Содержание:

Реклама

Истории влияют на нашу жизнь гораздо сильнее, чем наставления. Поэтому свои мысли о правильном ведении финансов Дэвид Бах изложил в виде повести. Героиня книги "Фактор латте" знакомится с пожилым бариста, у которого каждый день покупает кофе. Постепенно выясняется, что Зои есть чему поучиться у Генри в области ведения бюджета – девушка работает, но едва сводит концы с концами. В этот раз они почему-то беседуют не в кофейне Генри, а за столиком в Starbucks.

как накопить на пенсию

— Давай я немного расскажу о себе. Когда я открыл кафе Helena’s, а было это больше 30 лет назад, у меня в этом районе было много разных знакомых. Всех их уже нет…

— Мне жаль, — произнесла Зои, но Генри только усмехнулся.

— Нет-нет, — уточнил он. — Они не умерли. Просто переехали или больше не ведут здесь свой бизнес. Знаешь, почему я остался? Почему мой бизнес все еще приносит прибыль?

— Потому что вы продаете хороший кофе? — сказала Зои. — Нет, не только поэтому… Атмосфера? — продолжила гадать она. Генри снова усмехнулся. — Постоянные посетители, которые вас любят?

Генри улыбнулся:

— Мне очень приятно, что ты так думаешь, спасибо. Но нет. Мой бизнес все еще работает, потому что я купил здание, в котором расположено кафе.

— Вы купили здание, — повторила Зои.

— И еще то здание, которое стоит рядом, — добавил Генри. — И парочку зданий на этой улице.

Тут Зои просто потеряла дар речи. Ей совершенно точно придется пересмотреть сложившееся у нее в голове представление о чудаке-бариста.


Плати сначала себе

— В мире, по сути, есть два типа людей, Зои. Все мы каждый день тратим деньги и тем самым помогаем кому-то разбогатеть. Все вкладываются в чье-то благосостояние. Единственная разница — в чье.

Ты говорила, что снимаешь квартиру. А когда снимаешь, ты позволяешь жизни идти на самотек. Когда ты владеешь недвижимостью, то принимаешь участие в том, как развиваются события. Когда у тебя есть свой дом, твоя жизнь сосредоточена в твоих руках. Или, в моем случае, жизнь моего бизнеса.

Например, Starbucks. Когда он появился, все думали, что это какая-то ерунда и долго на плаву они не продержатся. Но они не только продержались, но и расширились, а другие кафе по соседству начали терять клиентов и стали закрываться. Все мои друзья тогда расстроились, их дела шли плохо.

Он остановился. Зои знала, что сейчас должна прозвучать ключевая фраза.

— А вы? — спросила она.

Генри улыбнулся:

— А я купил у Starbucks акции.

Она поставила кофе и уставилась на него:

— Акции Starbucks? Вы?

— Я. Пока все вокруг или ходили к ним пить кофе или бойкотировали их, я купил у этой компании акции. Взял ситуацию под контроль.

— Акции Starbucks, — повторила Зои.

— Для меня это значит следующее. Каждый раз, когда кто-то приходит сюда и покупает чашку кофе, происходят две вещи. Он арендует крошечную часть этого бизнеса. Часть, которая стоит как кружка кофе. А поскольку я владею частью Starbucks, это делает меня чуточку богаче.

Зои задумалась:

— Вы сказали, что есть два типа людей.

— Совершенно верно. Те, кто арендует, и те, кто владеет. И прелесть в том, что ты можешь выбрать, к какому типу принадлежать, и сделать это в любое время. Когда ты платишь сначала себе и откладываешь этот доллар — или десять, или двадцать пять — на покупку дома, или бизнеса, или пакета акций, или инвестируешь в свое собственное будущее каким-то еще образом, ты берешь контроль над своей жизнью. Большинство людей берут свои жизни в аренду или в долг. Плати сначала себе и настрой это автоматически, чтобы продолжать делать это, месяц за месяцем, год за годом, и владеть своей жизнью.

— Да, — отозвалась Зои. — Я думала об этом… Но где мне брать эти 25 долларов каждый день?

На что ты тратишь деньги и без чего могла бы спокойно обойтись

— Ах, вот оно что, — понял Генри. — Здесь, Зои, появляется Фактор латте. Твой кофе. Сколько он стоит? Четыре доллара?

— Четыре с половиной, — поправила Зои.

— Хорошо. Вроде совершенно пустяковая сумма, правда? Но посмотри, во что она превращается. Давай представим, что ты переводишь эти "пустяковые" четыре с половиной на сберегательный счет, который называется "Фотография". Пять дней в неделю, на протяжении года. Даже без применения каких-либо процентов через год получится около… 1200 долларов. — Генри посмотрел на Зои. — Ты помнишь, сколько стоила та фотография?

Она помнила. Ровно столько...

— Вы хотите сказать, что через год я смогу купить ту фотографию — с помощью этого латте?

— Пожалуйста, Зои, не вкладывай в мои слова того, что я не имел в виду. Я не хочу сказать, что тебе нужно перестать пить латте. Все это не о кофе. Фактор латте — это метафора. Им может стать что угодно, на что ты тратишь те деньги и без чего могла бы спокойно обойтись. Это может быть кофе, или сигареты, или конфеты, или дорогие коктейли — что угодно.

Фактор латте — это не про то, что нужно считать каждую копейку или отказывать себе во всем. Это про понимание того, что для тебя действительно важно. Это про маленькие ежедневные траты — пять, десять, двадцать долларов в день, — которые можно перенаправить на заботу о будущем. Вместо "тратить на себя" — "платить себе". Это про отказ от чего-то достаточно незначительного ради того, чтобы в будущем получить нечто большее.

Суть не в том, что ты не можешь тратить деньги. Конечно, можешь — и должна. Жизнью нужно наслаждаться. Ты можешь покупать себе все, что по-настоящему хочется: хорошую одежду, вкусный ужин, билет на концерт — до тех пор, пока "платишь сначала себе".

Зои медленно помотала головой. Она все еще смотрела на кружку с кофе в своей руке и думала о той большой великолепной фотографии на стене заведения Генри, пытаясь осмыслить связь между ними.

как научиться откладывать деньги

Как можно откладывать деньги, если еле-еле сводишь концы с концами

— Ты не могла бы, пожалуйста, описать мне свой день — любой. Например, сегодняшний? — задал вопрос Генри.

— Захожу в Helena’s за двойным латте, — тихо произнесла Зои. — Латте, который обходится мне в 1200 долларов в год.

— И все? — Он достал карандаш и что-то записал на салфетке. — Ты берешь только латте или что-нибудь еще?

— И еще маффин. Обычно морковный с изюмом либо яблочный со злаками или тот, что выглядит самым аппетитным. Все они очень вкусные, кстати.

— По 2,75, если память мне не изменяет. — Генри написал еще одну цифру на салфетке. — Мы благодарим вас за ваше постоянство. Что дальше?

Зои стала вспоминать свое утро:

— Иногда около десяти утра я иду вниз и беру свежевыжатый сок.

— Сколько он стоит?..

— Семь долларов.

— Продолжай.

— Потом обед. Начальница приносит еду из дома, но я покупаю обед в офисном кафетерии. Это еще… — Зои пыталась вспомнить, во сколько ей обычно обходится обед. — …порядка четырнадцати долларов.

Генри оглядел свои заметки:

— Послеобеденные траты?

— Нет, это все. — Зои на секунду задумалась. — А, погодите. Еще бутилированная вода. Полтора доллара.

Генри поднял брови.

— Ничего себе! — сказал он. — Дорогое удовольствие. Я тебя понял. — Он еще что-то дописал на салфетке и развернул ее, чтобы Зои могла прочесть, что там написано. — Давай посмотрим, что у нас получилось.

  • утренний латте — $4,5
  • маффин — $2,75
  • сок — $7,00
  • обед — $14,00
  • вода — $1,50
  • Итого — $29,75

— Помнишь, сколько нужно заплатить себе за первый час дня? — спросил Генри. — Тот самый, который позволит тебе выйти на пенсию с более чем тремя миллионами на счету?

— Двадцать пять долларов, — прошептала Зои.

Генри кивнул:

— Так вот, у тебя уже есть больше.

Она посмотрела на салфетку. Генри взял ее и протянул девушке.

— Не то чтобы это все настолько строго. В конце концов, тебе же нужно что-то есть. Но если, скажем, сделать маффин дома утром, взять фрукты с собой на работу… Может быть, даже брать с собой обед из дома? Если сможешь немного изменить свои привычки и перенаправить на пенсионный счет хотя бы половину этих трат, то к пенсии они накопят тебе приличное состояние.

Реклама

Как мы позволяем деньгам улетучиваться

Зои взяла салфетку и положила к себе в карман.

— Получается, я должна следить за каждой маленькой тратой? Записывать и думать, от чего можно отказаться?

Для Зои это звучало как самый страшный кошмар.

— Нет-нет-нет, — начал переубеждать Генри. — Совсем нет! Идея заключается не в том, чтобы сойти с ума, отслеживая каждый доллар, который ты где-то потратила. Запомни: ведение бюджета не работает. Суть в том, чтобы показать себе, что ты уже зарабатываешь достаточно для того, чтобы накапливать благосостояние.

Зои посмотрела на Генри.

— Вы хотите сказать, что я богаче, чем мне кажется?

— Так и есть! И это правда, Зои. Ты сейчас уже зарабатываешь достаточно, чтобы стать финансово независимой. Просто, как и большинство людей, ты позволяешь деньгам улетучиться так же быстро, как зарабатываешь их.

Мы спускаем на пустые траты то, что может стать основой для хорошего благосостояния, и даже не задумываемся об этом. Берем кофе навынос, когда можно легко приготовить его дома. Обедаем в кафе каждый день. Покупаем бутилированную воду. Подключаем пакет телеканалов, которые не смотрим, обновляем гардероб, который не успеваем снашивать, оплачиваем пени и штрафы за поздние выплаты, которых можно было бы избежать.

Все это не о том, чтобы ограничивать и истязать себя, а о том, чтобы менять свои ежедневные привычки, — постепенно, шаг за шагом. И потихоньку менять свою судьбу.

Вечером, поужинав оставшейся пиццей и свежим греческим салатом из Luigi, Зои встала у себя на кухне, посмотрела на маленькую кофемашину для приготовления эспрессо. Она почти ее не использует. А ведь может!

А на работе? Она может пить бесплатный кофе из автомата, в котором много разных кофейных напитков. Почему нет? Обед? Она подумала о стареньком ланч-боксе, который приносит Барбара, и вздохнула. Сколько сэкономит Зои, если будет приносить обед с собой? Мысли об этом ее не воодушевляли. Что ей готовить — бутерброды с арахисовой пастой?

Она закрыла попробовала представить, как готовит еду дома и каждое утро перед работой упаковывает обед в пластиковый контейнер. Берет кофе в автомате на тридцать третьем этаже. Сможет ли она "променять" свой обед, двойной латте и все остальное на вложение в будущее состояние?

Она потрясла головой, пытаясь разогнать мысли. Она вспомнила о маме, которая, улыбаясь, говорила: "Печь? Я даже с глазурью справиться не могу!". А еще голос мамы по телефону: "О, Зои, будь счастлива с тем, что у тебя уже есть".

Она поняла, что воспринимала этот разговор с Генри так, как будто пишет статью для своего журнала: пыталась увидеть сюжет, ждала кульминацию и развязку… Зои вздохнула. Все это выглядело как хорошая статья: чьи-то мысли, решения, действия — у кого-то все получилось. У кого-то, но не у нее.