Наш русский Олежка родился в Швейцарии. Папа наш русский, я тоже тех же кровей. Малыш же теперь Swiss Made. Ребенок был зачат, выношен и рожден в этой стране, лишь однажды ребенка пытали смогом Москвы в течение месяца. А так всю беременность я каталась на горных лыжах, велосипеде, летала на самолете, приводя в ужас московских знакомых и оставшихся коллег.

Рассказ о родах в Швейцарии

Не знаю, кому повезло больше - маме или ему? Судите сами. Я русский врач, хоть и не акушер, но роддома и женские консультации в Москве повидала, сравнить есть с чем. Предлагаю и вам.

Беременность протекала без происшествий. В Швейцарии к беременным особо не пристают с анализами, обследованиями и укорами. Это к тому, что дома осталось много знакомых и подруг в "интересном" положении. Будучи медиком, то есть человеком, с пристрастием относящимся к здоровью, и своему и чужому, и предполагаемого ребенка, я заставила мужа позвонить в практику акушера-гинеколога при первых же предполагаемых признаках беременности. Но нас там особо видеть не желали до 10 (!!!) недели беременности, ссылаясь на то, что плод четко не виден на УЗИ до этого срока. Скажу, что для беременных это неплохо - так долго не встречаться с эскулапами, но для меня, для врача, это была пытка и удивление. А вдруг внематочная? А что делать с моим гестозом (токсикозом в широком кругу)? А вдруг не беременность? Но дожили до 10 недели, встретились, поулыбались друг другу с врачом.

В последствии я поняла, что основной метод диагностики в Швейцарии - УЗИ. Забегая вперед, можно сказать, что метод - так себе: до последнего, шестого УЗИ мне прочили девчонку. Все родственники были настроены были на Мариночку (тут заранее надо заполнить на 8 месяце кучу документов, где ты указываешь имена для предполагаемых мальчика и девочки сразу), но только родился Олежка, а в это верил свято наш папа. Хотя и потерял файл на компе, над которым он работал 2 часа до звонка, когда я ему по телефону сообщила на 8 месяце, что теперь точно увидели девочку. Муж был непреклонен - он, видите ли видел по своим внутренним признакам, что у нас будет мальчик.

Раз в 4-6 недель, не чаще, я бывала у врача, причем один раз уехала даже в Москву, пропустив термин (осмотр), никто слово против не сказал. Что интересует врача здесь - анализ мочи, крови, давление и очень часто у меня брали анализ на токсоплазмоз, не смотря на мои заверения, что после первого анализа у меня не было ни контактов с животными, и сырого мяса я не ела. Ни разу у меня не промерили таз, не осмотрели кожу, вены, не отправили к стоматологу, терапевту, не потребовали флюорограмму всех родственников и анализов кала всех домашних питомцев, как в Москве. Зато не обозвали позднородящей, хотя мне уже 28 лет, что для русской медицины является ОАК - осложненным акушерским анамнезом.


Ненавязчиво меня опросили, собрали анамнез жизни, бытовых условий и семейный анамнез (для непосвященных - истории всех ваших болячек) в 2-3 словах. Интересовало - мои аллергии, и болели ли женщины в моей семье раком. И все, и хватит. Не знаю, хорошо это или плохо, нас учили в России другому. Иногда предлагали выписать витамины или магнезию, но я была негативно к этому настроена и просто поглощала по 0,5 кг фруктов в день. Сама я потребовала в середине беременности для себя выписать противоварикозные колготки для беременных. Поверив на слово, что у меня варикоз (хотя он и не сильно выражен), мне подмахнули рецепт.

Отдельный разговор о ценах на беременность и роды. В Москве такие колготки стоят около 25$, мне выдали же в аптеке бесплатно 2 пары по 100 долларов. Предварительно промерив все параметры мох ног, предложив на выбор около 15 расцветок колготок, извинились, что не могут сразу выполнить заказ. Через 3 дня пришел и заказ. Я немного переживала, увидев цену колготок (100$): почему я их сама не купила, ведь в самых страшных снах я не носила колготок по 100 $. Но позже выяснилось, что страховка оплачивает и это. О, это колготки - я их называла скафандрики - вползаешь в них, как в капсулу, ногу стягивают мертвой хваткой, но надо отдать должное, вены удержались на прежних позициях.

Кстати, моя страховка оплатила все походы к врачу, мои колготки и сами роды. Платить придется только за телефонные разговоры из палаты и за кормежку мужа, который присутствовал на родах. Теоретически роды стоят от 8 до 13 тысяч швейцарских франков, но ваша обязательная страховка все покрывает. Это около 100$ в месяц. Так что можно сказать, что мы накололи швейцарскую страховку. Нормальная швейцарка платит добросовестно всю жизнь обязательную страховку, потом планирует сами роды годам к 35-40, переходит на более дорогую полу- или на приватную страховку, которая, кстати говоря, дает только больший набор услуг сервисного характера (одноместная палата, банный халатик, тапочки в палате и т.д.) Таким образом, теоретически за всю жизнь швейцарка выплачивает страховке всю стоимость своих родов. Но тут приехала русская, и все опошлила: я жила в Швейцарии до родов ровно 10 месяцев. Так что физически я не успела выплатить и десятой доли стоимости родов.

Врач занималась моими УЗИ, мочой и кровью, а от знакомых я узнала, что можно сходить на лекцию при госпитале для беременных. Медицинский аспект лекции интересовал меня мало, но было любопытно, как тут у них рожают в плане бытовых условий. Муж сопротивлялся, идти не хотел, опасался, что окажется среди швейцарских баб одиноким посланником противоположного пола. Ошибочка вышла, на повестку оказалось, что они там все кучковались по парам. Пошли вдвоем, посмотрели кучу фильмов, получили в подарок портфельчик "МАМА", с кучей рекламы, но и рядом полезных вещей - как-то CD с классикой для малыша, фотопленкой, кучей скидок, детской косметикой, напитками для беременных, а также набором открыток, которые отсылаешь и получаешь новые подарки и т.д. А эту игру с подарками я до сих пор играю. Да второй подобный чемодан с подарками я получила дома, кто-то из соседей сообщил тут в одну организацию о моей беременности, и мне на дом пришла дама с презентами и разъяснениями, подписала на кучу печатных изданий, пообещала прийти со вторым чемоданом на 4 месяце после родов.

В программу лекции также входило послелекционное обсуждение с напитками, правда, учитывая наше положенее, безалкогольными, канапешками, фруктами и сандвичами. Также на лекции мы записались на экскурсию в само отделение, где мне предстояло рожать. Вы будете удивляться, но я за 1,5 месяца до родов была в подобной палате той, что я рожала, где нам рассказали, показали, что можно ожидать и на что можно рассчитывать, как-то - акупунктура, перидуральная анестезия, условия родов, само место родов и т.д. Могу сказать, что психологически это помогает, часть страхов и тревожных ожиданий остаются позади.

Рожать можно по выбору в любом близлежащем госпитале, частном, государственном, а также в так называемом Доме аиста, где ты рожаешь только с акушерками, без врача, но зато условия почти приближаются к домашним можно жить с мужем, детьми, как дома. Но что-то мне не хотелось рожать без врача. Будучи врачом анестезиологом-реаниматологом, мне казалось это довольно рискованных предприятием. И собралась я рожать в госпитале, в котором я на 7 месяце беременности получила место, но слишком поздно, или рано, с какой стороны посмотреть. Не рассчитывала я, что этот процесс так быстро произойдет. Можно было начать работать или раньше, или после родов. Но в Швейцарии есть законе о защите материнства, который запрещает тебе работать за 1 месяц до родов и 3 месяца после родов. Так что на первый 3-хмесячеый контракт я не вписывалась. Зато весь персонал госпиталя знал эту мою душещипательную историю с получением работы.

Теперь переходим к самому Процессу. Теперь, по прошествии 2 месяцев можно писать об этом более-менее спокойно. Процесс длился около 54 часов! Начиналось все мирно и умилительно. Не ожидав подвоха, так как беременность протекла без происшествий, ночью, за 3 недели до предполагаемого срока родов, у меня начали отходить воды. Внутренний голос, не отягощенный энцефалопатией беременных и обученный в Московском Медицинском Стоматологоическом институте, говорила мне, что это околоплодные воды. Другая часть меня, скованная просто страхом за здоровье ребенка и страхом боли, сомневалась, не рано ли, а вдруг ошибка. Но схваток то не было!!! Как потом оказалось - зря.

Я разбудила мужа и попросила позвонить в госпиталь, как учили всевозможные методички, высылаемые Вам перед родами. В России нас строго настрого учат, что ребенок после отхождения вод должен быть рожден в течение 12 часов, поэтому мамаша должна скорее ехать в больницу, чтоб скорехонько родить. Как бы не так! Нам по телефону посоветовали подождать еще 45 минут, понаблюдать за собой. Я хоть и врач, но это меня повергло в недоумение, - а что наблюдать? Можно подумать, что я могла в 28 лет впасть в маразм и утратить контроль над мочеиспусканием! Иначе, как можно было объяснить то, что из меня выливалось без моего контроля! Ладно, после 2 звонка договорились, что мы едем, часа в 4 ночи. Чемодан был заранее собран, машину прогревать не нужно. Муж был спокоен, что передавалась и мне. Где-то на середине пути началось подобие схваток - какая-то ноющая боль в пояснице. Я вдохновилась: скоро встреча с малышом, как меня учили дома в институте! Ни тут то было.

Приехали, нас встретила покойная и собранная акушерка, осмотрела меня, взяла анализы и ... отправили с мужем гулять на улицу, в парк, куда угодно. Это меня насторожило. А рожать?! А отпущенные 12 часов? Позже я не раз высказывала свои сомнения и демонстрировала свои познания в акушерстве, но они никого не волновали. Здесь была другая наука. Схватки усиливались, но как-то вяло. Я шутила с акушерками, они странно смотрели на меня и не спешили. Потом я поняла, что, когда я перестала шутить, это и был знак, что я зарожала, а пока они ждали. Врачей я видела раза 2-3, остальное время ты проводишь с акушерками. Роль врачей - пожать ручку, представиться, сказать, что встретимся мы позже, ах да, они в самом конце зашивали разрывы. Как я хочу тут так работать.

Потом нас проводили в палату, где было все необходимое для родов и жизни. В ней я провела 2, 5 дня, чувствуя себя достаточно комфортно. Тут были стол со стульями, кровать, на которой и рожаешь, и отдыхаешь, туалет с душем, заранее заготовленная стеклянная кроватка на колесиках для ребенка, шар-мяч, на котором отдыхаешь во время схваток, телефон и т.д. Да, проблему телефонных разговоров они решают радикально. Для каждой пациентки есть магнитная карточка, которая вставляется в телефон, что есть у каждой кровати, когда тебя переводят в послеродовое отделение, то просто переносят с тобой карточку в новый аппарат. Официально запрещено пользоваться мобильным телефоном, но почти все полулегально "забывают" об этом.

Все это, конечно, хорошо, но я не рожала. Я прошла через руки 8 (!!!) смен акушерок. Начиная с 4 смены, каждая говорила, что теперь-то точно я рожу с ними. Увы! Я мой воспаленный медицинский мозг работал в направлении, обратном родам: а как же ребенок. Воды то отходят. Нас успокаивали, что воды постоянно вырабатываются далее, что ребенка постоянно контролируют. Меня периодически подключали к аппарату, который прослушивает сердцебиение плода, мерили мою температуру, брали на бактериальный анализ изливающиеся околоплодные воды. Слава Богу, все было нормально. Раз 8 за 2,5 дня мы ходили с мужем гулять, что умиляло меня, когда я вспоминала полу тюремные условия содержания рожениц и родильниц московских роддомов. Пару раз муж уезжал домой по делам, меня выпускали гулять с довольно сильными схватками саму, предлагали ходить по этажам, чем я и занималась. Я готова была и на луну слетать, лишь бы скорее родить. Но деточка не спешила расставаться с мамой.

Асептика и антисептика здесь - понятия довольно условные по сравнению с русскими. В палате можно было находиться в тех же ботиночках, в которых ты гуляешь, но во мне еще сидел русский врач. Я для себя мысленно разделила палату на чистую зону и грязную, и самостоятельно поддерживала границу, то есть переодевалась в одном месте, там же хранила чемодан и куртку, а на кровати возлегала в домашнем халатике. До самого конца муж был рядом со мной в самой обычной цивильной одежде, без всяких там масок и шапочек. Просто во время родов мне как-то без суеты надели чистую рубашку, ну, пожалуй, когда меня зашивали, врач была в маске и шапочке. Да, и, конечно, одноразовый инструмент. А так - полная демократия для микробов.

Мне пришлось провести в госпитале 3 ночи. Первую, вернее ее остаток, мы с мужем гуляли по госпиталю, по городу, потом я заспешила в палату рожать, но не удалось. Вечером на фоне бесконечных схваток, но, увы, слабых, мне укололи наркотик и благословили спать. Кстати, муж все ночи и роды был со мной. Никто слова против не сказал. Наоборот, если бы я рожала одна, на нас бы посмотрели косо.

По правде сказать, в начале я была категорически против совместных родов. Пару раз в студенческие годы я обозревала это зрелище со всех точек, эстетики процесса я не обнаружила. Но как-то само собой получилось, что он был рядом и рожал со мной. Могу сказать, что это очень помогает и дает силы. Особенно если учесть, что к концу родов я забыла не то, что немецкий язык, я утратила дар русской речи от этой нестерпимой боли! Он, так сказать, был переводчиком. Когда боль была самой нетерпимой, я мысленно формулировала по-русски и немецкие, то, что я хотела сказать персоналу, но адская боль перехватывала дыхание, тогда муж озвучивал краски.

Так вот, во вторую ночь мужу прикатили отдельную кровать. Нужно заметить, что его постоянно кормили со мной, когда он был в госпитале во время приемов еды. Еще и спрашивали о наших предпочтениях. Разумеется, не бесплатно. Об этом предупреждают сразу.

Тогда он спал рядом, иногда держал меня за руку. Но были и курьезы. Помню, проснулась я на высоте одной схватке, ухватилась за его руку, а он сладко засопел и перевернулся на другой бок. Обидно было и смешно. Хочется повозмущаться, а боль не дает возможность высказать все.

Реклама

Утром мне сказали, что вот сегодня - то я рожу точно. И стали мной "заниматься". Оговорюсь, что, будучи анестезиологом, проведя кучу перидуральных анестезий лично, возможность постановки перидурального катетера я отмела сразу по приезду в госпиталь. Я для себя решила, что риск осложнений от анестезии превышает риск терпения боли. Еще одно заблуждение. В конце концов, пришлось делать перидуралку.

Я всю жизнь считала себя очень терпеливой. Но боль, действительно сильная, просто адская. Не хочу никого пугать, но если Вы еще не родили, не читайте дальше. На второй день мною занимались вплотную. Мне ставили иголки несколько раз, меня просили гулять, ходить по лестницам, мне делали массаж ступней, живота, с эфирными маслами и без. Надо отдать должное персоналу, процесс родов они стараются облагородить и скрасить. Нам с мужем периодически поддерживали романтическую атмосферу - зажигали 3-4 свечки, поддерживали полумрак и оставляли нас наедине. Потом в бой пошла "тяжелая" артиллерия - мне выдали свечки со стимулирующим роды лекарством. Схватки особо не усилились, но были регулярными и достаточно изнуряющими. Каждая акушерка пыталась поддержать во мне боевой дух и обнадеживала, что я вот-вот рожу. Но после обследования шейка матки все еще была нераскрытой. Как мне объяснили, она раскрывалась, но на схватке кольцо шейки парадоксально сжималось и не давало шейке раскрыться. Так прошел день - в борьбе за усиление схваток и раскрытие шейки матки. Тут подкралась уже ночь, схватки стали более сильными и болезненными. Меня спросили, если у меня особые пожелания, как я хочу рожать. Я этого никак не ожидала и спросила, что это могло бы быть? Объяснили, что у них рожают в любой позиции, одна дама даже на бегу, ребенка поймали акушерки в полете. То есть тебя абсолютно не насилуют в плане - "тужься, не футболь ребенка" и т.д. и т.п. На тот момент мне было легче в позиции на корточках, что пока еще было смешно и стыдно для меня. Все та де кровать, на которой я прохлаждалась все предыдущие дни моделируется под любую позицию и желание.

Дальше наступила ночь, но шейка не раскрывалась. Схватки были уже такой ужасной силы, что я крутилась, как юла в постели. Сил уже не было, но я все равно старалась выложиться, чтоб это скорее закончилось. В перерыве между схватками я засыпала, муж с акушеркой переходили на шепот, через 5-10 минут просыпалась, орала, перекручивалась на четвереньки, тужилась, когда схватка отпускала, я плюхалась на спину и мгновенно засыпала. Перед госпиталем я твердо решила, что кричать не буду - не эстетично и не профессионально. Как бы не так. Боль такая адская, что орешь как-то рефлекторно, об эстетике забываешь. Да что эстетика, акушерки учат, как дышать с криком, как без. Моя тогдашняя акушерка сказала, что никогда не видела столь энергичной дамы, так решительно я крутилась в постели.

Я то хоть спала в перерывах, но муж смотрел на это рядом, пытаясь хоть чем-то помочь. А чем? Только морально и одобряющим взглядом. Хотя помню, что и ему досталось. В один момент, продрав глаза среди своего ора, я увидела, что он держим руки в карманах. Ну я ему немногое, но сказала, много не успела - снова схватка.

Далее в бой пошла наитяжелейшая артиллерия. Поставили внутривенно стимуляцию, но долго извинялись. Я думала, что у меня уже страшные схватки. Но это был детский лепет. Тут началась просто дикая, адская, звериная боль. Тело разрывало на куски и казалось, что это уже никогда не кончится. Ужас наводила мысль, что этот процесс нельзя уже повернуть вспять. Мышцы всех групп_ сокращались каждая отдельно, меня начало трясти от боли крупная дрожь. Правда, муж затрясся тоже от сострадания, хотя его уж нельзя точно отнести к робкому десятку. Вот тут тебя охватывает отчаяние. Перерыва между схватками уже не было, была одна боль, мне кажется, что я отключилась, предварительно, попрощавшись с жизнью и всплакнув о ребенке.

Позже муж говорил, что вот теперь ему уже было все равно, кто родится, мальчик, или девочка, лишь бы родился и здоровый после всего.

Персонал засуетился. Видимо, что-то их насторожило. Мне повторно предложили перидуралку. Я согласилась. Пошли спрашивать разрешения у мужа. Я слышу разговор, хочу крикнуть ему, что все в порядке, пусть соглашается, лишь бы скорее поставили катетер, так как он знал о моем негативном отношении к ней, но сил уже нет. Я только смогла скомандовать, чтоб до прихода анестезиолога отключили капельницу. Тут сработала врачебная закалка. Акушерки послушались.

Могу сказать, что анестезиолог сработала очень профессионально и спокойно, не смотря на мои наводящие - проверяющие вопросы. Мы часто говорим, что нет ничего страшнее, чем лечить медика. Я это тогда тоже осознавала. Сделав свое дело, врач ушла. Я знала, что у перидуральных катетеров есть недостатки - они перекручиваются, выскакивают, их пережимают крепящим пластырем, но я не думала, что это случится и на мне. Казалось, что за границей уж точно работают профессионалы. Врач ушла, а у меня отключился перидуральный катетер, после того, как меня перекладывали. Причем, я еще хотела сказать, чтоб следили за катетером, но боль помешала. В итоге после схватки пришлось еще ремонтировать систему катетеров и фильтров самой. Кто не знает - катер располагается на спине, фильтр и порт для введения анестетика на плече, у тебя схватки, и ты скрючен. Вот в таком положении я еще восстанавливала работу катетера, лишь бы не прекратилось действие анестетика и не пришлось бы ждать, пока снова придет коллега.

Реклама

Нам перидуралке я ожила - боль ушла, и случилось чудо! К 7 утра раскрылась шейка матки. Но, рожать то оказалось, надо без перидуралки, и мое облегчение выключили. Но тут проснулось, я уже не знаю, какое дыхание. Наверное, десятое. Я орала, но вдохновеннее, так как уже просто нестерпимо хотелось все это закончить. А у них началась пересменок. Картина маслом: я лежу, ору, муж держит за руку. 4 спины стоят, и я слышу немецкую речь, как рассказывают мою историю родов другой смене. Я хочу крикнуть, типа, я рожаю, но кричу что-то нераздельное. Женя уже тоже был без сил, но его выразительный взгляд в сторону акушерок заставил их двигаться. И тут началось шоу. Кровать перемоделировали, сделали какие-то ступеньки, мои ноги почему-то забросили на плечи, наконец появившейся врачу и акушерке. Мне заявили, что уже прорезалась головка, что видны волосики, не хочу ли я их потрогать? У меня глаза уже не то, что на лбу, а на затылке, а мне волосики пощупать.

Сумасшедшие люди. Я отвергла эту мысль. За следующие 40 минут мне комментировали превращения ребенка. Наконец, оно родилось. И тут случилось самое смешное - среди колец пуповины я первая увидела самый настоящий член, как оказалось, не дочки, а сына. Когда я обратилась к мужу с вопросом - "Мальчик?", он как то отрешенно кивнул головой. Ему уже было все равно, как оказалось позже. На фоне этого полушока-полурадости Жене предложили поучаствовать в следующем акте шоу - перерезать пуповину. Мы к этому не были готовы. Женя как-то вяло отреагировал - мол, если надо перерезать, я перережу, типа помогу бестолковым женщинам. Мы не поняли тогда ничего, а здесь придают большое значение этому акту. Здесь ребенка не моют, а прямо чумазенького от смазки, завернутого в полотенце кладут маме на грудь. Считается, что первый день не стоит ее смывать, так как смазка обладает тоже защитными свойствами. Я стала разговаривать с ним. Сейчас имеет место быть теория, что ребенок не должен кричать, а просто дышать. Вот и мой не орал, а кряхтел по-деловому, пока открывал глаза и осматривал окружающий мир, пока его перекладывали. Между делом родилась плацента, и мне предложили ее осмотреть и забрать. Я скромно отказалась. Это тоже какой-то местный ритуал, в который я не посвящена.

В это время наш папа куда-то исчез. Оказалось, он обзванивал за дверью счастливых бабушек и дедушку, но при этом, еще не знал самых "важных" подробностей - вес и рост.

Рожать в Швейцарии

Далее началась просто другая жизнь. Еще 2 часа мы с Олежкой провели в палате, где я успела принять душ, а он поспать. Потом нас перевели на другой этаж, и мне можно было лично перекатить его кроватку на колесиках. Первую ночь постоянно предлагала свои услуги медсестра, если будут трудности. Это было очень кстати, так как не знаешь, нормально это или нет, если ребенок чихает, как он должен плакать, спать и т.д. В каждой палате есть все необходимой для мамы - одноразовое нижнее белье, прокладки. На пеленальном столике можно найти все для детей - памперсы, одежду, тальк, крем, даже фен для сушки кожи в складочках.

В палате нас было сначала двое с одной македонянкой. Иногда мне казалось, что в Македонии не осталось жителей, а все приехали навестить бедную девочку в наш госпиталь - посетители шли, как в Мавзолей. Потом к нам добавилась одна швейцарка. Ее телефон постоянно разрывался от поздравлений. Так что я не долежала 1 день и попросилась выписаться. Препятствовать не стали.

Но это уже другая история.