня и Алеша умерли... Было очень тяжело и очень страшно. Нет ничего хуже войны и голода. Я почти все время была голодной. Хорошо, что в годы войны у нас была корова, она нас только и кормила.

Тяжелее всего было работать зимой. Одежды у меня совсем не было, и я две зимы работала в лесу в одной юбке. Штанов не было. Работала я в тридцатиградусный мороз недалеко от деревни Буждом, а жила у одной бабушки. Кроме меня у нее жили еще семь человек. Бабушка каждый день топила нам баню. Старушка о нас очень заботилась, и если бы не она, то все мы точно бы умерли из-за обморожения... На колхозных собраниях нас, кто работал тогда в лесу, очень хвалили, но какой ценой нам досталась эта похвала. Как мы мучились и работали — никто не знает.

Плотникова (Хозяшева) Анна Мокеевна

Работала и на лодке, и эта работа стала для меня самой тяжелой, так как я совсем не умела на ней плавать... Была очистка реки от деревьев, которые застряли около берегов, и нужно было их баграми отправлять вниз по течению. Из-за моего неумения мужчина, который учил меня работать на лодке, очень сильно меня ругал. И на следующий день я категорически отказалась плыть вместе с ним, если он не перестанет меня оскорблять. Начальство, как узнало про это, вызвало его «на ковер», после чего он больше ни слова не сказал мне в повышенном тоне.

Узнала о завершении войны в тот момент, когда я работала в деревне Таскай на сплаве. Помню, как к нам пришел председатель и сказал, чтобы мы поужинали и пришли на собрание. Там он и сказал всем о завершении войны! Как же тогда все мы кричали, радовались и хлопали в ладоши! Но после войны еще долгое время жить было очень тяжело. Еще долгое время многие жили голодными«.

Уже после войны Анна Мокеевна вышла замуж за Плотникова Юрия Дмитриевича. Жили они в маленьком холодном доме в деревне Фокичи. Первый ребенок — Данил прожил на этом свете всего неделю: так как в доме было очень холодно, он умер из-за воспаления легких. Затем родились Алексей, Леонид, Милентина, Светлана и Юрий. Из пятерых детей уже нету в живых Леонида, который трагически умер в 1980 году...

В 1959 году Анна Мокеевна и Юрий Дмитриевич начали строить большой дом в деревне Кузьва. Закончили строительство и справили новоселье в 1963 году.

В настоящее время Анна Мокеевна живет в деревне Кузьва. У нее 11 внуков и 7 правнуков. Бабушке 89 лет, но она никогда не сидит без дела! Вот, к примеру, осенью прошлого года она сама выкопала больше 100 вёдер картошки. Бабушка до сих пор держит корову, теленка и кур. А какие вкусные пироги и шаньги стряпает бабушка! Пальчики оближешь!

Я всегда поражался стойкости и мудрости моей бабушки. За свою жизнь она видела многое, пережила множество тяжелых событий как для нее, так и для всей страны. Она награждена всеми медалями, которые удостаивались труженики тыла с 1945 года, а также «Медалью материнства» (ею награждаются матери, родившие и воспитавшие пять и шесть детей).