Содержание:

Самые ответственные мамы школьников уже в мае начинают готовиться к лету — собирать книги из списка для чтения. Потом весь объем книжных страниц, которые надо прочитать по списку, будет разбит на число каникулярных дней, и... Стоп! Кто сказал, что ребенок в начальной школе должен прочитать все книги из списка литературы на лето? Вот что предлагает писательница и мама Юлия Кузнецова.

Как составляются списки книг на лето

Хотя прошло уже несколько лет с тех пор, как мой старший ребенок принес домой из школы список книг на лето, выданный будущим третьеклассникам, но до сих пор помню ступор, в который меня этот список ввел. Веселые рассказы Носова соседствовали в нем с "Детством Темы" Гарина-Михайловского, а истории Драгунского — с "Беглецом" и "Белолобым" Чехова. И это у вчерашних второклассников!

Впрочем, после первого класса рекомендовали читать "Хоббита" Толкиена... Так что чему тут удивляться?

Собирать книги по друзьям, библиотекам и магазинам, просто двигаясь по списку литературы на лето сверху вниз, не стоит. Лучше подойти к заданию на лето аналитически, ориентируясь, прежде всего, на возможности ребенка. Самое главное, что нужно понять и принять любому родителю, впервые столкнувшемуся со школьной программой, так это то, что ребенок не обязан читать самостоятельно все книги из списка для чтения на лето.

Поэтому начните с того, что разделите список на группы:

  1. книги, которые могут заинтересовать ребенка и которые ему по силам прочесть самостоятельно;
  2. книги, которые вы сможете читать с ним вдвоем, по очереди, страничку за страничкой;
  3. книги, которые нравятся лично вам и вы прочтете их ему вслух;
  4. книги, знакомство с которыми можно свести к пересказу, прослушиванию аудиоверсии или даже просмотру кинофильма.

Необходимо постоянно напоминать себе, что дети должны ознакомиться с книгами из списка литературы не для учителя, не для галочки, а для себя.

К содержанию

Как составляются списки книг на лето

Когда я внимательно просмотрела наш список, то поняла, что в нем перечислены книги, отрывки из которых входят в учебник по чтению для третьего класса. То есть учитель просто хотел познакомить детей с произведениями раньше, чем они столкнутся с ними в учебнике.

Идея благородная, однако не все родители сразу понимают (например я, с моим рвением), что ребенку нет необходимости прочитывать "Детство Темы" от первой буквы до последней самостоятельно. Не помешало бы объяснить таким мамам и папам, что если они прочтут ребенку эту повесть вслух, то он так же доброжелательно воспримет ее, столкнувшись с отрывком в учебнике, как если бы читал летом с удовольствием сам.

Но если заставлять чадо насильно читать эти книги только потому, что они перечислены в рекомендательном списке, то какое уж тут удовольствие от знакомства?

Должны ли дети читать

К содержанию

Должны ли дети читать

— Ну конечно! — возмутятся родители. — Детям задали. Они и должны читать.

Если честно, мне кажется, что в современных школах дети и так много чего должны делать такого, чего мы, поколение родителей, даже и представить себе не могли в их возрасте.

Я мало знаю детей, которые учатся самостоятельно. Все равно родителям приходится контролировать процесс. Поэтому предлагаю и летом разделить с ними это долженствование. Разве считается, что книга не прочитана как следует, если ее прочел вслух родитель, а не сам ребенок?

Тут надо вспомнить, зачем мы читаем. Что важнее: чтобы ребенок с ненавистью продирался через незнакомые слова или чтобы он (с нашей помощью) погрузился в мир книги, прочувствовал ее, полюбил героев?

Какой страх заставляет нас, родителей, кричать: "Тебе задали по программе! Читай! По часу! Читай! Садись! Быстро!"? Страх, что ребенку попадутся факты из текста на контрольной и он с ней не справится? Но ведь если текст будет знаком не словами, а своим духом, если ребенок будет знать его сердцем, то легко справится со всеми проверками, которые ждут его в школе.

К содержанию

Прочитанные книги: обсуждать или нет?

Обсуждение книги с ребенком — дело непростое, но благодарное. После разговора о прочитанной истории книга становится ближе, роднее, она запоминается, в ней открываются новые глубинные смыслы.

У вас может сложиться о книге свое мнение, у ребенка — свое, и получится увлекательный разговор, который, в свою очередь, поспособствует желанию читать (и обсуждать!) новые книги. Ведению такого диалога нужно учиться.

Однако едва ребенок ощутит, что его проверяют на знание материала, он может замкнуться и перестать говорить о книге. Поэтому наши разговоры ближе не к пересказу содержания, а к зарисовкам: словами мы рисуем образы, которые нас затронули, вспоминаем что-то смешное или трогательное. И обычно такие разговоры я начинаю со слов "А помните, в этой книге был такой момент...".

Иногда предлагаю проиграть какие-то сценки. Сын с дочкой очень любят распределять роли между членами семьи: "Ты будешь Муми-мамой, а я — Мюмлой". Я поддерживаю эти игры и приглашаю их оживить историю снова, обсуждая ее в деталях.


К содержанию

Читательский дневник: вести или нет?

Была в моем детстве такая неприятная штуковина: дневник по внеклассному чтению. Читать я любила, а вот записывать в специальную графу "основную идею" или перечислять героев — нет. Тем более что "рисунки на тему" мне давались плохо, и за меня рисовала мама. Ко всему прочему, дневник оценивался учительницей, что сводило удовольствие от его ведения на нет.

Именно поэтому я долго избегала делать с детьми визуализаторы результатов чтения — до тех самых пор, пока не натолкнулась в "Живом журнале" замечательного педагога и математика Жени Кац на пост под названием "Книгогусеницы". Женя пишет:

"Когда мои дети начинали читать, мы с ними делали не дневник прочитанных книжек, а смешных книгогусениц: на каждый картонный кружочек выписывали имя автора и название книги, а потом сшивали круги между собой. Прочитанных книг становилось все больше, и гусеницы постепенно росли, удлинялись".

В комментариях к этому посту прозвучало сомнение: "Зачем вести „дневник съеденных котлет“"?

Мне понравилось, как ответила Женя: "Мне кажется, что это бывает важно для некоторых детей — увидеть, что они уже несколько книг прочитали сами от начала до конца, в таком наглядном виде. Гусеницу делать не так уж долго и сложно, особенно если мама помогает, и потом можно смотреть у других — кто что читал, есть повод поговорить про книги, попросить почитать..."

Ключевым для меня здесь является "для некоторых детей". И правда, к чему список прочитанных книг, будь он гусеницей или паровозиком, а может, башней или стадом овечек на лугу, тому, кто и так цепляется взглядом за любой текст, даже если это инструкция к блендеру, и проваливается в него?

А вот того, кто заходит в холодную воду медленно, испуганно оглядываясь, вздрагивая от брызг, такая гусеница — а может, вереница бабочек или капустная грядка — может приободрить. Главное — воспринимать гусеницу не как средство давления и контроля ("У твоего брата гусеница длиннее!", "Ты написал название книги с ошибкой! Исправь!", "За длинную гусеницу получишь шоколадку!"), а как игру. Это список того, что удалось накопить. Собирают же дети палочки от мороженого, хотя за сто палочек никто новое мороженое не покупает.