Содержание:


И у интровертов бывает своя компания. Иногда несколько друзей ребенка-интроверта полностью его устраивают, и такая тихая дружба может продолжаться годами. А иногда интересы друзей меняются, и с интровертом больше не хотят общаться, считая его скучным и непопулярным. Держаться ли за старых друзей, которые больше и не друзья вовсе, или остаться одному и искать новых?

Стоит ли притворяться общительным?

Все мы встречали общительных, обаятельных ребят, которые могут войти в комнату, полную незнакомых людей, и через час выйти, обзаведясь двумя или тремя "лучшими друзьями". Таких ребят, да и взрослых, считают идеалом, мол, на них должны равняться все. Но для большинства интровертов противоестественно без всякой причины затевать разговор с незнакомым человеком. Мы предпочитаем иметь немного близких друзей, а не несколько десятков знакомых.

К содержанию

Стоит ли притворяться общительным?

Люси из кожи вон лезла, чтобы стать общительной. В школе она дружила с компанией ровесниц, разделявших ее интересы (чтение и биология). Девочки были совсем на нее не похожи, и Люси порой их не понимала. Они делали вместе всё: учились, посещали вечеринки. Люси присоединялась к ним, но ей больше нравилось, когда они шли к кому-нибудь домой или общались один на один — разговаривали и мечтали.

Несмотря на различия, девочка не сомневалась в подругах. Ее тихая натура добавляла разнообразия в их общение, так как именно Люси зачастую направляла разговоры в более глубокое, философское русло.

И все же, когда Люси исполнилось четырнадцать, она почувствовала, что ей нужно больше времени проводить одной, и в обеденный перерыв стала уходить в библиотеку. Девочка никогда не определяла себя как интроверта и даже не знала такого слова, просто она устала постоянно веселиться и болтать. И теперь, обедая в тишине и одиночестве, она испытывала огромное облегчение.

Но однажды она возвращалась из библиотеки в класс и в коридоре столкнулась со своими подругами. В их компании было девять девочек, и одна вышла вперед. "Нам нужно поговорить", — серьезно произнесла она и повела Люси на школьный двор. Девочки расселись в кружок.

"Почему ты нас игнорируешь? — прямо спросили подруги. — Нехорошо вот так уходить в обеденный перерыв и не общаться с нами! А когда мы идем за тобой в библиотеку, ты не хочешь разговаривать! Мы же твои друзья. Мы не заслуживаем такого обращения!"

Слова прозвучали как гром среди ясного неба. Люси поняла, что ее подруги абсолютно правы: она бывала с ними слишком резкой. Ей не нравилось, когда ее отрывали от чтения, и она действительно могла отказаться разговаривать с ними в библиотеке. Но ей вовсе не хотелось никого расстраивать. И вот теперь девять ее подруг сидели и смотрели на нее, и кое-кто даже сердито.

"Я просто хотела побыть одна, — объяснила Люси. — Я вас не игнорирую, и простите, если показалась вам грубой".

Тогда одна девочка перечислила правила, которые Люси должна соблюдать, если хочет остаться в их компании. Во-первых, они всегда должны обедать вместе. Во-вторых, когда Люси собирается в библиотеку, она должна предупреждать подруг.

Так Люси поняла, что не все девочки были ее настоящими подругами. Со временем ее отношения с четырьмя девочками из этой компании совсем разладились, но с пятью другими, которые поддержали ее, лишь укрепились. Они даже стали специально звать ее, когда затевали важное обсуждение. "Давайте послушаем, что скажет Люси", — говорили они, привлекая к ней всеобщее внимание. Люси больше не нужно было прятаться, объясняться и притворяться кем-то другим.

Друзья или враги?

К содержанию

Друзья или враги?

У Джорджии случилась еще более удручающая ссора с подругами, которых она считала "лучшими". С самого детского сада ей внушали, что она должна чаще "подавать голос". Со временем такие комментарии становились все обиднее. Джорджия никогда не считала себя робкой или застенчивой, но все учителя и сверстники постоянно твердили об этом, и она решила, что это важная составляющая ее личности. Причем не лучшая. Может, с ней что-то не так? У Джорджии было много других качеств: она дружелюбна, любит спорт... Но почему все твердят лишь о том, какая она тихая? Наверное, ей чего-то не хватает.

В шестом классе она стала ездить в школу в компании девочек, с которыми дружила много лет. Ей нравилось, что они все вместе постоянно дурачились и веселились, но в средней школе разговоры приняли другой оборот. Девочки принялись язвить, ехидничали, что она слушает "неправильную" музыку, да и одевается не так; на первое место вдруг вышла необходимость быть крутыми и популярными.

Джорджию это застигло врасплох. Когда ей стали названивать домой с глупыми шутками, она сразу поняла, чьих это рук дело. Подруги всё отрицали, но Джорджия им не верила. "Оказалось, никакие они мне не подруги, — вспоминает она. — Но больше у меня никого не было, а одной оставаться не хотелось".

К сожалению, подобные отношения, когда одна сторона издевается и унижает другую, в средней школе распространены, и особенно среди девочек. Конечно, бывают и исключения, и сейчас я обобщаю, но мальчики обычно преодолевают разногласия, устраивая драки или соревнуясь на футбольном поле. А девчонки часто прибегают к психологической агрессии.


Дети-интроверты часто переживают, что не смогут завести новых друзей, поэтому цепко держатся даже за те отношения, в которых их унижают. Боясь неизвестности, они нередко остаются частью группы, подтачивающей их уверенность в себе, рассуждая, что плохой друг лучше никакого.

Порвать отношения с подлыми "друзьями", которые помыкают тобой, совсем не просто. Но Джорджия нашла в себе силы так поступить. Сначала она не хотела терять подруг и продолжала сидеть с ними за обедом, хотя те все время издевались над ней. Но в конце шестого класса она решила: с нее хватит! И разорвала с ними всякое общение.

Поначалу ей казалось, что завести новых подруг нереально. Весь класс разделился на закрытые группки, и, отказавшись от своих якобы "подруг", Джорджия осталась одна. В седьмом классе на естествознании ее посадили рядом с девочкой по имени Шейла. Они были не очень хорошо знакомы и поначалу мало разговаривали. Однажды Шейла рассмеялась над словами учителя, и Джорджия почему-то тоже начала смеяться. Вскоре они уже не могли остановиться. Учитель сделал им замечание, но Джорджия даже обрадовалась. Впервые учитель просил ее вести себя потише, а не наоборот!

С тех пор девочки стали чаще разговаривать, смеяться над своими рисунками в классе и вместе готовить лабораторные работы. Шейла познакомила Джорджию с другой одноклассницей. Они стали втроем играть в теннис и баскетбол.

"Эти девочки были не так популярны, как моя предыдущая компания, — рассказывает Джорджия. — Но я поняла, что внешнее впечатление — далеко не все, и популярность на самом деле не так важна. Я почувствовала, что меня принимают и ценят такой, какая я есть. У меня появились настоящие друзья".

Чем старше она становилась, тем больше понимала, что дружба — совсем не то, что она подразумевала под этим словом раньше. Она поняла, что интроверсия никак не мешает ей дружить. Мало того: везде, где у нее появлялись новые друзья — от теннисного корта до хореографического кружка, — ее "тихий" склад характера даже помогал ей.

Из книги "Тайная сила"