Содержание:

Реклама

Начало было отличным. Будильник включился популярной песенкой на волнах какой-то ночной радиостанции, и мы, не выспавшиеся, но на удивление бодрые, занялись последними сборами. Тренькнул мобильник. Сообщение гласило, что подруга час назад родила двойню, и это событие было воспринято нами как добрый знак. Выехали в три ночи, не нарушая запланированного графика. Завезли кошку на хранение к бабушке, встретились с друзьями и понеслись на двух машинах по пустынному городу. Пока спят дети, нужно успеть проехать как можно больше. И "щемящее чувство дороги" затмевает все другие чувства и ощущения. А впереди - две недели отдыха и возможность на время забыть о делах и проблемах, и Крым, любимый Крым...

Приключения начинаются...

Приключения начинаются...

Светает. Под колесами стучат стыки бетонки: ту-тух, ту-тух... Дорога непривычно пустынна, потому что идет в объезд населенных пунктов. И вот после очередного "ту-тух" мы начинаем слышать стук, исходящий от машины. Постепенно он нарастает, и становится ясно, что стучит левое заднее колесо. Сигналим друзьям, едущим впереди и останавливаемся. Теперь на первый план выступает уже совсем другая мысль: "Только не подшипник, только не подшипник, только..." Воскресенье, пять утра, бетонка за Красноградом... Кто будет заниматься ремонтом?.. Неужели придется возвращаться назад, ремонтировать машину, потом снова выезжать? А настроение уже не то... Вываливаем на дорогу из багажника так любовно и тщательно упакованные вещи, вытаскиваем инструменты и запаску... Дети проснулись, вылезли из машин и звенят в утреннем воздухе голосками-колокольчиками, и бегают по мокрой от росы траве, пока муж и приятель возятся с колесом. Ура! С подшипником все окей! Это слетела от тряски какая-то подлая пружина, которая была с успехом водворена на место. Настроение вновь становится дорожно-приподнятое, дети залезают на свои места, пачкая сидения глиной, и путешествие продолжается...

Приключения начинаются...

...Бетонка позади, мы вновь выезжаем на Симферопольскую трассу. Маша после вынужденной прогулки досматривает утренние сны... Вдруг краем глаза замечаю, что в салоне горит свет, и почти одновременно с этим раздается Катин вопль. Оглядываюсь и вижу, что крышка багажника открыта. Воображение сразу рисует картинку из фильма ужасов, как в образовавшуюся черную дыру вылетают вещи и сиротливо валяются по всей трассе, словно камешки, разбросанные Мальчиком-с-пальчиком. Тормозим. Закрываем багажник. Едем. Тормозим. Закрываем багажник. Снова едем. Снова тормозим... После пяти или шести остановок делаем привал для технического совещания. Замок багажника терпел нагрузку, пока вещи были аккуратно сложены. Но после ремонта колеса сумки забросили как попало, и они заняли гораздо больше места. Вот старенький замок и перестал справляться. Похохотали, подумывая перевязать багажник веревкой, покрутили какие-то винты, поколдовали над замком и поехали дальше. Еще несколько вынужденных остановок, воспринимаемых уже как должное, и багажник, устыдившись своего непристойного поведения, наконец перестает открываться...

Реклама

Приключения продолжаются...

...Ялтинская трасса летит под колесами, поворот на Лучистое. Дорога, по которой всего два месяца назад шли пешком, направляясь к вершине Димерджи. Кажется, будто мы никуда и не уезжали отсюда: все та же пасмурная погода с моросящим дождем и такая же плотная, косматая шапка тумана над Димерджи. Дорога начинает петлять серпантином, вынуждая нас останавливаться каждые пять минут: дочку друзей, Полину, укачивает.

...Солнечногорское, опровергая свое название, встречает нас проливным дождем и неуютными серыми пейзажами. Оставляем всех детей в одной машине и отправляемся на поиски жилья и осмотр пляжа. Улу-Узень стекает по грязной канаве мутным потоком, вливается в море и превращает его в глинистую взвесь. Идем вдоль трассы, обдаваемые с ног до головы брызгами проезжающих машин, и прикидываем, как будем ходить здесь по несколько раз в день с детьми. Пляж хорош своей шириной и протяженностью, но набережная отсутствует. Вместо нее - трасса. Стоим под зонтами у грязного моря в полном унынии и не знаем, как быть дальше. И будь денек поприветливей, да море почище, возможно, мы и остались бы в поселке с ласковым народным названием Солнышко, но, посовещавшись, решаем отсюда выбираться. Мне так жаль расставаться с мечтами и планами вновь увидеть Джур-Джур, пройтись по Хапхалу, подняться с детьми в Долину Привидений и съездить в ялтинскую Поляну сказок... Куда теперь? И в воспоминаниях всплывают выжженные, ветреные холмы и прозрачное море, в котором можно рассмотреть все камешки на пятиметровой глубине, деревья шелковицы и длинная набережная с продавцами картин и сувениров, причал и рыбацкие баркасы со свежей рыбой и малосольной килькой... И над всем этим - величественный Карадаг, словно зеленый оазис в пустыне.

Опуская подробности двухчасового ралли по мокрому серпантину вдоль побережья с заносом на встречную полосу и поиски жилья, которое устроило бы всех, скажу следующее: мы попали в Коктебель, где не были семь лет...

Край голубых вершин

Край голубых вершин

Именно в Коктебеле мы впервые встретились с Крымом (страшно подумать!) десять лет назад. Встретились, влюбились с первого взгляда и храним верность по сей день. Тогда нам незнаком был Новый Свет, и южный берег оставался неизведанной и неоткрытой землей. И Коктебель, с его головокружительными просторами и пронзительной морской чистотой, навсегда остался для нас символом беспечной юности, беззаботности и новизны с легким привкусом экстрима...

Мы бродили по поселку, набережной, паркам, узнавали и... не узнавали. Дом Волошина и гранитная набережная с фонтаном, причал на ржавых сваях и дорогие рестораны, заброшенная тропинка с холма и новая лестница к морю, галька на пляжах и достроенные эллинги... Кафе, которых здесь всегда хватало, продолжают свое наступление. И широченные поселковые пляжи, на которых мы когда-то проводили так много времени, превратились в узкую двухметровую полоску насыпных булыжников или вовсе исчезли под бетонным причалом эллингов. Не все изменения к лучшему... Но, слава Богу, есть Карадаг, невозмутимый и постоянный, хранящий покой этого удивительного места и уж с ним-то точно все в порядке.

Край голубых вершин

Здесь нет насыщенного хвоей новосветского воздуха и ошеломляющей зелени Мисхора, нет ялтинского шика и своеобразного гурзуфского колорита. Но здесь есть крепкий аромат степного разнотравья и освежающий морской бриз, тонкий прозрачный воздух и неповторимый климат, энергетика Карадага и ощущение полной свободы. И только здесь из-за моря встает потрясающих размеров красная луна, отражаясь в вечерних волнах бриллиантовой лунной дорожкой. И только здесь царит аура творчества, впитавшая за полтора века мысли, чувства и надежды многих известных и талантливых людей.

Реклама

Сосредоточенность и теснота
Зубчатых скал, а рядом широта
Степных равнин и мреющие дали
Стиху - разбег, а мысли - меру дали.
(М.Волошин)

Забытый и любимый Коктебель, ну же, распахни свои объятия. Мы вновь у тебя в гостях...

Легендарный Казантип

егендарный Казантип

Первые несколько дней по приезду мы пребывали если и не в унынии, то уж точно в расстроенных чувствах. Всему виной плохая погода. Само по себе подобное событие не так уж и ужасно, но холодное море второй год подряд - это слишком. И если в прошлом году хотя бы не было дождей, то на этот раз тучи обосновались всерьез и надолго. Три дня на пляж ходили короткими перебежками, от дождя до дождя, купались в обжигающе холодной воде и наблюдали странное несоответствие между забитыми пляжами и совершенно пустым морем. На четвертый день, в поисках теплого моря отправляемся на крымский Азов. Пусть дети хоть немного поплещутся в свое удовольствие. Самое близкое от Коктебеля азовское побережье находится километрах в пятидесяти, но легкие пути не для нас. Мы направляемся к мысу Казантип. Долго блуждаем по заброшенным пустынным трассам, обозначенным на карте, но не существующим в действительности (были они когда-то спроектированы для казантипской АЭС, но так и не проложены, как и не достроена сама АЭС). И выезжаем, наконец, к пляжу.

егендарный Казантип

Я никогда не любила Азовское море. Слишком мелкое, слишком невзрачное. С таким же предвзятым отношением ехала я и на Казантип. Но увиденное стоило того, что бы тащиться в такую даль. Огромный Казантипский залив, протяженный, почти пустой пляж. Мыс Казантип, нарушая степную идиллию, скальными обрывами врезается в море. Мелкий белый ракушечник приятно пересыпается под ногами, не напрягая, как галька, и не пачкая все вокруг, как песок. Море умеренно мелкое, теплое и, что самое удивительное, чистое. Рай для малышни. Дети, едва выбравшись из машины, бросаются к морю, пробуют воду, сдирают на ходу одежду. Разбиваем небольшой лагерь из пляжных зонтов, подстилок и шатра для дневного сна Маши и Полины и начинаем отдыхать. Катерина, научившаяся хорошо нырять с маской и ластами, практически не вылезает из воды. И иногда мне приходится вытаскивать ее на берег силой, что бы хоть на время отвоевать плавсредства. Машка и Полина в надувных жилетах барахтаются на мелководье, собирают ракушки, в общем, наслаждаются морским отдыхом по полной программе. Мясо, замаринованное еще с вечера, жарится на костре, подстегивая невероятными запахами и без того зверский на природе аппетит... Сухое коктебельское вино искрится в пластиковых стаканчиках, и это, пожалуй, первый день настоящего отдыха и расслабления. Как мало для этого нужно: теплого моря, да безлюдного пляжа...

...Наблюдаем за маленькими, слегка похожими на чаек, птичками, которые раз по десять подряд бросаются головой в море в поисках рыбешек:

- Какие забавные птички! Как же они называются?

Трехлетняя Маша сидит чуть в стороне, занята своим делом и, похоже, не вникает в наши разговоры. Вдруг она поднимает голову и отчетливо поясняет:
- Зуек! - и снова возвращается к перекладыванию ракушек с места на место.

Минута молчания... Месяц назад мы с Машей пару раз собрали паззлы "На море", изучая изображенную там живность. Собрали и забыли. Но я и предположить не могла, что дочь не только запомнит новые названия птиц, но еще и сопоставит картинку с живыми пернатыми... Никогда не перестану удивляться этим малышам.

Назад возвращаемся лишь вечером, удирая от черной грозовой тучи. А она, устав от погони, разразилась дождем в стороне от Феодосии, а до Коктебеля так и не добралась.

Реклама

Славный город Феодосия

Очередной ненастный день. Небо затянуто тучами, и нет никакого просвета. В дельфинарии и на биостанции мы уже побывали накануне. Посовещавшись за завтраком, решаем съездить в Феодосию. Все лучше, чем дома сидеть. Снова по железным коням и в путь.

Славный город Феодосия

В далекие времена поездок в Крым поездом, мы каждый год бывали в Феодосии. Но посмотреть картины Айвазовского все как-то не удавалось. На этот раз решили начать именно с них. Оставив машины в каком-то проулке в стороне от набережной, к музею идем пешком. Катерина рыскает по лоткам с сувенирами и побрякушками, а Машка восторгается якорями, мозаичными кораблями и прочими атрибутами портового города...

В музее пристраиваемся к экскурсоводу. Мне ужасно хочется послушать историю создания той или иной картины, но Маше это совершенно не интересно. Она привыкла слушать мои комментарии, и мы уходим в другой зал на собственную экскурсию. Многие картины знакомы дочке по репродукциям, и она легко их узнает. Останавливаемся возле "Кораблекрушения". Маша внимательно смотрит на картину и сокрушенно повествует:

- Ветер дует, волны, шторм... Перевернулся кораблик, все люди в воду попадали. Ну, что ж поделаешь, мама? Вот такие дела...
Эх, Машка! Тебе бы экскурсоводом работать...

Славный город Феодосия

Море неспокойное и мрачное, моросит дождь, становится совсем неуютно. Но с набережной хорошо виден порт, грузовые краны и корабли. Машу такой расклад вполне устраивает. Она наблюдает все это великолепие, уплетает пирог с абрикосами и поет: "Эта телитолия зовется акватолия..." Катя тоже довольна. Оказывается, она давно мечтала побывать в музее Айвазовского ("Нам на уроках мировой культуры о нем рассказывали") да, к тому же, папа дал денег на очередной браслетик. С чувством выполненного долга отбываем обратно в Коктебель...

Тихая, тихая бухта

Есть в трех километрах от Коктебеля такое местечко: песчаная бухта, спрятавшаяся от посторонних глаз за мысом Хамелеон. Она действительно тихая и даже во время шторма здесь почти нет волн. В былые времена мы хаживали туда на целый день пешком с четырехлетней Катей. Но она с трудом выдерживала этот переход: подъемы и спуски с холма на холм да карабканье по валунам вдоль моря были для нее непростой задачей. Зато теперь она легко домчалась туда на взятом напрокат горном велосипеде, временами обгоняя даже папу. Эх, растут дети, растут...

Хотелось, очень хотелось прогуляться в Тихую пешком, будоража в памяти почти ностальгические воспоминания, но Машуне этот путь пока не по силам. Поэтому едем туда на машине, втиснувшись двумя семьями в одну. Размытая не прекращающимися дождями глинистая дорога местами кажется совершенно непроходимой. В одном месте, опасаясь застрять, вылезаем в чавкающую грязь, оставляя детей в машине. А вокруг, на холмах, трава, еще не выжженная степным солнцем, зеленеет мягким ковром, и красными пятнами пестреют одиночные маки.

Тихая бухта практически безлюдна. В лучах мягкого вечернего солнца мокрый серый песок кажется более приветливым, а всклокоченное море не таким холодным. Машка, выкупавшаяся и переодетая в сухую одежду, нашла на пляже глубокую грязную лужу и, конечно, не упустила возможности извозиться там с ног до головы. Сменной одежды больше не было, и на Машу надели папину футболку, завязав подол на поясе. Она тут же его развязала и начала носиться по песку, словно привидение "дикое, но симпатичное".

На обратном пути заезжаем в фирменный магазин винзавода "Коктебель" и остаток вечера проводим у моря, вдали от шума кафе и дискотек, наслаждаясь прозрачными сумерками пастельных тонов и тонким ароматом вина "Карадаг".

Реклама

На пляжу лежу...

На пляжу лежу

Вскоре к нашему удовольствию наладилась погода. Море теплеть не торопилось, но за несколько дней и оно прогрелось градусов до 20. В первых числах июля количество отдыхающих начало нарастать подобно снежному кому. Нам повезло с пляжем, который мы облюбовали. По непонятным причинам там было меньше всего людей. То ли не все смогли найти на него вход, замаскированный лотками и стендами с рекламой, то ли народ отпугивала лживая табличка о непременном предъявлении санаторной книжки. Но, даже не смотря на это, найти достаточно места для нашей компании становилось все труднее. А на вопрос, обращенный как-то к продавщице мороженого: "Ну что, начался сезон?", она ответила снисходительно: "Это еще не сезон! В сезон все будут загорать стоя!" В последствии, слушая рассказы друзей, отдыхавших в августе, мы убедились, что мороженщица совсем не преувеличивала...

Пока дети резвятся в воде, развлекаюсь тем, что прогоняю с пляжа прокатчиков водяных скутеров, воспринимая каждую победу, как личное достижение. Вот очередной красавец, уродуя море маслянистым следом и загрязняя воздух парами солярки, подкатывает к берегу почти по головам малышни и останавливается, ожидая клиентов. Выскакиваю из засады. Живым не уйдет!

- Молодой человек! У вас есть разрешение осуществлять здесь прокат?
Молчание - мне ответ.
- Молодой человек! Здесь нет на воде разметки. Покажите мне ваши документы!
"Молодой человек" оживляется, но в его голосе нет уверенности:
- А вы кто?
- Это не имеет значения! Покажите документы!
- Да меня попросили сюда подъехать... Да я должен подождать...
- Меня это не интересует! Здесь дети купаются! Давайте, отъезжайте!
- Да я...
- Отъезжайте, отъезжайте!

Несколько секунд он раздумывает, затем заводит мотор и уезжает. Мысленно произношу: "Yes!" и иду к мужу хвастаться очередной победой.

На пляжу лежу

Катя отправляется кататься на "банане", а мы наблюдаем с берега, как горе-наездники барахтаются в воде метрах в пятидесяти от берега. Хохочем, представляя, что Катю было сбросить не так-то просто, что она, наверное, зубами вцепилась, а ей кричали: "Девочка, отпусти банан!" Но эта не отпустит!

На пляжу лежу

Маша с удовольствием изучает морских жителей, хотя ее познания и так обширны. После очередной подводной охоты приношу ей рапанов. Дочка разглядывает водоросли на твердой раковине и с восторгом обнаруживает там крошечных мидий.

- Это детки мидий! - и, протягивая раковину своей шестилетней подружке Полине, объясняет, - Смотри, это - рапана и мидии. Пойдем, отпустим их в море к маме.

Отпускать всю пойманную живность - наше непременное условие. И рачки-отшельники, и медузы, и крабы после скрупулезного анализа отправляются в родную стихию. Вот только рапанам не повезло. Маша, знавшая, что их употребляют в пищу, непременно хочет провести дегустацию. Она внимательно наблюдает весь процесс разделывания и приготовления, а затем с удовольствием ужинает, запивая моллюсков виноградным соком. Ну а мы - виноградным... вином.

Реклама

Солнечная долина

Отдыхающие на пляже все прибывают, а мы почти с тоской вспоминаем свою поездку на Казантип. Куда же податься четверым взрослым и трем детям, так любящим простор и одиночество? Жажда приключений снова зовет на поиски неизведанных земель. И мы отправляемся в чудесное место с поэтическим названием Солнечная долина, где пасмурные дни - действительно большая редкость.

Дорога от Коктебеля до Щебетовки огибает Карадаг, петляет серпантином по живописным местам. Но я озираюсь по сторонам в поисках дров. Дрова для костра у моря найти практически невозможно, поэтому приходится собирать их по дороге. Впереди замечаем сухостой. Съезжаем на обочину. Мужчины, как заправские лесорубы, машут топориком, дети бросаются в заросли полевых цветов, а мы с подругой обнаруживаем три дерева вишни - остатки каких-то заброшенных садов. Это мы хорошо стали! Собираем вишню, загружаем полный багажник дров и едем дальше.

Солнечная долина

За Щебетовкой дорога закручивается немыслимым серпантином, но со временем к нему привыкаешь и уже не испытываешь отрицательных эмоций, скорее наоборот. Царство гор с двух сторон просто завораживает, и ты крутишь головой вперед-назад, что бы получше рассмотреть все это великолепие и ничего не упустить из виду. И сочувствуешь тому, кто за рулем, ведь он не отрывает глаз от трассы. Стоит чуть зазеваться - и вылетаешь на встречную полосу... Вид на Солнечную долину настолько красив, что трудно удержаться от незапланированной остановки. Мы выходим, отдыхаем, фотографируемся и продолжаем путь.

Солнечная долина

Наш путь лежит через Солнечную долину и дальше, в поселок Прибрежное. Здесь нет жилья у самого моря, поэтому необъятный песчано-галечный пляж еще не тронут признаками цивилизации. Людей мало. Только те, кто подобно нам приехал на машинах, или пришел пешком из Прибрежного. Выбираем удобное местечко и разбиваем свой обычный лагерь с шатром и зонтиками. Отлично! После невообразимого количества людей на коктебельских пляжах, здесь почти пустынно. И можно наслаждаться именно морем, солнцем, природой.

Солнечная долина

Заход в воду неглубокий и приятный. Райское место для любителей подводной охоты - во время прогулки вдоль берега замечаем то тут, то там полные сетки рапанов. Знатный будет у кого-то ужин... Да и мы не жалуемся. Костер у моря - штука романтичная, рождающая в душе самые светлые мысли и чувства и остающаяся в памяти надолго. Так бы и сидел вечно, ощущая, как расслабление и умиротворение заполняет каждую клеточку.

Накупавшиеся и проголодавшиеся дети набрасываются на курицу, поджаренную на решетке, впитавшую, кажется, не только запах дыма, но и соленые морские брызги. И очень хочется, что бы эти мгновения отдыха и эти семейные пикники запомнились им, как самые приятные детские воспоминания. А мы через три дня снова приезжаем сюда, в оазис одиночества и дикой природы.

А лисички взяли спички...

Отдыхать в Коктебеле и не побывать в Лисьей бухте? Непростительное упущение! Да вот только попасть туда нынче не так-то просто. Когда-то в Лисью бухту ходили катера, но сейчас есть только один путь - труднопроходимая горная дорога.

Двигатель ревет на повышенных оборотах, местами цепляет днищем камни. В некоторые моменты мы начинаем жалеть, что поехали, и представляем, что в случае дождя нам придется ночевать у моря. А в середине пути нам на встречу вдруг выезжает...бульдозер. Дорога настолько узка, что и легковушкам-то не разъехаться. К счастью, сдавать задом пришлось недолго. Замечаем небольшую полянку в лесу и въезжаем на нее. Бульдозер грохочет мимо, приводя любительницу техники Машу в неописуемый восторг. Хотя сначала она струсила, подумав, что бульдозер и нас сейчас подцепит отвалом, как камни, ветки и прочий мусор...

На въезде в Лисью бухту стоит шлагбаум. Табличка гласит: "Урочище Лисья бухта. Вход 3.50". Ох, что-то мне везет в этот раз со всеми выяснять отношения. Долго и нудно рассказываю явно неграмотному охраннику законы Украины о том, где, как и когда имеют право находиться ее граждане. И о том, что здесь не заповедник, и даже не заказник. А страшное слово урочище обозначает лишь необычное природное место. Он лепечет что-то о постановлении, тычет нам в окно липовую бумажку и посылает на нашу голову проклятия в виде мифического отряда милиции, который якобы приедет и выведет нас отсюда. Повеселившись, представляя, как отряд милиции будет ехать по "дивной" дороге, а потом бегать за нами по более чем километровой бухте, мы объезжаем шлагбаум и продолжаем путь.

А лисички взяли спички

Лисья бухта всегда славилась своей уединенностью, песчано-галечным пляжем, палаточным городком, нудистами и полудрагоценными камешками, которых, говорят, когда-то было много. Сейчас здесь грязноватый пляж, примерно равное количество нудистов и "цивилизованных" туристов, а о сердоликах и яшме давно все позабыли. Но даже самая обычная галька здесь похожа на драгоценную. Словно конфетки "морские камешки" пересыпаются под ногами сотни синих, зеленых, белых осколков, радуя глаз своей естественностью и первозданностью. А волны пересыпают, перемешивают их, словно хотят показать во всей красе свои богатства. Особенно радовались камешкам дети, кинувшись собирать коллекцию разноцветных "драгоценностей". Уж ни в какое сравнение они не идут с насыпными коктебельскими валунами. Эх, хороша ты, Лисья бухта, да добираться до тебя тяжело! Наверное, именно потому и хороша...

Реклама

Коктебельские вечера

Вечера у моря - это отдельная песня. И в воспоминаниях, почему-то, на первый план выплывают именно они. Как правило, мы ходили ужинать в кафе, а потом гуляли по шумной набережной, заглядываясь на картины и побрякушки, выбрасывая деньги в игровых автоматах с игрушками, поддаваясь на мольбы детей: "Достань Пикачу! (мишку, собачку, крокодила, далее по списку...)". Или покупали пиццу, вино и отправлялись за эллинги, поближе к Карадагу, подальше от шума. Там, у моря, встречали восход луны и купались в бликующих вечерних волнах.

Коктебельские вечера

Каждый вечер пансионат "Голубой залив" устраивал бесплатную развлекательную программу для детишек. Машка была в восторге. Она сосредоточенно играла в предложенные игры, увлеченно повторяла танцевальные движения, азартно рисовала мелками на асфальте. За несколько вечеров Маша выучила многие песенки и сейчас иногда вспоминает:
Десять бананов держала обезьяна,
Десять бананов держала обезьяна.
Видит: летит
Огромный аппетит.
Он прилетел,
Один банан съел
Девять бананов...

Заключительный аккорд

Отдых удался, хотя у нас, пожалуй, иначе и не бывает. Вот только на Карадаг мы в этот раз так и не сходили. Слишком продолжительна по времени экскурсия, а оставлять детей одних на шесть часов мы не решились. Несколько раз пытались взять разрешение на самостоятельный проход в заповедник, но и с этим не сложилось. Лишь однажды, во время дневного Машиного сна поднялись мы к подножию горы Святая, посидели в густой заповедной траве, полюбовались скалами над головой, да повспоминали красоты Карадага, которые почти уже стерлись из памяти.

Заключительный аккорд

Зато и в этот раз я не упустила возможности покататься на лошадках. В Коктебеле, как нигде, оказался большой выбор маршрутов и продолжительность прогулки на любой вкус. Я выбрала поездку к Эчки-Дагу. Место своеобразное и удивительно живописное. Дорога идет через виноградники до водохранилища в предгорье и огибает его. Отсюда хорошо виден красавец Эчки-Даг и три его вершины, а холмы рядом напоминают лежащую девушку и носят в народе название "Спящая красавица". Лошадки довольно резвые, охотно идут рысью и галопом. И удивительную красоту Крыма ощущаешь в седле гораздо острее. Словно сливаешься с лошадью, природой, этими холмами и скалами, растворяешься в них, ощущаешь, как льется по венам и пульсирует не кровь, а живая вода, наполняющая тебя новыми силами, здоровьем, радостным возбуждением и желанием непременно сотворить что-то хорошее и доброе. Например, написать очередной рассказ о семейном путешествии...

***

Уже дома, разбирая вещи, любовно убираю собранную детьми большую плоскую гальку. Теперь долгими зимними вечерами у нас будет интересное занятие: рисовать на камнях темперой морские сюжеты и вспоминать замечательный летний отдых. А казантипские ракушки, морской песок Солнечной долины и маленькие цветные камешки Лисьей бухты украсят рамки из соленого теста. И в них так эффектно будут смотреться детские фотографии: загорелые девчонки на фоне белой морской пены...