Содержание:

Реклама

— Денис, мне сегодня страшный сон приснился. Я стою на берегу реки, а ты в полный рост стоишь в лодке. Лодка отходит от моего берега, медленно, но уверенно идет вдаль, все дальше и дальше о меня. Её раскачивает, а ты стоишь ровно, ноги ни разу не согнул, не наклонился. Я машу рукой, кричу, а ты стоишь и молчишь. Глаза тусклые, лицо без эмоций. Я проснулась, тревожно на душе, холодно.

— Мам, — Денис подошел ближе к маме, посмотрел ей в глаза, обнять не мог — так было не принято в семье. Немного отвел губы в легкой улыбке. — Мам, все в порядке.

— Как вы похожи! — слышала Света, когда вместе находилась с Денисом. — Это твой сын! От Женьки ничего нет.

Конечно это радовало её, согревало, она в этих словах купалась, но на публике держала маску и всегда добавляла несколько хороших слов о муже. "Такой же упрямый, как Женька", "Сильный, как Женька", "Характером полностью пошел в Женьку".

Светлана Владимировна — яркая женщина, высокого роста, стройная, с красивым овальным лицом. Серые, немного впалые глаза, ярко выраженные скулы, большой рот с красивыми крупными губами и белые ровные зубы.

Неизвестно, что было более ярким: темперамент или внешность. Она всегда была лидером, занимала руководящие должности. Если где-то начинался спор или волнение, она была в центре. Нужно отдать должное, решения принимались ею разумные, учитывающие пожелания многих.

Если посмотреть на Дениса быстро, а потом отвести взгляд, запомнится высокий рост, худое телосложение, правильной формы лицо, большой рот и ярко-выраженные скулы, придающие образу мужскую брутальность, очень привлекательную для женщин.

Реклама

Операция на сердце

— Светлана Владимировна, Дениса в больницу отвезли.

— Когда? Куда?

— В НИИ Склифосовского. Я еду туда. Приедете?

Только что наступил Новый 2017 год. На календаре третье января — и вот абсолютно неожиданный подарок. Через час она была на месте. Холодный безлюдный коридор казенного здания. Тихо. Как это может быть: только что забрали сына, он может умереть, а здесь так тихо. Где люди? Где движение? Где шум? Все эти звуки свойственны борьбе за жизнь, а здесь тишина.

— Катя! Ну наконец, нашла. Что случилось? — быстро проговорила Светлана Владимировна и ждала такого же быстрого ответа от жены Дениса.

— С вечера ему было плохо. Держался рукой за левое плечо. Спросила его. Он отмахнулся, как обычно, — Катя посмотрела на Светлану Владимировну, чтобы взглядом подтвердить правоту своих слов.

— Прилег ненадолго. "Холодно" — единственное сказанное им слово. Из коридора донёсся громкий звук падения тяжелого предмета. Денис держался за вешалку с одеждой и вместе с ней и упал. Вызвали скорую, отвезли вначале в городскую больницу, а уже через полчаса доставили в НИИ Склифосовского. Проблема с сердцем, будут менять клапан, для этого нужно подключить аппарат искусственного кровообращения.

Светлана Владимировна взяла Катю за руку: никого ближе у неё не было в эту минуту. Да и в-целом в борьбе за сына они были вместе главной и единственной силой.

Через два дня Дениса перевели в обычную палату рядом с другими пациентами.

— Денис, — Светлана посмотрела на него. Худой, уставший, какой-то серый. Глаза, глаза, вот они родные, живые глаза. — Денис, как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — как обычно ответил Денис. Других слов от него услышать невозможно. — Сделали операцию, все хорошо.

Приоткрыл одеяло. Под бинтами скрывалась располосованная шрамами грудь.

Света щебетала, говорила много, рассказала, как его забрали, как не спали, как переживали Катя и она, как всем было страшно. Потом то же самое рассказала второй раз, при этом раскладывала вещи в тумбочке, поправляла подушку. Денис молчал, слушал и молчал. Хорошо. Очень хорошо. Пусть говорит, пусть наводит порядок, пусть. Главное, только не уходит.

— Врач сказал, что операция прошла хорошо. Подключали аппарат искусственного кровообращения, операция прошла на открытом сердце. Говорит, все хорошо.

"Да, я знала, что все будет хорошо! Все позади. Он живой. Ничего, что грудь изрезана, ничего, что уставший. Он живой. Все остальное преодолеем".

Через две недели Дениса выписали.

— Как будете благодарить врача? — спросила Света Катю и её родителей.

Они растерялись, такого вопроса не ожидали. Пожали плечами.

— Так не пойдет!

Она четко все спланировала. Сняла немалую сумму денег со счета, запечатала в конверт и на следующий день передала профессору. Профессор похвалил Дениса за выдержку, за борьбу, за крепкое здоровье, за силу воли. Похвалил Свету и Катю за организованность. После этого монолога взял деньги.

— Молодые! Зеленые еще! — делилась впечатлениями Света о невестке с подругами.

Реклама

Бывают ли вещие сны?

Все произошло два года назад. Света окунулась в воспоминания после неприятного тяжелого сна. Денис выглядит уже лучше, вид стал бодрый, глаза наполнились энергией. Все хорошо. Сон, только этот сон. Чепуха. Забыть и все.

— Денис, как ты себя чувствуешь? — спросила Света у Дениса перед завтраком.

— Хорошо, — он быстро посмотрел на маму и опустил глаза вниз. — Мам, мы в понедельник уезжаем отдыхать, я, правда, немного устал, но отдохну за отпуск и все будет в порядке.

В пятницу вечером всей семьей — Катя, Денис и маленький Илья — приехали на родную и горячо любимую Светой дачу. Уже в понедельник они улетают на море. На дачу отвели всего два выходных дня.

"Лицо тусклое, глаза мертвые. Да! Глаза холодные, мертвые. Наверное, правда, устал, нужно отдохнуть", — подумала Света.

Позавтракали. Сходили в лес за грибами, пошли втроем: Света, Денис и Илья. Маленький сынишка счастлив.

Теплый день перешел плавно в начало вечера. Тихо. Душная тишина. Деревья не шелохнутся. Только ласточки быстро пролетают, что невозможно уследить, где их дом. Природа отдыхает.

— Денис, мы с Ильей к Любе-соседке сходим, — крикнула Света, уже закрывая за собой калитку.

— Угу, — промычал Денис. Света только услышала, как он пошел в погреб за газонокосилкой.

— Денис, Денис, — кричала Света и била ладонями по лицу, но ответа не было. — Денис, вставай!

Когда Светлана Владимировна вернулась от соседки, Денис сидел на лавочке, наклонив вбок голову. Газонокосилка стояла рядом.

— Денис, проснись! Денис, вставай! — Света кричала, кричала сильно. И так же сильно била по лицу ладонями. Прибежал сосед — врач, быстро стал делать искусственное дыхание. Тридцать минут естественной реанимации не изменили ход истории семьи, круто поменявший маршрут буквально сорок минут назад. Денис умер, не дожив до сорока пяти лет всего десять дней.