Реклама

Реклама

Я всегда была настроена на кормление грудью. Даже и сомнений не возникало: я буду кормить! Этот настрой помог мне пережить и лактостаз, и кризис, и атаки заботливых советчиков (ночной перерыв, у тебя мало молока, мыть грудь с мылом и т.д.).

Но вот сыну исполнился год, и все чаще стала появляться мысль: а как же заканчивать? Я отнюдь не отношу себя к адептам кормления до школы. Я просто устала.

Ночью Кирюша дергался к груди каждый час, причем не засыпал умиротворенно, и хныкал, вертелся, снова сосал и снова вертелся. Я вставала разбитая. Он плохо ел, я тоже перекусывала на ходу и корила себя, что ребенок не получает полноценного питания. Играть и общаться полноценно не получалось, сын в самый неподходящий момент вспоминал, что нужно пососать, после чего иногда засыпал, сбивая с трудом установленный режим. Укладывать на ночь приходилось с боем и часовыми "перекусами".

Кроме того, у Кирюши появилась "милая" манера теребить грудь во время кормления, отвинчивать сосок другой груди, и вообще, относиться к ней как к собственности. Я человек по натуре независимый, и такие проявления, пусть даже со стороны любимого ребенка, меня откровенно раздражали, не говоря уже о страхе за свое здоровье. Запретить не получалось, он начинал рыдать с переходом в истерику (у нас с рождения гипервозбудимость).

В довершение всего, во время кормления у меня начинала болеть голова и "тянуть" грудь. Да, и очень надоело предохраняться презервативами, я не могла дождаться перехода к любимым таблеткам.

Но как отлучать от груди? Варианты с горчицей я не признавала, убеждать дите, что "сися заболела" казалось бредом. Не давать грудь категорически… так бы он и согласился!

И очень кстати оказалась сессия в университете, восстановление после "академки". Я провела подготовку. Во-первых, раз в неделю с Кирюшей спала одна из бабушек. Оказалось, что сын прекрасно спит всю ночь, и не вспоминая о груди. Я никогда не смешивала понятия "мама" и "сися", после полугода не говорила о груди "кушать, еда". Кушают детки кашку, пюре, супчик. Грудь - это временно, хорошо, но временно, внушала я себе.

В день, когда Кирюше исполнился год и три месяца, я уехала в другой город. Отложить поездку возможности не было, да и желания тоже. Я в последний раз покормила его, он вздремнул у груди... через три часа я уже сидела в поезде.

К утру меня можно было доить. Я попробовала сцеживаться, но как вычерпать океан? Промучившись день и испугавшись мастита, я проконсультировалась с врачом, и начала принимать "Норколут". Спустя неделю молока почти не было.

"Орал?!" - сочувственно спрашивают меня знакомые, узнав о нашем экстренном отлучении. Ни капельки! Кирюша оставался на попечении моей мамы. Она, конечно, волновалась, как он перенесет разлуку. Так вот, он и не вспомнил о "пропавшей" груди!

Через несколько ночей у него, наконец, появился ритуал засыпания, ночью он почти не просыпается. Так, хныкнет пару раз - прижмешь к себе, погладишь, и дальше спит. Кирилл стал отлично кушать, только спросишь: "Кушать хочешь?" - энергично кивает и несется за ложкой.

Спустя два месяца ни разу не болел (как, впрочем, и за прошедший год, тьфу-тьфу). Настроение отличное, понимает массу слов, выполняет просьбы, отрастил еще три зуба. Правда, стал сильно цепляться за меня, видимо, неосознанно соскучился за месяц. Уйдешь в ванну постирать - стоит под дверью и ревет, игнорируя папу. Но это пройдет.

Куда хуже, на мой взгляд, было бы, если бы увидев меня, Кирюша орал бы: "Титки!!!" - как дочь моей коллеги, сосавшая грудь до 2,5 лет. Все хорошо в меру.

Я счастлива, что мой малыш выкормлен маминым молоком. Я счастлива, что сейчас он перешел в новую эпоху своей жизни.

Кристина Шадрина, kri-shadrina@yandex.ru.