Реклама

Реклама

Ночью почему-то не спалось. Вертясь с боку на бок около двух часов, наконец, уснула. Сон был глубоким и тяжелым, и, почувствовав на своей шее чьи-то руки, задыхаясь, в ужасе проснулась. Боль сковала душу тесным кольцом, и слезы полились из глаз, пытаясь его разорвать.

Стараясь успокоиться, открыла окно и, вдохнув свежего холодного воздуха, убедив себя, что это только сон, снова ушла спать. Утром снова ощутила, что предчувствие скорой беды врывается в сердце волнами отчаяния. А врожденное жизнелюбие и оптимизм боролись с этим чувством, как могли. Тихо молилась, чтобы пугающая эмоция оказалась ошибочной и ничем не подтвердилась.

Бежала на работу, держась за свою надежду из последних сил. Сейчас увижу его, и эта боль, разъедающая душу, уйдет. Но время шло, а он не приходил. А когда я увидела его мать, входящую в дверь, все поняла, и почувствовала, как мой мир обрушился. Она сообщила мне, что он погиб.

Как я пережила следующие два дня, помню смутно, словно бродила по руинам своей жизни, совсем ничего не понимая и не желая понимать. Мне совсем не хотелось умереть, только душа стремилась туда, где мой любимый, устремлялась к нему, скорбела и кровоточила.

Под моим израненным сердцем билось еще одно маленькое сердечко, билось и так же, как и мое, страдало. Еще даже не родившись, ощущая себя сиротой. Я ясно могла прочувствовать, как этот не родившийся еще малыш соединяет меня незримой нитью с миром мертвых, и от этого было как-то не по себе.

Удары судьбы всегда неожиданны, к ним, как ни старайся, не подготовишься. Ведь было же интуитивное предчувствие, похожее на вспышки молний, но что-то предпринять или изменить не получилось. Может быть, потому что судьбу изменить нельзя?.. Есть события в жизни, которые просто необходимо пережить, они должны случиться.

Только сейчас начинаю понимать, как голод помогает в самые тяжелые моменты жизни. Смогла что-то съесть только на третий день. А еще помогли пешие прогулки вдоль автотрассы, где гул бесконечных машин делал беззвучным крик отчаяния и боли. Осень, золото листвы шуршит под ногами, а я словно разучилась видеть красоту. Мир вдруг стал темным, пугающим и мрачным.

Синичка сегодня влетела в окно, мечась по комнате, ударилась о зеркало и упала. Я взяла ее в руки, и она перестала трепыхаться. Я поднесла ее к окну, надеясь, что она улетит, но синичка тихо сидела на подоконнике. Мне очень ее стало жалко, я гладила птичку и просила: «Лети, пожалуйста, лети». Синичка, помедлив еще минуты две, вдруг вспорхнула и улетела. Я подумала, что это ты приходил со мной прощаться.

Воспоминания тоже помогают жить дальше. Твоя улыбка, твои глаза, слова о любви. Еще недавно мы гуляли у берега реки, смеялись, наблюдали за утками, громко пели песни. Я так счастлива была рядом с тобой. А сейчас растерянно стою на руинах своей жизни... Люблю тебя, бесконечно люблю. Ночью не могу уснуть, мысленно прижимаю к себе твою руку. От ощущения тебя рядом со мной становится тепло, и я засыпаю...

Утром проснулась еще до рассвета. Выглянула в окно. Увидела, как звёзды загадочно смотрят с высоты. Словно хотят рассказать о дальнейшей моей судьбе. Я долго смотрела на небо, любуясь его красотой. Звезды поблекли и застенчиво отступили. Свет, сначала слабый и робкий, все настойчивее проникал на небесный свод. Он наливался голубизной и наполнялся силой, пока, наконец, ночь не растворилась.

Утром почему-то особенно тяжело, приходит понимание, что тебя больше нет. И от душевной боли больше не скрыться. От нее не убежать, к ней можно только привыкнуть. Ты так часто снишься мне. Во сне живой, здоровый, красивый и веселый. Я радуюсь, удивляюсь и спрашиваю тебя: «Ты ведь умер? Тебя же похоронили?». На что ты отвечаешь, что я как всегда все перепутала, и что ты жив. Я интересуюсь, не замерз ли ты, ведь на улице так холодно, а ты говоришь, что тебе хорошо и тепло, и в доказательство показываешь свою зимнюю куртку на вешалке. Я просыпаюсь и плачу...

Когда молишься становиться легче, как будто перестаешь существовать на земле. Кажется, что растворяешься в воздухе, в снежинках, в небесах. И времени не замечаешь. Прошу у Бога терпения, смирения и стойкости. Сходила в церковь причаститься. Чужая душа потемки, а в свою я давно не заглядывала. Наревелась на всю жизнь. И наконец-то до меня дошло. То, что с нами происходит — это не просто так. Господь посылает нам только те испытания, которые мы можем выдержать. Смерть всегда порождает протест. Но Бог никого не наказывает. Он любящий врач. А мы все больны — и душой и телом. И только Бог знает, как нас лечить. А скорби, страдания — это лекарства, исцеляющие душу.

Пытаюсь вновь научиться видеть красоту в окружающем мире. Он, серый и темный, постепенно начинает раскрашиваться красками. Твердо знаю — унывать нельзя. Можно только любить. А в этом мире или в ином ты — мой любимый и родной человек, не так уж и важно. Боль разлуки только усиливает чувство и помогает пережить горечь утраты. Возникает такое ощущение, что ты уехал куда-то далеко-далеко. И я верю, что когда-нибудь мы с тобой обязательно встретимся.