Реклама

Реклама

Передвижение с ребенком по городу это своего рода испытание для мамы. Здесь и многочисленные ямки, и неровности дороги (если гуляешь с коляской), и попытки успокоить ребенка, когда ему очень захотелось покапризничать, и умные тетеньки, вечно лезущие с советами, да мало ли сюрпризов поджидает мам на улице. А если детей двое...

Когда родилась моя младшая дочь, старшей было полтора годика. От нянечки я отказалась сразу и наотрез, решив для себя, что в воспитании моих детей посторонние участвовать не будут. Глупо, конечно, но дело в том, что я сама росла с нянечками и опыт, вынесенный из детства, был не очень приятным.

Дома все более или менее устроилось. Я придумала занятия для старшей дочери, чтобы та не скучала, пока я кормлю малышку. С горами детских вещей справлялась автоматическая стиральная машинка. С купанием и укладыванием спать помогал муж. В общем, для каждой проблемы было найдено свое решение.

А вот поход в поликлинику, ежедневные прогулки и другие уличные напасти долгое время оставались для меня сущим наказанием. Я обнаружила, что одной рукой (так как другой ведешь старшую), везти коляску никак нельзя, что кризис переходного возраста у старшей особо обостряется, когда младшая начинает плакать во время прогулки и т.д. Но, как говорится, безвыходных ситуаций не бывает и постепенно мы научились гулять втроем.

Пока Таиде (так зовут младшую) не исполнилось трех месяцев, я возила ее в коляске, а Илану (старшую) просила крепко держаться за петельку на боку коляски. Потом мы с Иланкой купили красивую ленту и придумали перевязывать одним концом ленты ее запястье, а другим мое. На таком своеобразном поводке дочь обладала с одной стороны большей свободой, нежели держась за коляску, с другой я все-таки контролировала ее. В местах, приспособленных для прогулок с детьми, лента легко и быстро снималась. Правда, пришлось выслушивать в свой адрес фразы вроде: "Что же ты ее как собаку на поводке водишь?" Но таким умникам я невозмутимо заявляла: "А нам так нравится!"

Если Таида начинала плакать, что бы предотвратить поддержку со стороны старшей, я сразу обращалась к последней с просьбой о помощи, а та, в свою очередь, отвлекалась от своих собственных переживаний и откликалась на призыв, либо хватая погремушку, либо приговаривая: "Тише, Таида, тише."

А еще мы придумали своеобразные метки, по всей протяженности наших обычных маршрутов. Идем, допустим, в поликлинику. И тут Илана начинает упрямится и тянет меня в другую сторону или останавливается возле каждого боле или менее значимого объекта, будь то кустик или бродячая собака. Вот тут и приходят на помощь метки. "Послушай, - говорю я, пойдем посмотрим на грустную обезьяну в витрине, с которой мы всегда здороваемся" . Доходим до обезьяны, всячески приветствуем ее, под недоуменными взглядами прохожих. "А теперь пошли посмотрим, висит ли еще голубая ленточка, которую мы завязали на ветке". И так до самой поликлиники. Иногда мы делаем новые метки: то красивый камешек под скамейку положим, то галочку мелком нарисуем, то в окошке горшок с цветами заметим. А дочь все чаще сама вспоминает очередную метку: "А там собака нарисована", - говорит она, указывая направление маршрута."

В общем, всяких хитростей мы напридумывали целую кучу, а наши прогулки из веселых в переносном смысле, стали действительно веселыми. Конечно, проблем остается еще немало, но вместе мы их обязательно решим.

Сейдалиева Айкерим, seidaya@mail.ru.