Содержание:

Наш "Boeing 737-800", совершая второй круг над столицей Австрии, покачивая крылом, заходил на посадку. Встречный солнечный ветер раскачивал железную птицу так сильно, словно мы находились не в самолёте, а в утлом судёнышке во время шторма.

Замковая гора и другие достопримечательности Граца

Мир с высоты облаков выглядел нереальным! Ровные квадраты полей (от тёмно-бурого до ярко-изумрудного) расчерчены, словно по линейке; полукружья кварталов Вены, расходящиеся от центра к окраинам и напоминающие амфитеатр... Австрийский перфекционизм — налицо! Голубоватые, с ртутным отливом, прожилки рек; хребты и впадины горных массивов, бредущих друг за другом, словно стадо огромных слонов...

Мы — в Европе! Кажется, что воздух и небо здесь — другие, а солнце светит иначе...

Таможня даёт добро, и мы с подругой следуем за разноязычной пёстрой толпой пассажиров.

Чувствуем себя незваными гостями среди туземцев: немецкая речь вперемешку с итальянской, французской, английской... Непонятные указатели и значки. Где-то здесь, в этой гудящей многоликой толпе нас должны встречать друзья, но как найти их в этой невообразимой толчее?

И тут я замечаю, что из-за разделительной стойки нам усиленно машут и улыбаются знакомые лица. Уф-ф, наконец-то! Машка бежит к нам с букетом заграничных, но очень красивых цветов, бесцеремонно чмокает в щёку. Лукас вручает по коробке конфет.

— Guten Tag!

— Девчонки, как я рада!

Первые впечатления от Австрии

К содержанию

Первые впечатления от Австрии

Новенькая "Ауди", сверкая серебристым боком, радушно распахивает двери. Напряжение и волнение постепенно сходят на нет. Лукас уверенно ведет машину, невзирая на крутые повороты и приличную скорость. Мимо нас проносятся небольшие деревушки, засеянные поля, автозаправки... Впереди, затмевая солнце, встают горы.

Неожиданно появились одноногие колоссы. Они так быстро вращали своими мощными руками-лопастями, что казалось — вот-вот сойдут с места и отправятся в путь.

Татьяна, не мешкая, полезла в сумочку за фотоаппаратом:

— Маш, что это такое?

— Это ветрогенераторы, вырабатывающие электричество. Австрия одной из первых перешла на выработку энергии от ветра. Австрия — государство экономное!

— Класс! — восхитилась Татьяна и нажала "пуск" на фотоаппарате.

Мы быстро пролетели пару километров, оставив позади ветряных гигантов, как вдруг шоссе неожиданно нырнуло в раскрытую пасть скалы.

Тоннель оказался настолько длинным, что мне подумалось: останемся в этом иллюзорном мире навсегда! Навстречу нам, ослепляя фарами, неслись автомобили; справа и слева мерцали сотни огней, высвечивая высокие полукруглые своды тоннеля. Казалось, мы находимся не в чреве горы, а летим ночью по освещённой трассе родной Самары... Невероятно красиво!

— Этот тоннель — около четырёх километров по протяжённости, — пояснила Машка. — Правда, красиво? Такие тоннели в Австрии — обычное дело! Дороги прокладывают напрямик, через скалы. Сколько здесь труда человеческого — сложно себе представить!..

На нас, с большой скоростью, надвигался ослепительный свет — тоннель закончился, мы выскочили на свежий воздух. Дорога пошла под уклон, справа показался указатель. "Murau" — прочла вслух Татьяна.

— Мы с Лукасом забыли кое-что купить. Подождите нас, пожалуйста, пять минут.

Небольшой продуктовый павильон гостеприимно раздвинул стеклянные объятия и пропустил Машку с Лукасом вовнутрь.

— Смотри, — Татьяна толкнула меня в бок, — что это?

— Где?

Невдалеке от магазина, плотно прижимаясь друг к другу зелёными боками, стояло несколько высоких контейнеров.

— Papier, "бумага" значит, — прочла Татьяна.

— Glas — "стекло", — добавила я.

— Обрати внимание, в радиусе десяти километров — ни единой бумажки!

— Обратила... А у нас в городе возле мусорных баков народ ещё одну свалку организует, — констатирует Татьяна факт.

— Не скучали? — Машка и Лукас возвращаются с аппетитно пахнущими, судя по всему, свежими батонами хлеба. — Мы почти дома!

Мягко шурша шинами автомобиля, осторожно въезжаем в небольшой городок. Татьяна снова достаёт фотоаппарат. Одно- и двухэтажные дома. Стриженые газоны. Цветники и живая изгородь из кустарников. И практически полное отсутствие заборов! А на заднем плане, на фоне синего неба — пики Альп в ослепительно-белых шапках снега.

Мы выходим из машины: отовсюду веет тишиной, покоем и чистотой, доходящей до педантизма. Людей на улицах города практически нет, и этот феномен будет удивлять нас с Татьяной на протяжении всего путешествия по Австрии. По сравнению с Россией, эта страна показалась нам чуть ли не необитаемым островом, исключая несколько крупных городов, в которых пришлось побывать.

Австрийская кухня, торт Захер и тыквенное масло

К содержанию

Австрийская кухня, торт "Захер" и тыквенное масло

Множественная родня Лукаса разглядывала нас с неподдельным интересом и улыбалась — мы с Татьяной явно не вписывались в местный колорит! Машка давно здесь стала своей, закоренелой австриячкой.

Вначале она лишилась шпилек (неудобно по горам лазить!) и, как все, перешла на удобную обувь — кроссовки и туфли без каблука. Потом Маша перестала краситься, разве что чуть-чуть, и то по поводу. А ещё подруга лишилась привычного гардероба: кофточек со стразами и пайетками; шапок из натурального меха, которые в Австрии запрещены официально. Машкин гардероб от этого ничего не потерял. Наоборот!

Натуральные ткани, натуральная косметика, натуральные продукты... Забегая вперёд, скажу, что таких стильных, но простых в исполнении вещей из натурального волокна я давно не встречала!

А сыр? Пробовали ли вы хоть однажды австрийский сыр? Крепкий и упругий с виду, но такой нежный на вкус и тающий во рту, словно сахар!

А тыквенное масло? О-о-о, это лучшее масло в мире! Если полить этим маслом настоящий пломбир (повторюсь — "настоящий") и вкушать, смакуя, небольшими порциями, то этот неповторимый вкус будет преследовать вас всю оставшуюся жизнь!

Однажды в родном городе, в супермаркете, я встретила масло с этикеткой "Тыквенное". Купила, опробовала и зареклась делать это впредь — масло, увы, оказалось дешёвой подделкой.

А знакомы ли вы со знаменитыми австрийскими сосисками? Они настолько вкусны и ароматны, что можно легко сбиться со счёта, вкушая их где-нибудь в уютном кафе или прямо на брусчатой улочке Вены.

А мороженое? Морковное, ореховое, тыквенное, ванильное... Вкуснота необыкновенная!

Я несколько отвлеклась... Так вот, мы сидим за накрытым столом, в окружении родственников Лукаса, а Машка выступает переводчиком. Скажу прямо, переводчик из неё — никудышный! Машке хочется потрещать с нами об общих знакомых, узнать новости о друзьях, но ей приходится вертеть своей красивой головкой направо и налево, чтобы удовлетворить любопытство обеих сторон.

— Правда ли, что в России всегда холодно?

— Правда ли, что Крымский мост запустили в эксплуатацию?

На столе столько еды, что, кажется — не съесть за неделю! Суп с кнедлями, картофельный салат по-тирольски, венский шницель, капустный штрудель, мясо по-штирийски.

Австрийская кухня — высококалорийна, с большим перевесом в сторону мясных и хлебобулочных изделий. Впрочем, некоторые блюда из овощей — просто пальчики оближешь! Например, тыквенный суп или салат из красной фасоли с тунцом. Не пробовали? Очень рекомендую!

На столе джин, шнапс и виски конкурируют с русской водкой и армянским коньяком, привезённым Татьяной.

А порции в тарелках? Боже! Никогда и нигде я не видела таких порций, рассчитанных, пожалуй, на Добрыню Никитича и Илью Муромца! Каждая порция — раза в три-четыре больше той, к которой привык желудок в российском общепите или кафе.

— Я сегодня умру, — произносит Татьяна, еле шевеля губами и промокая их салфеткой.

— Я тоже...

— Вы ещё десерт не пробовали! — смеётся Машка. — Знаете, девочки, в Австрии везде такие порции. Я тоже не могу к ним привыкнуть.

— А почему так?

— Потому что Австрия — страна горная, а чтобы лазать по горам, нужны силы. Вы в этом сами скоро убедитесь.

Как показал опыт, Машка говорила правду.

— Лукас, а что тебе нравится из русской кухни?

— М-м-м, — Лукас на мгновение мечтательно прикрыл глаза. — Обожаю вашу "рыбу под шубой" и блины. Только селёдку в Австрии практически не достать. Если удастся привезти из командировки, то Маша обязательно приготовит такую закуску.

На десерт принесли торт "Захер" и мороженое с тыквенным маслом, и ещё какие-то булочки, посыпанные сахарной пудрой, и ещё... ой, всего не перечесть! Что интересно, упомянутый торт "Захер", оказывается, был приготовлен хозяйкой по типичному рецепту, а вот оригинальный рецепт — строжайшая тайна семьи Захер, проживающей в Вене. Говорят, в праздники эта семья каждый день выпускает до 2000 и более экземпляров вкуснейшего торта и отправляет заказчикам по всему миру. Торт обладает волшебным вкусом: нежная горечь шоколада вкупе с привкусом абрикоса... Непередаваемые ощущения!

— Отдыхайте, девочки, — говорит Машка, расстилая нам с Татьяной кровати в гостевой комнате. — Завтра поедем смотреть Австрию!

Мы с Татьяной падаем в постель, насквозь пропахшую лавандой, и засыпаем мгновенно.


К содержанию

Замковая гора и другие достопримечательности Граца

Утро радует нас (не в пример вчерашней) тихой погодой, ясным, в обрамлении лёгких облаков, небом. Поехали! Мы крадёмся по улочкам городка, и снова — ни единой души! Даже как-то скучновато...

Как оказалось, основное кредо при строительстве домов в Австрии — комфорт, лаконичность, добротность. Ничего вычурного, кричащего. Эти же качества присущи и интерьеру. Дома городка очень похожи друг на друга, как братья: тёмные крыши, пастельных тонов стены.

Лишь один из них, при выезде из города, выделялся своей неординарностью: яркая черепичная крыша, розовые стены, рюши на шторах, пышные кусты роз на клумбе.

— Этот дом предназначен для мужчин, страждущих утех, — пояснила Маша.

— Услуги стоят очень дорого, — улыбается Лукас, — и только состоятельные, в основном холостые мужчины могут себе позволить.

Мы с Татьяной переглянулись и опустили очи долу...

До города Грац пути — около часа. Ландшафт радует глаз: залитые солнцем зелёные лужайки, а на них, точно нарисованные, стада овец. Вдоль дороги и по склонам гор — огромные реликтовые сосны. Дороги — в изумительном состоянии! Ни трещинки, ни выбоины, ни складочки...Оно и понятно: содержать дороги в России, при суровом климате и огромных расстояниях, намного сложнее, чем в компактной Австрии.

В город Грац мы с Татьяной влюбились с первого взгляда. Оказалось, название "Грац" происходит от словенского слова "gradec" — "замок". Мы бродили по его мощёным улочкам, и нам казалось, что попали в сказку! Красные черепичные крыши домов — на фоне голубого неба, яркая зелень газонов, Замковая гора... Здесь непременно должна жить Белоснежка и семь гномов!

Лукас сказал, что на эту достопримечательность — Замковую гору — можно подняться на лифте и оттуда взглянуть на город с высоты. Мы с радостью согласились. Перед нами распахнулись двери кассы, которая находилась буквально под скалой. Лукас купил билеты, и мы, со скоростью черепахи, поползли на лифте вверх.

Вид сверху оказался великолепен! Шпиль церкви Святого Сердца, базилика Девы Марии, Грацкий собор, старинные особняки... Грац ещё долго не отпускал, держа в своей власти наши с Татьяной сердца.

— На завтра планы такие: по лестнице поднимемся на седьмое небо. Я не шучу! А потом пообедаем в приличном ресторане.

— Мы же только что — с небес! Опять в небо? — ошарашенно спрашивает Татьяна.

— О, такого вы ещё не видели и вряд ли когда увидите! — заверил Лукас. — Одевайтесь, пожалуйста, теплее.

Гора Пирамиденкогель и башня в небо

К содержанию

Гора Пирамиденкогель и башня в небо

"Ауди", скрипя колёсами, поднимала нас всё выше и выше в горы, и мне показалось, что автомобилю это не доставляло особого удовольствия. У меня вдруг появилась неприятная тошнота, дышать стало трудно; окружающий пейзаж больше не радовал глаз. Мы все как-то разом примолкли.

— Мне на грудь будто плиту каменную положили, — шепнула Татьяна.

— А у меня сердце колотится, словно я только что вышла из сауны.

— Что интересного может быть на такой высокой горе? — я старалась выдвинуть хоть какое-то предположение. — Старинный замок? Памятник героям Австрии?

Но оказалось, я была далека от истины, как никогда. Машина вдруг резко взяла вправо, и нашему взгляду предстало удивительное сооружение! Словно инопланетяне приземлились на самую высокую точку горы Пирамиденкогель и поставили здесь лестницу в небо! Смотровая башня напоминала и спираль, и витую лестницу одновременно.

— Мы что, полезем наверх? — испуганно спросила Татьяна.

— Обязательно! — Машка развеселилась.

— Я — пас! — воскликнула подруга.

— Вы потом ещё спасибо скажете, — заверила Машка.

— Как-нибудь без меня, — поддержала я Татьяну. — Это безумно страшно!

— Всё будет хорошо! Это снизу кажется, что страшно. Здесь даже с маленькими детьми приезжают на экскурсию.

И в этот момент, будто в подтверждение Машкиных слов, из дверей башни вышла супружеская пара с двумя детьми. Одному карапузу на вид, было лет пять, второго малыша (примерно двух лет) папа нёс на руках.

Стеклянный лифт поднимал нас выше и выше, под самые облака, на высоту 100 метров. Перед глазами замелькали металлические конструкции, склоны гор, море зелёных сосен, голубая гладь озёр. Я зажмурила от страха глаза и открыла их только тогда, когда лифт остановился.

— Всё, приехали!

— Башня Пирамиденкогель построена на вершине 851-метровой возвышенности, — сказал Лукас. — Прибавьте ещё сто метров, высоту самой башни, и получится...

Мы вышли на смотровую площадку — и небо раскрыло нам свои объятья! Налетевший откуда-то ветер только усилил впечатление, заставив на время забыть о земном притяжении и ощутить чувство полёта.

— Как чудесно! — посиневшими губами прошептала Татьяна.

— Ну, что я вам говорила? Ещё благодарить будете! — рассмеялась Машка и поправила съехавший от порыва ветра шёлковый платок.


К содержанию

Австрийские термы

И всё же если бы вопрос встал ребром — "ради чего вы бы ещё раз побывали в Австрии?" — мы с Татьяной долго бы не раздумывали... Ответ прозвучал бы так: "Ради термальных источников!".

Бассейны с водопадами, ванны с подводным гидромассажем, "шведский стол", сауны на любой вкус, купание на свежем воздухе — всё это оставляет в душе фейерверк положительных эмоций, послевкусие, восторженные воспоминания!

— Лукас взял билет в термы на пять часов, — сообщила Машка на следующий день.

— Вы с ума сошли! — хором возмутились мы с Татьяной. — Чем мы будем заниматься целых пять часов?

— Девочки, что такое — пять часов? В хорошей компании, да ещё в термальных водах, время пролетит незаметно!

Оказалось, пять часов — это пшик, глупость, вздор, безделица. Как же Машка оказалась права и в этот раз!

Мы перепробовали все сауны, которые находились на территории комплекса, а именно: ароматическую, музыкальную, со световыми эффектами и даже... русскую! Сауна по-русски оказалась самой жаркой.

В прозрачной тени будуаров отдыхали семьями: родители, дети, бабушки и дедушки. Кто-то купался, кто-то спал, кто-то слушал музыку или читал книгу.

— Сюда приезжают на несколько дней, — пояснила Маша. — Снять напряжение, расслабиться, набраться приятных впечатлений.

Мужчины в полном расцвете сил, дамочки "бальзаковского возраста", старики далеко "за", детишки и тинейджеры — кого здесь только не было! Нежно-голубая вода влекла, манила, услаждала душу и тело.

— Девочки, поплыли на улицу! — скомандовал Лукас.

Мы с Татьяной переглянулись:

— Разве такое возможно?

Следуя за Лукасом по каналу, наполненному тёплой водой, и преодолев небольшой барьер из полупрозрачной мишуры-перегородки, мы вдруг оказались на улице! Лукас выбрался из воды и с криком "за мной!", побежал вперёд по асфальтированной площадке, смешно шлёпая мокрыми ногами.

Над Австрией опустилась прохладная весенняя ночь... По периметру всего участка, который можно было охватить взглядом, зажглись факелы. В их колеблющемся свете проступали очертания клумб с экзотичными цветами, небольшие ёлочки, стриженые кустарники. Лукас пробежал несколько метров и с разбегу плюхнулся в джакузи, поднимая сноп искр. Искры в свете живого огня засверкали, точно бриллианты.

— Ух ты! — у меня захватило дух от увиденной картины.

— Побежали? — выдохнула Татьяна.

Я взглянула ей в лицо — в зрачках плясали то ли огни факела, то ли весёлые чертенята.

— Хо-хо-лодно, — неуверенно возразила я. На улице, как мы узнали позже, термометры показывали всего плюс два.

— Бежим! — крикнула я Татьяне, и мы рванули к ближайшему бассейну с горячей (37, 9 градуса) водой.

В этот миг, плавно вальсируя, на землю полетели хлопья снега. И эта ночь, и этот контраст температур, и огонь, бликами отражающийся в воде, создавали потрясающее зрелище! Лёгкая завеса тумана, поднимающегося над водой, делала эту картину слегка размытой, создавая ощущение нереальности происходящего.

Австрийские термы

К содержанию

Впечатления от Вены

За неделю пребывания в Австрии где мы только не побывали! Поднимались высоко в горы, чтобы насладиться супчиком с блинами и вкуснейшим пивом в частном кафе — хютте, расположенном бог знает на какой высоте. Спускались к Зелёному озеру, чистота вод которого могла бы соперничать с озером Байкал. Любовались нежными цветами эрики... А в сосновом бору смогли на короткое мгновение лицезреть благородного изящного оленя, который совершенно не боялся человека!

Свежий воздух, чистая вода, забота о природе — не это ли оставило в наших сердцах такой отчётливый след?

— Девочки, завтра — последние гастроли. Повезём вас на экскурсию в Вену.

Конечно, Вена нас впечатлила. Памятники архитектуры, музеи... Мы с Татьяной только и успевали поворачиваться направо и налево, чтобы ничего не упустить из виду. Ах, дворцовая площадь! Конные экипажи, кучера в ливреях. Бутики с драгоценностями и дорогими аксессуарами. Одна только сумочка стоит столько, что захватывает дух! Смокинги и бальные платья, национальная одежда, портсигары, сувениры на любой вкус. Японцы, итальянцы, китайцы, французы... Все одеты скромно, удобно, но со вкусом.

Что это?.. Нет, не может быть! Откуда-то издалека до нас доносится:

— Людк, а Людк! Смотри, какое платье... Блин, а цена! Мама дорогая...

Мы с Татьяной останавливаемся как вкопанные. Людку с подругой видно издалека: одна из них — высокая и стройная, вторая — пампушка приятной наружности. Обе — на шпильках, в полном боевом раскрасе — помада, тени, румяна. Обе обвешаны бижутерией, как две новогодние ёлки. Вы ж мои дорогие!.. Сердце защемило так, словно я встретила родных сестричек. Россия! Смешна, привлекательна, неповторима, самобытна и так прекрасна!

Активно жестикулируя и громко обсуждая цены на товар, девчонки прошли мимо, обдав нас таким количеством парфюмерии, что её хватило бы на дюжину представительниц прекрасного пола.

— М-да, — с философским выражением лица вздохнула Татьяна. — Чё-то я домой захотела.

— Мы ещё не всё посмотрели, — сказал Лукас и сделал широкий жест рукой.

Мы побывали у памятника великому Моцарту, посетили здание Венской оперы, впечатлились Венской ратушей — грандиозным сооружением 19 века... Но более всего поразил наше воображение кафедральный собор Святого Стефана, выстроенный в готическом стиле.

Задрав головы вверх, мы восхищались талантом мастеров, легковесными, ажурными формами, мощью и размахом собора. Кафедральный собор — одно из самых высоких зданий Европы — 137 метров! Именно поэтому мы вдруг почувствовали себя ничтожно-маленькими, бренными, немощными...

— Ну что, девочки... Лёгкого взлёта и мягкой вам посадки! — Машка на прощание чмокнула нас с Татьяной. — Прилетайте в гости следующим летом... Если, конечно, вам у нас понравилось.

— Очень понравилось! Спасибо Лукас! Машенька, спасибо! Теперь лучше вы к нам.

— Я люблю Россию, — Лукас прикладывает ладони к груди. — Обязательно прилетим с Машей в гости. "Рыбу под шубой" приготовите?

— Конечно, Лукас!