Реклама

Реклама

О достоинствах и недостатках нашей медицины можно спорить и говорить много, но я рада, что и в нашей медицине остались врачи от Бога и фанаты своего дела...

Призвание женщины — быть матерью, и каждый согласится со мной, что возраст здесь совсем не имеет значения. С возрастом к этому относишься намного серьезней, это уже не инстинкт продолжения рода, а, наверное, нечто выше — на уровне сознания.

Я рада, что смогла повторить это в более зрелом возрасте. У меня растут две дочери 22 и 16 лет от первого брака. Я счастлива в этом отношении, но, чтоб не говорили феминистки, громадную роль в нашей жизни играет мужчина. Четыре года назад в моей жизни появился человек, рядом с которым начинаешь понимать, что действительно можно найти «половинку». В сентябре 2007 г. я поняла, что беременна, хотя меня все убеждали, что после второго «кесарева» 16 лет назад и спаечных процессов у меня вторичное бесплодие.

Все беременности у меня при моей АВ (IV) Rh (отриц.) протекали нормально: ни токсикозов, ни угроз. Но возраст все-таки влияет на течение беременности. С 5 месяцев меня поставили на учет по полному предлежанию плаценты, но я как-то это не восприняла всерьез. Меня как медика встревожил белок и отеки  на 7 месяце — бич большинства беременных. Положили меня в конце апреля 2007 г. в 7 роддом САО (г. Москва). Кроме слов благодарности я ничего не смогу сказать о персонале и самом отделении. Двухместные палаты, душ, питание сбалансированное, обследование — все мне понравилось. Мои девчонки приходили ко мне в палату по выходным.

Именно здесь начали бить тревогу по поводу предлежания плаценты. И они первые поставили диагноз «вращение плаценты».

После работы в реанимации меня в этой жизни уже нельзя ничем испугать. И к этому диагнозу я отнеслась без паники: если я до 7,5 мес. доходила без кровотечений, значит, все будет хорошо.

Через две недели роддом закрыли на мойку, и меня на «скорой» перевезли в Центр планирования семьи и репродукции на Севастопольском. Положили в отделение патологии. Заведующая Мария Владимировна Никишина — земная, совсем незвездная женщина с красивой улыбкой, с сединой, которая ей к лицу, и профессионал своего дела. К ним меня привезли 4 мая, а операция была назначена вначале на 3, потом на 4 июня 2008 г. Имея столь редкую группу крови и кровотечение после второго «кесарева», я пыталась как-то приготовиться к незапланированным неожиданностям: два раза сдавала для себя кровь.

3 июня было много экстренных, и меня начала оперировать с утра 4 июня Мария Владимировна и целая бригада врачей. И тут все началось: плацента действительно вросла в дно матки. Наркоз был местный, вся операция проплывала в прямом и переносном смысле перед глазами. Началось кровотечение. Сразу же вызвали Марка Аркадьевича Курцера. Даже не могу подобрать слово, которое охарактеризует этого человека. Гений, талант, золотые руки — этого мало. Они бились надо мной 2 часа, я то куда-то проваливалась, когда вытекало много крови, то возвращалась обратно. Меня все время «развлекал» заведующий анестезиологией и реанимацией Андрей Владимирович. Сашку увидела как в тумане, сказали вес и рост, но у меня не было сил даже к нему притронуться: когда в последний раз «отключалась», слышала, что кровопотеря 3500. Очень помог аппарат «Сол Селвер»: он как пылесос засасывает кровь, фильтрует, и ее сразу же вводят обратно. Всю операцию снимали, и я рада, что молодые специалисты увидят, как надо работать. Потому что, не побоюсь это сказать, при такой операции удалении матки неизбежно. А Марк Аркадьевич собрал ее как футбольный мяч, чтоб уберечь мой организм от преждевременного старения.

Потом была реанимация, и я испробовала на себе все, что делала сама другим. Приятного мало, но терпимо. Знаете, что меня удивило: когда я сказала об антибиотике нового поколения «Таваник», Марк Аркадьевич сам принес упаковку в реанимацию. Флакон один стоит больше 2 тыс. Когда он улетел за границу в командировку, звонил и спрашивал два раза в день о моем состоянии. Думаю, что все они боялись, что я не жилец: отца моего ребенка пропустили ко мне в реанимацию. Но все-таки я «львица» — большая кошка.

Через 4 дня меня перевели в отделение. Думала, через два дня закончится действие антибиотиков, и я начну кормить сынулю. Молоко было, сцеживала и выливала. Сашунька спал со мной в палате, и этот маленький комочек не напрягал меня совсем. Все было хорошо, но на седьмые сутки ночью поднялась температура, пошли новые антибиотики, начались воспаляться внутренние швы на самой матке. Курцер два раза чистил, дренировал. Это был сепсис. Временами не было совсем сил, становилась разбитым корытом. Нарушилась функция почек и пошел отек жизненно важных органов. Приходили мои дети и Андрей, и это было настоящей поддержкой. Знаете, я тогда поняла: как бы мы, женщины, не любили мужчину, но не имеем права рисковать собой. Я видела, как мои девочки боятся меня потерять, и это давало мне сил бороться. Спасибо вам, мои нежные, за поддержку.

Сашка был самым взрослым младенцем при выписке: 19 дней. Выписали нас в день рожденья средней дочери — 23 июня.

Сейчас Сашуньке уже 1 г. 3 месяца. Я потихоньку оклемалась, правда, первые 2 месяца не успевала переходить через дорогу на зеленый свет — ноги не носили. Единственное, о чем жалею, что не смогла кормить его грудью: от температуры все перегорело, да и сил не было что-то делать. Антибиотики один сильнее другого.

Вот такие были у меня роды. Но пишу я по двум причинам. Хочу сказать.

Женщины, поймите, что беременность — это не болезнь, а состояние. Мы все сами знаем, на что идем, оставляя ребенка. И не надо хаять нашу медицину, описывая отношение и все прочее в черные красках. «Жизнь на десять процентов состоит из того, что вы в ней делаете, а на девяносто — из того, как вы ее принимаете». Это сказал Моэм.

Но главное второе. Я хочу сказать огромное «спасибо» всем, кто помог остаться мне в этом мире — нашим медикам, коллективу ЦПСИР, всем докторам и медсестрам, которые терпят нас, немного неадекватных в том состоянии. Но, конечно, самая большая благодарность капитану этого большого профессионального коллектива — Курцеру Марку Аркадьевичу. Спасибо золотые руки и человечность. Виват, король! Виват!

VK1965, rainwoman65@mail.ru