Содержание:


Вы знаете, сколько времени проводит ваш ребенок 9-12 лет в телефоне, в планшете, за компьютером? Новое исследование психолога Катерины Мурашовой (по ее словам — ненаучное) дает нам эти цифры. Какие результаты компьютерного времени у детей строгих родителей и родителей-пофигистов? Надо ли ограничивать ребенка в пользовании гаджетами?

Разрешать ли ребенку гаджеты: три типа родителей

Представляю уважаемым читателям результаты моего очередного "эксперимента на детях". Впрочем, участвовали в нем не только дети, но и подростки. Да и не эксперимент это на самом деле, а скорее исследование, да и не исследование вовсе, а "исследование", потому что ни о какой научной строгости, точности и достоверности в моем случае говорить не приходится.

С этими оговорками представляю вам — гипотезу, методику, результаты. Судите сами, но мне кажется, интересно.

Тема, любимая родителями и журналистами, — "Дети и гаджеты". Когда-то давно я провела очень этически неоднозначный эксперимент по встрече детей и подростков с самими собой. Так на эту мою изначальную тематику — "встретиться с самим собой" — никто из многочисленных журналистских и педагогических инстанций, которые потом мои результаты обсуждали, даже и внимания не обратил. Все почему-то говорили именно про гаджеты, хотя они в том эксперименте занимали вовсе не ведущее место.

Здесь ведущее место — у позиции родителей, но и сами гаджеты имеют место быть. Теперь — к сути.

К содержанию

Разрешать ли ребенку гаджеты: три типа родителей

В исследовании участвовали три группы семей. Разделялись они мною на группы по позиции родителей в отношении компьютеров-гаджетов для ребенка (подростка). Родители о сути исследования не знали ни-че-го. То есть сначала я их как бы невзначай опрашивала: а какая у вас позиция по вопросу компьютеров-гаджетов в отношении вашего конкретного чада?

Они отвечали, и все ответы легко делились на три типа.

  1. Мы четко контролируем использование компьютера и гаджета. Нашему сыну разрешено играть в компьютер: полтора часа — в будний день, и по воскресеньям — три часа. Интернета и игр в телефоне у него нет. (Сами понимаете, сроки и их распределение по дням могли быть любыми, главное — четкость позиции и ее понятность для ребенка или подростка.) Ребенок подтверждает: да, родители придерживаются именно такой позиции, и она ими соблюдается.
  2. Сроки у нас (у большинства) как бы обозначены, но четко контролировать их у нас не получается, мы находимся в состоянии непрерывной борьбы: положи телефон, почитай книгу, не будешь слушаться — отберу гаджет, еще одна двойка — и компьютера ты лишишься, и т.д. Иногда смартфон реально отбирают, компьютер ставят под пароль, потом все это, разумеется, возвращается, и начинается новый виток борьбы. Ребенок подтверждает: да, всё именно так, постоянно боремся с переменным успехом. Тем не менее вопрос: ну сколько приблизительно в среднем за день ваш ребенок в гаджетах и инете? Ответ записываю. Практически все родители этой второй группы считают, что им надо бы перейти в первую группу. Но в реальности им все время что-то мешает.
  3. Использование компьютера и гаджетов родителями не контролируется вовсе. Вполне себе идеологически или просто лень. "Мы (а особенно наши дети) живем в компьютерную эру, гаджеты — естественная часть жизни, поэтому как использует, так и использует"; "Если я с ним еще и из-за этого буду сражаться, так у нас вообще положительных коммуникаций не останется, хватит мне его школы"; "Да все равно ничего не выйдет, не стоит и заморачиваться". Перейти в какую-нибудь другую группу эти родители и не помышляют. Ребенок подтверждает: да, использование им смартфона и компьютера родители никак не контролируют (что, разумеется, не отменяет их других требований — по учебе, касательно помощи по хозяйству и т.д.). Вопрос к родителям: сколько приблизительно времени в день ваш ребенок проводит в виртуальных играх и прочем? Ответ записываю.

В первой группе у меня набралось девятнадцать семей, во второй — двадцать три, а в третьей — всего шесть (я всё понимаю, но их больше просто не было и взять неоткуда!).

По возрасту детей — от 9 до 12 лет; в исследование брала тех, которые казались смышлеными, способными концентрироваться, и, конечно, тех, с которыми у меня установился хороший контакт (многие дети видели и знали меня раньше). Понятно, что никакие хикикомори сюда попасть не могли просто по условию исследования: я сознательно взяла благополучные семьи и тот возраст, где родительский контроль еще актуален.

Дальше я сказала, что мне нужно отдельно поговорить с ребенком. Родители охотно согласились. Детей же я попросила о следующем: каждый день в течение недели они должны на бумажке (предпочтительно) или в самом гаджете (для третьей группы) записывать каждый раз, сколько они пользовались компьютерами и гаджетами в РЕАЛЬНОСТИ (пусть это, допустим, будет пять записей в день — три раза по пятнадцать минут и два раза по часу), и желательно (но необязательно) некую сопроводиловку — где происходило дело и что конкретно делали. По истечении недели — позвонить мне (желательно) или написать.

Родителям (и вообще никому) ничего не говорить, это наша с ними тайна, все это нужно для науки, результаты будут опубликованы, их прочтет очень много людей (полсотни тысяч я им гарантировала), никаких имен я нигде не назову, после опубликования результатов родителям и всем прочим можно будет всё рассказать.

Это было в октябре. Через два месяца мы эксперимент повторили — еще неделя (декабрь). Третий раунд — неделя в феврале. Таким образом, по каждой семье у меня три результата.

Дети и гаджеты: как правильно?

К содержанию

Дети и гаджеты: как правильно?

Моя рабочая гипотеза была такая: самый конструктивный подход — первый, и именно в нем будут минимальное "зависание" в гаджетах и минимальные расхождения заявленного родителями и реального. Когда правила известны, разумны и понятны, их обычно соблюдают.

Ага. Сейчас.

Именно в этой группе расхождения с реальностью оказались максимальными. Например, родителями заявлено: пять часов в неделю. Ребенок по своим подсчетам: двадцать два часа. Откуда берется? Играл на переменах с другом. После уроков на продленке. Однажды на ночь утащил-таки смартфон вместе с зарядкой, до четырех часов играл и общался с приятелем под одеялом. За некоторые секретные услуги на три часа дал свой планшет старший брат. Мама замоталась с младшей сестрой и забыла вовремя выключить компьютер. Сказал, что нужно сделать презентацию по географии, скачал ее за пять минут, еще три часа сидел в контакте, переключаясь на вращающийся глобус каждый раз, когда у двери возникали шаги. Играл у бабушки почти целый день, договорились маме не говорить.

Однако моральный "компьютерный" климат в первой и второй группе отличается кардинально. Дети из первой группы чувствуют, что это они виноваты, нарушая известный режим. Дети во второй группе осознают себя постоянно обманутыми борцами за правду и справедливость: "Я эту двойку уже почти исправил, я же уже с учительницей договорился, чего же она...!"

Моральный "компьютерный" климат в третьей группе по понятным причинам — 36,6.

Средняя температура по больнице интересует? Сейчас.

Первая группа. Заявлено контролирующими родителями: в среднем дети проводят в инете 7 часов в неделю. Сообщения детей из этой группы — 21,7 часа.

Вторая группа. Заявлено борющимися родителями: в среднем дети проводят в интернете 11,5 часов в неделю. Сообщения детей из этой группы — 24,3 часа.

Третья группа. Заявлено родителями-пофигистами: в среднем дети проводят в интернете 25 часов в неделю. Сообщения детей из этой группы — 23,7 часа.

Вам нравится? Мне тоже.

Выводы предоставляю сделать уважаемым читателям.

Еще информация, которой считаю нужным поделиться. От октября к февралю реальное пользование интернетом возрастает во всех трех группах (особенно сильно — во второй). Объяснения этому не знаю. Предполагаю: 1) постепенный уход от летнего реального мира зимой; 2) нарастание усталости от учебных нагрузок, потребность в сбрасывании "зеленых крокодильчиков"; 3) развитие коммуникации — в новом году появились новые друзья, и виртуальное общение с ними постепенно нарастает.

Что делают? Первая группа — преимущественно играют и серфят. Вторая — играют и общаются, серфят значительно меньше. Третья — преимущественно серфят, на втором месте — общение. Играют меньше всех. То есть для третьей группы всё это — скорее путешествие в новый мир и новые встречи. Для первой — преимущественно игра. Для второй — приключение и возможность пообщаться с теми, кто тебя понимает.

Еще из забавного: практически все дети (из всех трех групп) лояльны (во всяком случае, на словах) к "компьютерной политике" своих родителей. "Да, нормально, я всегда знаю, когда мне будет можно поиграть"; "Да, конечно, я злюсь, но, если у меня не отбирать, так я так и буду там сидеть, а это неправильно"; "Да, разумеется, какой смысл нас контролировать, если родители сами там все время сидят".