Содержание:

Реклама

Мало кто помнит, как выглядел знаменитый кутюрье Карл Лагерфельд до своего преображения в 2001 году. Зато образ с белыми волосами и в темных очках знаком даже тем, кто далек от мира моды. Этот облик родился во многом благодаря похудению Карла Лагерфельда — он страстно хотел носить вещи, которые создает, и это у него получилось.

Карл Лагерфельд

Карлу не нравится образ, который он видит в своем зеркале. "Я подумал: "Ах нет, я больше не хочу быть похожим на этого дедулю""1. Он сам себе судья и сам отчитывает себя. "Если ты хочешь продолжать делать то, что делаешь, тебе нужен новый имидж. Времена изменились, и в твоих интересах тоже поменяться, прежде чем ты превратишься в свою неудачную копию. Итак, больше не щади себя и садись на диету. Ты хочешь носить одежду, которая у тебя перед глазами, но в теперешнем виде эти вещи совершенно не будут смотреться на тебе"2.

Франсис Вебер вспоминает это щекотливое высказывание: "Карл очень поправился и страдал от этого, его неуемное кокетство от этого страдало. Он хотел выглядеть презентабельно во что бы то ни стало".

Карл Лагерфельд и доктор Удре, первая встреча

Встреча назначена на бульваре Фландрен, неподалеку от ворот Дофина, в 16-м округе Парижа. Гомеопат, фитотерапевт и диетолог Жан-Клод Удре принимает великого кутюрье в своем белом кабинете, заполненном произведениями искусства.

Карл садится напротив врача с пышными, завивающимися на концах темными усами. Первое общение проходит весело. "Он сказал мне: „Здравствуйте, доктор, я был пациентом вашего предшественника“. Я ответил: „Да, конечно. Впрочем, ваша медицинская карта сохранилась“", — рассказывает доктор Удре.

Реклама

Затем Карл Лагерфельд внимательно смотрит на него сквозь темные очки и спрашивает, знает ли он, с кем имеет дело. "Мне стало немного стыдно, на самом деле я путал его с другим человеком, который шил одежду, — признается врач. — Тогда я говорю ему: „Послушайте, я знаю, что вы — великий кутюрье, но я, по существу, вас не знаю...“".

Тем не менее Карл не обескуражен и не разочарован. Он не спеша все объясняет врачу. "Он начал мне рассказывать о своей юности, — вспоминает Удре. — Сказал, что родился в Северной Германии, что его мать была человеком интересным, с богатым воображением, но одновременно была очень строгой и в детстве обращалась с ним как со взрослым. Потом рассказал мне, почему приехал в Париж... По истечении получаса он спросил меня: „А вы, кто вы такой?“ Тогда я сделал то же самое, я минут десять рассказывал ему о своей жизни".

Карл Лагерфельд прерывает встречу. Он желает подумать, прежде чем принять решение. Врач удивлен этим визитом, похожим скорее на дружескую беседу, чем на консультацию. "Умный, опытный, а значит, недоверчивый. Он понимал, что необходимо взаимное расположение и доверие к человеку, которому, возможно, придется лечить его", — объясняет Жан-Клод Удре.

Диета Карля Лагерфельда

Спустя несколько дней новая встреча на бульваре Фландрен. На этот раз Карл открывает доктору причины, подтолкнувшие его прийти на консультацию. У него неважное самочувствие, и он считает себя слишком толстым: "У меня впечатление, что душа великого парижского кутюрье обитает в теле провинциального нотариуса". И заключает: "Я хотел бы, чтобы вы привели мой внешний вид в соответствие с тем, кем я являюсь на самом деле"3.

Карл Лагерфельд в 90-е
Карл Лагерфельд в 90-е

Специалист доводит до его сведения, что ему придется пройти "пищевую переориентацию". Ему нужно будет сбросить сорок кило. Но для начала достаточно будет десяти, сообщает Удре. "Я, разумеется, объясняю, что нужно делать, а также чего не нужно. Все это докучает ему, и он просит меня зайти к его поварам и самому все им объяснить".

1 ноября 2000 года Карл Лагерфельд приступает к выполнению расписанной как по нотам пищевой программы. Его персонал записал продиктованные врачом рецепты. Конец хот-догам, блинам, сосискам. Его воля непреодолима. Он ничего не упускает. Он хочет победить во что бы то ни стало.

"Например, когда он приглашал гостей к себе на ужин, повара подавали ему его еду, тогда как другие могли у него на глазах есть блюда с соусом, фуа-гра... Он сам навязывает себе выбранный им порядок", — рассказывает Жан-Клод Удре, которому приходится даже умерить его пыл: "Он готов был умереть от голода, что было отнюдь не желательно и в чем не было никакой нужды, поступать следовало совсем по-другому".

Завтрак в 8 часов утра, обед в 13.00, ужин — в 20.00. Утром — два ломтя хлеба и половинка грейпфрута. Вечером — зеленая фасоль и яйца вкрутую. Несколько натуральных пищевых добавок. Случается, что он жует и выплевывает печенье... "Это позволяет ощутить вкус, не добавляя калорий". Три раза в неделю — упражнения для развития мускулатуры в течение четверти часа. Он по возможности избегает поездок и не ест в городе.

Реклама

Как Карл Лагерфельд похудел на 40 кг и сменил образ

В таком ритме программа великолепно выполняет свою функцию. В восторге он посылает записочки доктору Удре в стиле "Я похудел еще на столько-то". За год и один месяц он теряет сорок три килограмма, это даже слишком много. Одни, разумеется, говорят, что он болен, другие, что он прибег к липосакции. Он же, которому ненавистна сама мысль об операции, не обращает внимания на пересуды. Ему нравится говорить, что он превратился в вешалку.

"Для нас, журналистов, было приятнее снимать его таким, — заявляет Вивиана Блассель, журналистка, пишущая о моде. — Он ощущал себя в ладах с самим собой. Чувствовалось, что он здоров, счастлив, это ему очень шло".

Карл Лагерфельд отказывается от свободного японского стиля и пробует комбинации одежды и аксессуаров, которые позволяет ему носить его утонченный силуэт. "Что приводило его в радостное настроение, — уточняет Удре, — так это когда он видел, что худеет, что может носить какую-то одежду, которую его ассистенты, на тридцать лет моложе его, не могли надеть на себя". Однажды Карл является на консультацию в одном из своих знаменитых приталенных пиджаков от Эди Слимана, нового креативного директора Дома Dior. Он ликует: "Вы видите, что на мне надето?" — вспоминает его врач.

Кажется, что в его душе снова разгорелось пламя. Венсан Дарре тоже свидетельствует об этом: "Вдруг он меняет свою жизнь, начинает снова появляться на праздниках и ужинах". У него новая компания, это друзья Эди Слимана. Карл окружает себя молодежью, устраивает у себя дома вечеринки, дарит рисунок Жану-Клоду Удре, на котором он изображен толстым, потом худым, подписав его: "Спасибо, доктор".

Карл Лагерфельд дефилирует, как манекенщик, в конце своих показов и раздает рецепты, позволившие ему невероятно преобразиться. Этот последний штрих, о котором все говорят, приводит его в восторг. Он служит ему для того, чтобы скрывать свою серьезность. "Мне совсем не хочется выглядеть тем, кто я есть, это ужасно скучно, это претенциозно", — признается он.

Отныне его руки скрывает новый аксессуар — кожаные митенки. Годы как будто не имеют никакой власти над его телом. Каждое утро он проводит время между абсолютно белыми спальней, ванной и гардеробной, целыми часами заново создает то, что называет своей марионеткой. Кремы, баллон сухого шампуня, катоган, черные очки, белая рубашка с жестким воротничком, приталенный пиджак, кольца, броши, зеркало. Неизменный ритуал уничтожения времени и ежедневное созидание брони, защищающей от безжалостного мира, которому он снова с легким сердцем может смело смотреть в лицо.

Тайные нити связывают марионетку с историей, которая намного старше, с его собственной историей. В самом деле, он обращается со своей личностью так же, как не переставал обращаться с брендами. Поэтому его наряд включает в себя самые важные предметы его арсенала: темные очки, которые он носит с середины 60-х годов, катоган и припудренные волосы, как в XVIII веке, высокие и жесткие воротники, вызывающие в памяти фигуры, приводившие в восхищение его мать, — Вальтера Ратенау и графа Кесслера, но также одновременно вечно модный и винтажный шик Жака де Башера.

Кутюрье охотно принимает эту концепцию: его герой не начинается с нуля, он — последствие эволюции. В сущности, его внешность выдает едва заметную и неизменную верность тем временам, которые он никогда не забывал.

1 Pepita Dupont, "Karl Lagerfeld: Le plus coûteux, ce sont toutes les crèmes que j’achète pour que ma peau ne ressemble pas au plissé d’une robe de Fortuny" (Пепита Дюпон "Карл Лагерфельд: Дороже всего кремы, которые я покупаю для того, чтобы моя кожа не напоминала плиссе от платья "Fortuny"), Paris Match, 21 ноября 2002 г.
2 Jean-Claude Houdret, Karl Lagerfeld, Le Meilleur des régimes (Жан-Клод Удре, Карл Лагерфельд "Самая лучшая из диет"), "Robert Laffont", 2002 г.
3 Un jour, un destin: Karl Lagerfeld, être et paraître (Один день, одна судьба: Карл Лагерфельд, быть и казаться), фильм из документального цикла Лорана Делаусса, режиссер Лоран Аллен-Карон, продюсер "Magnéto Presse", France 2, 19 февраля 2017 г.