Содержание:

Во многих детских лагерях, особенно с насыщенной программой, мобильные телефоны у детей или прямо запрещены, или организаторы очень просят не давать их детям с собой в лагерь. Где-то телефоны хранятся вожатыми и выдаются на короткое время для звонка домой. Родителям, которые стремятся контролировать каждый шаг ребенка даже на расстоянии, такая практика не нравится. А педагог Дима Зицер считает, что ребенок без телефона в летнем лагере — чаще счастливый ребенок.

Два случая в детском лагере

К содержанию

Два случая в детском лагере

Работая в детском лагере, год за годом с ужасом наблюдаю, как многие родители продолжают мучить своих детей даже на расстоянии.

Мальчик играет с друзьями. Звонок. "Извини, мам, я сейчас не могу говорить — перезвоню", — продолжая смеяться над шуткой друга, говорит он.

Видимо, на другом конце произносят длинный монолог. Мальчик меняется в лице. Радости как не бывало. "Мам, ну извини". Похоже, не помогает. Он пулей вылетает из зала. Возвращается через 10 минут заплаканный.

Подсаживаюсь к нему, потихоньку начинаем разговаривать. "Мама обиделась на то, что я не хотел с ней разговаривать". Ни намека на недовольство мамой, на ее оценку — только глубокое огорчение: я обидел любимого человека. Вечер испорчен. Педагогика в действии.

(Скоро, скоро он поймет, что его радость и его дела неважны. Что главное — слепое подчинение. Скоро он научится у родителей манипуляциям. Скоро переходный возраст. Скоро он начнет возвращать долги.)

Другой случай. Под моим окном девочка объясняет маме: "Я обязательно все прочту, когда вернусь, здесь не до того — у меня много дел". Пытается рассказать о новых друзьях, о проектах, в которых участвует, о вчерашней игре, о своих радостях и успехах.

Шансов быть услышанной, а тем более понятой — нет. "Мамочка, я тебе обещаю, я все прочту". Нет, не слышит. Девочка продолжает разговор, всхлипывая, и заканчивает рыданиями. "Хорошо (это, видимо, о чтении), я все сделаю".

Готово. Изнасилована. Теперь будет знать, как с родителями спорить! (Ну а побочный эффект — обучение вранью — не заставит себя долго ждать. Вскоре она научится обманывать; говорить, что читала, когда этого не делала; скрывать свои мысли, чувства и поступки.)

К содержанию

Зачем звонить ребенку в летний лагерь

Таких случаев десятки. А скольких мы не слышим и не замечаем! Иногда, не выдержав, я тайно от детей перезваниваю родителям. Мы говорим с ними, и они соглашаются с тем, что нужно признаваться детям в любви; что наиболее понятная причина звонка ребенку — просто потому, что они соскучились по нему; что если есть повод порадоваться за человека, нужно делать это непременно и сразу. Я не встречал непонимания.

Ну так что же вы делаете, родители?! Остановитесь за минуту до. Сообразите, зачем вы звоните, вспомните, что будете говорить с любимым человеком. Это просто. И это главное. Неужели этого недостаточно? Неужели главная форма общения для вас — это нравоучения? Неужели вы не понимаете, чем все закончится (и для вас в том числе)?

Неужели эго так и дожрет вас до конца? "Я важнее любых друзей!" "Я лучше знаю, от чего тебе будет хорошо!" "Я расскажу тебе, как правильно отдыхать!" "Я знаю, что у тебя на уме!" "Я научу тебя, что нужно делать вместо всей той ерунды, которой ты занимаешься!" "Я буду контролировать тебя всегда — только попробуй улизнуть, маленькая дрянь!.." и т.п.

Пожалуйста, перестаньте приносить несчастье. Это не сильные слова, поверьте. Они переживают испорченные отношения с вами именно так — как настоящее горе. И они никогда не предают вас. Во всяком случае до определенного момента — пока не научатся. А вы?..

Зачем звонить ребенку в летний лагерь

К содержанию

Как вырастить вруна: 5 историй воспитания детей

Думаю, теория нам в данном случае не помощник. Обратимся же к экспертному мнению практиков.

Одна мама сильно волновалась за успеваемость сына. В частности, выражалось это в том, что она регулярно без спроса совала нос в его портфель. Через некоторое время выяснилось, что мальчик и сам не прочь залезть в чужие сумки и позаимствовать оттуда разные занятные вещицы.

Естественно, он ни в коем случае не признавался в этом, пока не был пойман с поличным. Но и тогда он сообщил, что просто искал свою ручку, которая, похоже, случайно упала в рюкзак другого мальчика.

Мама, однако, так и не смогла обнаружить связь между собственным поведением и действиями сына. И ее можно и нужно понять: она-то была полна благородных побуждений, следовательно, ее поступки, в отличие от поступков сына, не могут быть объявлены бесчестными.

Другая моя знакомая тоже очень интересовалась уровнем образования своего ребенка. Однажды ее восьмилетний сын что-то писал и между делом задал ей вопрос: "Мама, как правильно пишется буква „ж“?". По словам этой достойной женщины, у нее от ужаса потемнело в глазах, и она, с трудом справившись с собой, прорычала: "Ты что, в возрасте восьми лет не знаешь, как писать букву „жжжжж“?". Заметим, что на вопрос сына она так и не ответила. Зато скандал получился что надо.

Думаю, эта история была не единственной, поскольку через некоторое время мама обнаружила (по поводу чего она ко мне и обратилась), что мальчик совершенно перестал делать домашние задания по русскому языку, а ей между тем рассказывал, каких головокружительных успехов он достиг на поприще лингвистики. Неисправимый лжец!

Третий родитель, обнаружив в ящике чужую игрушку (которая, впрочем, после короткого расследования оказалась игрушкой сына), устроил страшный скандал, а когда все прояснилось, не нашел ничего лучшего, чем сказать: "Это будет тебе наукой!". Какой наукой и что именно является ее предметом — осталось тайной. Но мальчик, судя по всему, оказался-таки восприимчив к "науке", ибо начал приносить домой горы чужих вещей, которые ему, по его словам, "подарили". "Он становится не только вруном, но и вором... Наверное, это врожденное, ведь я никогда не брал чужого", — сетовал бедный отец.

Четвертая мама поделилась тем, что каждый вечер учиняет дочери допрос о том, что и как та ела в школе, и, сопоставляя показания с "данными разведки", с удивлением раз за разом обнаруживает, что девочка постоянно ее обманывает: когда сыта, говорит, что ничего не ела; и наоборот — ничего не ела, а говорит, что сыта. Вопрос, зачем вообще она это делает, ведь если человек голоден, он непременно воспользуется возможностью перекусить, а для личного успокоения достаточно и тех самых "данных разведки", заставил маму глубоко задуматься...

Пятую маму возмущали рассказы дочери о том, что она, дескать, лучшая ученица, что с ней все хотят дружить, что учителя ее все время хвалят и т.п. "Все это наглая ложь! — кричала она, вернувшись с родительского собрания. — Почему она мне врет? Я ведь ей всегда говорила: мне нужна только правда, вранье — единственное, чего я не могу простить!".

Всю предшествующую жизнь она, однако, день за днем и месяц за месяцем в ответ на любой рассказ дочери спрашивала только: "Ты сделала это лучше других?", "А что сказала учительница?", "А кто выполнил задание первым?". Девочка оказалась понятливой: почему же не сделать маме приятно и не подарить ей именно те истории, которые она так хочет слышать?

Число примеров с легкостью могло бы быть доведено до 100, 200, 300. Приемы выращивания вруна одновременно неисчерпаемы и бесконечно однообразны, поэтому здесь можно остановиться и позволить пытливому читателю продолжить данное исследование самостоятельно.

К содержанию

Как научить ребенка врать: вредные советы

Несмотря на то что общие принципы воспитания в рамках поставленной задачи, несомненно, ясны, несколько простых и обобщающих рекомендаций под финал, вероятно, не повредят.

Итак, не верьте ребенку, ставьте под сомнение все сказанное им. При первой возможности уличайте его во лжи. Пусть даже речь идет о простых неточностях: из малого вырастает большое!

Не позволяйте ему фантазировать: разница между фантазией и ложью настолько тонка, что лучше даже и не начинать размышлять на эту тему.

Помните: наше поведение и поведение, которого мы требуем от ребенка, как говорят в Одессе, "две большие разницы". Этот принцип должен стать идеалом, возведенным в абсолют, — в быту, в учении, на отдыхе.

Контролируйте каждый шаг. Пусть у ребенка возникнет стойкое ощущение, что, если он хочет хоть какой-то личной жизни, ее необходимо украсть у собственных родителей.

Вот, собственно, и все. Дело сделано.