Содержание:


Черты характера, способности, интеллект и даже некоторые психические состояния, такие как шизофрения, передаются детям от родителей посредством воспитания — правильного или не очень. Это доказывает в своей книге "Дело не в генах" британский психолог Оливер Джеймс. Плохая новость: мы сами растим агрессивных детей, генетика здесь не при чем. Новость хорошая: стиль родительского поведения можно изменить, и вслед за нами изменится и ребенок.

Ужасные дети — в четырех поколениях одной семьи

К содержанию

Ужасные дети — в четырех поколениях одной семьи

В начале XX в. одна мать считает свою новорожденную дочь некрасивой. Чтобы скрыть ее некрасивость от взоров гостей — и собственного — она часто прикрывает ее лицо накидкой. Мать, выросшая в скромной семье и вышедшая замуж за представителя верхних слоев среднего класса, боится социального унижения.

Позже она говорит своей "некрасивой" дочери, что та не найдет себе мужа, и жалуется в дневнике: "Что я сделала не так, что моя дочка не имеет успеха в обществе и не располагает к себе?".

Десятки лет спустя в старости дочь напишет о себе: "Грустная правда в том, что, признаюсь, я жила и продолжаю жить в мире воображения, я не выношу реальность". На реальный мир набросили накидку.

Предполагаемая некрасивость младенца (девочка родилась недоношенной, с маленьким весом) является проекцией чувства неполноценности и социальной непривлекательности самой матери. Это тот случай, когда ребенку приписывают нежелательные ощущения родителя, перенося на внешность ребенка собственную социальную непривлекательность ("Я в порядке, ты — нет").

В 1940-х дочь сама становится матерью. В свою очередь она пишет, что одна из ее дочек "была невозможна. Она кричала и орала, пока не получала того, чего хотела. Она шумела и не контролировала себя с рождения и до подросткового возраста". Женщина пишет об этой девочке так, как будто та мучила и тиранила ее. Мать считает, что проблема в девочке.

В 1970-х у "невозможной" дочери рождается собственная дочь. Позже женщина напишет, что дочка ненасытна, постоянно кричала в младенческом возрасте и была "очень трудным" ребенком и подростком. Как и ее предшественницы по материнской линии, мать считает, что причина сложного характера в самой девочке и не связана с тем, как она обращалась с ней.

В 2013 г. эта "девочка" написала мне по электронной почте письмо о своей семилетней дочери. Та ужасно капризна, не переносит попыток матери следить за ее нарядами, питанием, своевременным посещением школы (если ребенок вообще ходит в школу). Ежедневные приступы гнева похожи на детские истерики, во время которых девочка царапает и бьет мать. Дочь тиранит маму, говорит ей, где встать, нападает на нее с заднего сиденья автомобиля, отказываясь идти в школу пешком.

Четыре матери одна за другой страдали от собственных дочерей, трое из которых были маленькими тиранами. История повторялась из поколения в поколение по материнской линии. С помощью какого механизма она передавалась?

Причина плохого поведения детей

К содержанию

Причина плохого поведения детей: генетика или воспитание?

До того как появились результаты проекта "Геном человека", у нас были бы основания предполагать, что каждая из дочерей рождалась с генетическим кодом, отвечающим за предрасположенность к трудному характеру. Люди с определенной последовательностью ДНК страдают генетическими заболеваниями вроде синдрома Дауна, и, согласно этой теории, то же самое относилось бы к плохому характеру.

Но данная модель была полностью дискредитирована: практически никто из ученых больше не верит, что существуют особые гены, отвечающие за интеллект, личностные качества или, как в нашем случае, поведенческие проблемы детей.

Насколько не вызывает сомнений тот факт, что варианты генов не являются причиной плохого поведения, настолько же очевидна важность воспитания. Проводилось множество исследований, в рамках которых ученые наблюдали за детьми с первых лет до взросления и которые показали, что поведенческие проблемы, такие как непослушание и агрессия, уходят корнями в воспитание в детстве.

Отсутствие родительского тепла, враждебность и раздражение в любом возрасте делает ребенка более склонным к агрессии. Исследования доказывают, что трудные дети чаще имеют родителей, которые пытались применять к ним "силовые" методы.

Их постоянные придирки, капание на мозги — "Перестань", "Я сказал, перестань", "Я СКАЗАЛ, ПЕРЕСТАНЬ" — переходят в крик. Далее может наступить кульминация в форме физического насилия, которое, как доказано, напрямую вызывает агрессию в детстве и насилие во взрослом состоянии независимо от генов.

Короче говоря, существуют неопровержимые доказательства, что агрессивные дети с деструктивными склонностями получили эти качества в результате непреднамеренного воспитания. Их родители слишком часто полностью теряют контроль, краснеют от злости и становятся эмоционально несдержанными, как ребенок, которого они пытаются воспитывать. С большинством из нас, если не со всеми, иногда случается подобное, однако у некоторых родителей такое поведение входит в обыкновение и повторяется все чаще.

Мамы и папы ведут себя так, потому что — сюрприз! — у них самих были родители, неспособные к "авторитетному", взрослому воспитанию. Столкнувшись с нормальным избытком чувств и самовыражением маленького ребенка, они начинают реагировать с агрессией, потому что сами пережили истерики и приступы гнева родителей (у которых было то же самое, и так из поколения в поколение). Отчасти это простое подражание, отчасти — идентификация и отчасти — травма вследствие плохого обращения, когда родители кричали на них и регулярно теряли самоконтроль.

Вышеупомянутый пример матерей и дочерей, записывавших свои переживания, показал: с матерями плохо обращались в детстве, и теперь им казалось, что дочери плохо обращаются с ними. И правда, дочери действительно были трудными. Но матери не могли понять, что сами провоцировали их на агрессию, придираясь, срываясь и наказывая физически.

К содержанию

Что такое домашний терроризм

Последняя мать (моя пациентка, которую я назову здесь Эми), когда я впервые спросил, какое у нее было детство, ответила: "Ужасное", — и разрыдалась. Ее мама не могла настроиться на маленькую дочку, как это случалось и в предыдущие поколения. Эми же была сложным младенцем, она много плакала и казалась матери ненасытной. Это факт определил последующий ход событий.

Мать Эми была "злой", "не терпящей возражений", она била Эми с раннего возраста. В магазине мать могла поднять руку на дочь, когда та хотела купить брюки, а не платье, стыдя Эми при посторонних.

Однажды мать устроила истерику и каталась по полу, как ребенок, потому что дочь не собрала чемодан. Помешанная на контроле мать устраивала ссоры из-за таких вещей, как порядок, выбор еды и т.п.

Поведение матери Эми является формой так называемого домашнего терроризма. Свойственное агрессивным супругам или родителям, оно означает использование любого случая как средства внушения страха жертве с помощью ярости и угроз физического насилия. Домашний терроризм передавался из поколения в поколение от первой матери, а возможно, и от ее предков.

Неплохая спортсменка в юности и перфекционистка, мать во всем требовала от Эми высоких результатов. Она никогда не говорила, что неправа, и видела мир только черно-белым, без оттенков.

Эми она изображала ущербным ребенком, с которым что-то не так. Бывало, Эми, с ужасом ожидая, что ее объявят психически больной и отправят в больницу, сидела на лестнице и слушала, как ее мать обсуждает с отцом, в чем же дело. Тот терпеливо внимал жене (мужа она тоже терроризировала). Все детство Эми представляло собой сплошную безвыходную ситуацию.

Что такое домашний терроризм

К содержанию

Счастливый конец?

Благодаря нашей работе моя пациентка смогла прервать семейную традицию эмоционального насилия. Ей было крайне сложно "поверить в невозможное": что ее мать действительно плохо обращалась с ней, что на самом деле это не ее вина и что у нее нет никаких врожденных дефектов, которыми можно было бы оправдать такое обращение.

Время от времени она начинала беспокоиться, что я сочту ее сумасшедшей или плохой и вызову людей в белых халатах. Я посоветовал ей посмотреть сериал "Клан Сопрано", в котором сыну, Тони, очень трудно поверить, что его мать была готова почти на все, чтобы добиться собственных целей за его счет.

От других подобных историй случай Эми отличало то, что она пришла ко мне, зная, что у нее было несчастливое детство. Обычно мы бываем преданы родителям, плохо обращающимся с нами. Важно, что в результате нашей работы у Эми в основном прекратились приступы гнева по отношению к ее дочери, и у той прекратились ежедневные истерики.

В течение следующего года количество и сила приступов гнева у ее дочери снизились. Ее дочь сильно переменилась в очень важных аспектах жизни: она начала получать удовольствие от общения со сверстниками и хорошо учиться в школе. Шансы велики, что когда эта девочка сама станет матерью, если у нее будет дочь, она передаст ей более позитивный набор качеств с помощью мягкого воспитания.